Наш Создатель поддерживает нашу жизнь

В категориях: Спаси и сохрани

Г. Друммонд

 

Как-то в наших журналах были помещены ответы величайших и знаменитейших людей нашей страны на вопрос: «Стоит ли жить?» Многие считали триумфом для религии уже одно то, что величайшие умы девятнадцатого столетия занялись подобного рода вопросом. Но это совсем не так. Это было ярким доказательством крайнего язычества нашего времени. Стоит ли жить? — это все равно, что спросить; стоит ли дышать? Настоящий вопрос, согласно вышеприведенному определению жизни: стоит ли идти к Отцу?

Ясно, что при ином определении жизни — не стоит жить; жизнь тогда хуже, чем загадка, это — пытка. Если жизнь не школа, то она ужаснейшая жестокость. Здесь на земле человек постоянно встречает препятствия своим лучшим стремлениям, его чистейшие желания унижаются, разум систематически оскорбляется, дух пытливости подавляется, любовь осмеивается и надежды его называются бессмысленными. И нет никакого разрешения загадки жизни, нет ничего, чтобы поддержать душу и разум среди страшной окружающей тайны, нет даже ничего, чтобы объяснить эту душу и разум. И просто поразительно, что люди могучего ума, изучающие жизнь, чувствующие ее пафос и горечь и в то же время окруженные, благодаря своим убеждениям, подобной тьмой (я повторяю, что это непонятная тайна),— как могут ЭТИ люди, окруженные этими нерешенными проблемами, сохранять здравый рассудок и не сойти с ума?

Если жизнь — не путь к Отцу, тогда не только не стоит жить, но сама жизнь — это оскорбление для всего живого! И непонятно, как люди, с одной стороны, достаточно широко развитые, чтобы предложить себе этот вопрос, и слишком ограниченные с другой, чтобы ответить на него,— как могут они добровольно продолжать эту жизнь?

Только одно убеждение, что жизнь — это путь к Отцу, может дать поддержку жизни, и оно действительно поддерживает ее. Мы можем увидеть это на примере. Возьмем самую печальную, самую страдальческую жизнь в истории мира. Это была жизнь Иисуса Христа. Но взгляните, чем была для Него на деле эта истина? Она сделала вполне устойчивой Его жизнь среди жизненного пути, полного самых трагических испытаний.

Невыразимо трогательно видеть, как Он все более и более ищет опоры в этой истине по мере того, как Его жизнь сужается вокруг Него и как сгущаются печали и заботы. А когда приближаются последние дни, как это описывает Иоанн в незабвенных главах, с такой нежностью Он повторяет почти во всякой фразе слова: «Отец Мой!» В этих заключительных словах Его горячий порыв как-то странно смягчается, словно Он заканчивает писать письмо на корабле, когда уже на горизонте показался желанный берег!

Это единственная опора для христианина в жизни. Она дает покой его душе, работу его характеру, цель, непостижимо великую цель! Его не беспокоит мысль, что он странник здесь, что мир не вечен.

Христианин подобен искателю жемчуга, лишенному на время солнечного света и проводящему свои короткие дни среди утесов, водорослей и всяких опасностей на дне океана. Разве он хочет проводить свою жизнь так? Нет, но этого желает его Господин. Разве его жизнь на дне океана? Нет, он живет наверху, на земле. И теперь существует сообщение с поверхностью, и чистый свежий воздух приходит к нему от Господа. Не теряет ли он напрасно время на дне океана? Он собирает жемчуг для венца своего Господина! Останется ли он навсегда там? Когда последняя жемчужина будет взята, сверху будет дан сигнал: поднимайся! Тяжесть, удерживающая его внизу, приобретет дивную силу славы и вознесет к Отцу и его, и все то, что он несет с собой, все жемчужины, которые он добыл для венца своего Господина, чтобы ими украсить чело дорогого Спасителя!

Или возьмем другой пример, спортсмена, который готовится к состязанию в беге. До дня состязания еще целые месяцы, но они ближе к нему, чем завтрашний день, ближе, чем все остальное. Важные вещи всегда близки для нас. Поэтому он живет будущим. Спросите у него: почему он так тщательно воздерживается от всякого излишества в пище и питье? Он ответит, что бережет свои силы. Зачем этот отказ от веселой жизни, это спокойствие вместо прежних шумных пирушек далеко за полночь? Он бережет свои силы. Он должен выбирать между настоящим и будущим, а он знает, что каждый правильно проведенный час, каждое побежденное искушение придают крепость его мускулам и увеличивают вместе с его силой и надежду на выигрыш приза.

Испытание для христианина — это приготовление к вечности, и он совершенно доволен им, он знает, что «любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (Иоан. 12, 25). И он сохраняет свою жизнь, пока не придет к Отцу.

Он дополняет жизнь

Мы определили жизнь как путь к Отцу и понимаем, что, в конце концов, наступит время, когда все живущие на земле придут к Отцу. Это наиболее торжественный миг жизни. Ангелы присутствуют при нем. Все обитающие на той стороне с неописуемой радостью приветствуют прибытие новой души. Когда путник далеко еще не дошел до конца, Отец выходит к нему навстречу и принимает его в Свои объятья.

Здесь на земле мы называем это смертью. Это означает окончание пути к Отцу. Это не уход, но прибытие! Не сон, но пробуждение! Жизнь для тех, кто живет подобно Христу, вовсе не погребальная процессия. Это триумфальное шествие к Отцу, лучший миг! Это восшествие в собственную колесницу Господа!

Да, когда мы смотрим на жизнь как на путь к Отцу, нам не будут страшны ни ночь, ни мрак, ни сумерки, ни заход солнца. Это жизнь — ночь, а смерть — восход солнца!

«Молитесь умеренно о жизнях народа христианского»,— говорит древний святой. «Молитесь умеренно», то есть не настаивайте на своем и помните, если мы желаем, чтобы наши земные спутники были с нами на земле, то и Христос желает их иметь около Себя. Он издали заметил их и просит Отца Небесного помочь им скорее совершить путь. «Отче! — говорит Христос,— которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною...» (Иоан. 17, 24). Поэтому лучше, чтобы они ушли к Отцу.

«Я иду к Отцу Моему!» Как важны эти слова для тех, кто стоит далеко от Господа. «Я не удивляюсь тому, что люди претерпевают,— говорит Раскин,— я удивляюсь часто тому, что они теряют!»

Мои спутники в земном странствовании! Вы не знаете, что вы теряете, не желая идти к Отцу. Вы живете окруженные страшной тайной. У вас нет ничего, чтобы поддержало ее, нет никакого указания что там, дальше, за горизонтом. Когда ваша жизнь окончится, вы погрузитесь во мрак. Вам предстоит переплыть в одиночестве мрачную реку и в одиночестве же вступить на тот берег. И никто не встретит вас там, потому что обитатели вечности чужды вам. Почему же вам не начать сегодня же путь к вашему Отцу?

 

Вестник истины 1, 1984

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: