От Кондопоги до Бирюлева – через Манежку

В категориях: События и вести

Из-за нерешенности проблем этнической преступности погромы становятся привычным явлением для России

Александра Самарина      Владислав Мальцев

 

Вчера мэр Москвы Сергей Собянин доложил о ситуации в Бирюлеве президенту Владимиру Путину. А Госдума намерена рассмотреть вопрос о массовых беспорядках в Москве на пленарном заседании 22 октября. Пригласят на мероприятие главу МВД Владимира Колокольцева, руководителя ФМС Константина Ромодановского и мэра столицы Сергея Собянина. Между тем эксперты опасаются повторения событий и говорят об отсутствии системной работы власти в сфере межнациональных отношений.

Напомним, что в ночь на 10 октября в Востряковском проезде (район Бирюлево-Западное, ЮАО) был убит 25-летний житель Москвы Егор Щербаков. Днем 13 октября в Бирюлеве-Западном был организован так называемый народный сход с требованием найти убийцу.

«По итогам разговора с президентом, – сообщил вчера Сергей Собянин, – подключены дополнительные силы по наведению порядка, в том числе миграционная служба и другие инспектирующие органы. В настоящее время проводится комплексная проверка плодоовощной базы, на которой произошли события. По итогам этой проверки будет принято решение о приостановлении ее деятельности. Также будет проводиться комплексная проверка не только этой базы, но и других торговых площадок Москвы для наведения порядка».

МВД отчиталось вчера о результатах профилактического рейда на овощной базе в районе Бирюлево-Западное. В отделы полиции «для проверки на причастность к совершению преступлений» доставлены были около 1200 человек. Заодно был обнаружен автомобиль, в салоне которого нашли несколько миллионов рублей, три травматических пистолета, два ножа и бейсбольную биту. Между тем, по мнению администрации ЗАО «Новые Черемушки», овощная база находится на хорошем счету у городских властей и сама выявляет возможные нарушения миграционного законодательства на предприятии.

По иронии судьбы за несколько дней до погрома в Бирюлеве Путин заявил, что введение визового режима в отношении бывших стран СНГ не планируется. И добавил несколько фраз о том, что надо другими способами решать межнациональные проблемы – например, помогая мигрантам адаптироваться к российским реалиям. События в Бирюлеве показали, что власти сильно запоздали с попытками решить проблему терапевтическим путем. Потребовалась хирургия – в виде жесткого пресечения погромов полицией. По мнению главы Института национальной стратегии Михаила Ремизова, есть зловещая ирония в совпадении заявления Путина и событий в Бирюлеве: «Было сказано, что нам не нужен визовый режим со Средней Азией – просто чтобы не оттолкнуть от себя республики СНГ. Честно говоря, уж и не знаю: куда там дальше отталкивать Узбекистан, который и так-то находится абсолютно в свободном плавании, на которое Москва практически никак не влияет. Аргументация власти все меньше действует и на общественное мнение и даже все менее убедительно выглядит в политическом сообществе страны. Наверное, к этому вопросу необходимо возвращаться».

Насколько результативны нынешние жесткие меры правоохранителей в долговременной перспективе? Напомним, летом Путин, узнав про инцидент на рынке «Матвеевский», потребовал разобраться с проблемой сращивания полиции и этнической преступности. После чего прошел месячник облав на рынках страны, в том числе в Москве. Потом все вернулось на круги своя, и москвичи не заметили перемен в поведении гостей столицы.

Власти и сегодня недооценивают опасности повторения беспорядков, уверены эксперты. Директор Левада-Центра Лев Гудков напоминает, что его служба уже пять лет твердит о предпогромном состоянии общества, о нарастании ксенофобии и этнического напряжения в стране, о росте внутренней агрессии. И каждый раз, отмечает эксперт, мы имеем дело со смещенной агрессией: «Это состояние незащищенности населения. Осознание уязвимости связано с несправедливостью социального порядка и с коррумпированностью власти. Люди уверены, что правоохранительные органы их не защищают. Это общее ощущение административного произвола, но особенно остро оно проявляется в отношениях с полицией и судом. Неуверенность, тревога, состояние хронической униженности переносится в качестве агрессии на «чужих», как бы незаконно присутствующих здесь, канализируется на эту среду».

Эксперты напоминают о похожих сценариях – в Кондопоге, в Пугачеве, в Сагре, на Манежной площади в Москве в 2010 году. Сегодня, судя по сообщениям правоохранителей и сюжетам на госканалах, события в Бирюлеве трактуются однозначно как погром. Обещая разыскать убийцу, власти сосредоточили праведный гнев пока только на задержанных гражданах. Между тем, по данным портала SuperJob, их поддерживают 81% респондентов.

Дело в критической массе приезжих в столице, считает Лев Гудков: «Есть страны, где доля мигрантов больше, чем в России, – например, в Германии, Норвегии, Голландии… Но в Москве концентрация приезжих гораздо выше, потому что именно здесь возник рынок труда для гастарбайтеров. И у людей возникает чувство нарушенной справедливости».

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров считает, что власть не столько спровоцировала события в Бирюлеве, «сколько, во-первых, сделала нестыдным, а почти нормальным мейнстримом антимигрантские настроения. А во-вторых, ничего не сделала для того, чтобы организационно, идейно и психологически этого всего избежать». Бирюлево – пока только демонстрация того, насколько серьезна сила недовольства и как она может в любой момент взорваться, подчеркивает эксперт: «Такое впечатление, что власть была слишком занята другими вещами и слишком увлеклась популизмом. В том числе в ситуации, когда на содержательный популизм денег не хватает и легко идти на него, следуя за какими-то массовыми настроениями – будь то борьба с геями или антимигрантские действия и призывы. Это очень опасная ситуация. Власть забыла, как в 2010 году она сама всего этого испугалась». По мнению Петрова, история с погромом закончится очередными суматошными действиями власти, заседаниями, призывами, объявлениями, «но мы не видим системной работы»: «У нашей власти, к сожалению, очень короткий горизонт планирования, и поэтому стратегические проблемы она не в состоянии решать».

Михаил Ремизов напоминает, что после событий на Манежной площади слова, которые звучат во власти сегодня, уже были сказаны: «Тогда глава московской полиции Владимир Колокольцев заявил о необходимости формирования специализированных подразделений по борьбе с этнической преступностью в структуре МВД. Тем не менее эта задача по каким-то причинам не была реализована». Между тем этническая преступность, замечает эксперт, имеет специфику как организованная преступность, являясь некоей базой для формирования клановых структур, контролирующих целые секторы экономики: «Торговля, связанная с такими овощебазами, находится в секторах экономики, которые контролируются в существенной степени именно этническими ОПГ. И в плане бытовой преступности тоже присутствуют этнические компоненты, потому что этническое сознание влияет на барьер применения насилия. То есть он является более низким по отношению к чужакам. Поэтому решение о специализированном инструменте в правоохранительной системе для борьбы с этнической преступностью было бы вполне закономерным».

Сращивание с этническими ОПГ, пояснил эксперт, происходит и на коррупционной основе, и на клановой: «Если на «стрелку» приезжают представители местной полиции, связанные кланово с кавказцами, – это клановое сращивание. Когда представители одного клана и в ОПГ, и в сером секторе экономики, и в бизнесе, и в полиции. У нас более распространено сращивание коррупционное – когда просто платят. И чем выше социальная цена вопроса, тем выше и цена решения этих вопросов с органами правопорядка и с властями».

Президент Центра политических технологий Игорь Бунин предупреждает – Россию ждет очень много таких локальных взрывов из-за сильного социального напряжения: «Сохранились соседские общины, которые легко мобилизуемы ввиду подключения к процессу настоящих националистов. Да и от коррупции никуда не денешься – никто реально не занимается проблемой толерантности и предотвращением националистических взрывов».

Надо системно работать с этнической преступностью, а не для галочки, как в МВД, говорит источник «НГ» в Следственном комитете: «У них в плане стоит – провести проверку. И решается вопрос: «Это – твои, трогать нельзя, это – мои, тоже трогать нельзя». «А это чьи?» – «Ничьи». – «Вот их и зачистим».

ng.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: