Иисус разъясняет нравственные границы заповеди «не убий»

В категориях: Спаси и сохрани


Мэтью Генри

«Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. (Матф.5:21)

 

В своей полемике с фарисеями и книжниками Иисус часто прибегал к толкованию закона, некоторых частных постановлений его, и к защите его от превратных истолкований, которые эти толкователи навязывали ему. Ничего нового Он не добавляет, только ставит пределы тем допущениям, которыми злоупотребляли, и показывает широту, строгость и духовную природу заповедей, добавляя при этом такие объяснения, которые делают их более понятными и побуждающими к более совершенному повиновению им.

В 5 главе евангелия от Матфея Иисус толкует шестую заповедь, указывая ее истинное назначение и полноту ее содержания.

Христос обращается к тем, кто знает закон, кому каждую субботу в синагоге читали книги Моисея. Вы слышали, что сказано древним, вашим праотцам иудеям: Не убивай. (Примечание. Законы Божьи не новы, они не только что появились, но были даны издревле; это ветхие законы, однако природа их такова, что они никогда не устаревают, не теряют своего значения). Нравственный закон находится в полной гармонии с естественным законом, с извечными принципами и основаниями добра и зла, то есть со справедливостью вечного Разума. Шестая заповедь запрещает убийство, как самого себя, так и любого другого, как прямое, так и косвенное убийство, а также все то, что содействует убийству. Закон Бога, Бога жизни, является преградой, охраняющей наши жизни. Это была одна из заповедей, данных Ною, Быт. 9:5, 6.

Толкование шестой заповеди, которым ограничивались иудейские учители; их комментарий на нее гласил: Кто убьет, подлежит суду. По поводу этой заповеди они говорили, что человек, совершивший преднамеренное убийство, подлежит смерти, а совершивший непреднамеренное убийство может укрыться в городе-убежище, и это было все. Судьи, обычно в количестве двадцати трех человек, сидели у ворот города, они допрашивали, осуждали и казнили убийц, так что всякому убийце угрожал их суд. Это истолкование было ошибочным, ибо оно подразумевало:

Что закон шестой заповеди был чисто внешним и ничего не запрещал, кроме акта убийства, не налагал никаких ограничений на внутренний мир человека, на его страсти, от которых происходят вражда и распри. Это была фундаментальная ошибка иудейских учителей, считавших, что Божественный закон запрещает только греховный акт, но не греховное помышление, они были склонны haerere in cornice - держаться буквы закона и никогда не вникали в его духовный смысл. Павел, будучи фарисеем, не понимал смысла десятой заповеди, пока Божья благодать не дала ему познания всех остальных заповедей, Рим. 7:7, 14.

Другая их ошибка заключалась в следующем: они считали, что это был только государственный и общественный закон, данный для них, и что он предназначался как руководство для их судов, и не более того; как будто только они были людьми и мудрость закона должна была умереть вместе с ними.

Толкование шестой заповеди, данное Христом. Мы уверены в том, что будем судимы за гробом согласно Его толкованию, поэтому должны руководствоваться именно им в своей земной жизни.

Христос говорит им, что беспричинный гнев есть убийство, совершаемое в сердце, ст. 22. Всякий, гневающийся на брата своего напрасно (беспричинно), нарушает шестую заповедь. Под братом следует понимать любого человека, даже тех, кто ниже нас - детей, слуг, - ибо все мы от одной крови. Гнев - это естественная страсть. Существуют случаи, в которых гнев законен и может быть оправдан, но он становится греховным, когда мы гневаемся без причины. Слово eiKq означает sine causa, sine effektu, et sine modo - без причины, без всяких добрых результатов, неумеренный. Поэтому гнев греховен в следующих случаях:

(1) Когда нет никакого подстрекательства, никакого повода, или никакого серьезного повода, существенного, соответствующего проявляемому гневу; когда мы гневаемся на детей и слуг за то, что уже не исправишь, что было сделано по забывчивости или по ошибке, виной которой можем быть мы сами и за которую должны гневаться на себя самих; когда мы гневаемся по необоснованным подозрениям или из-за мелочных обид, не достойных того, чтобы о них говорить.

(2) Когда гнев не имеет никакой доброй цели, а проявляется только с тем, чтобы показать свою власть, удовлетворить грубую страсть, чтобы люди почувствовали наше недовольство, и возбудить себя к мести; тогда он тоже напрасен, так как приносит вред. В то время как наш гнев должен привести к пробуждению грешника, к его покаянию, предотвратить его от повторения преступления, очистить нас от вины (2 Кор. 7:11) и дать предупреждение другим.

(3) Когда наш гнев переходит положенные границы, когда мы безрассудны и упрямы в своем гневе, впадаем в ярость, жестоки и стараемся причинить вред тем, кто вызвал наше недовольство. Это является нарушением шестой заповеди, ибо тот, кто так сердится, мог бы и убить, если бы обстоятельства позволили ему или если бы он осмелился на это; первый шаг к убийству он уже сделал (Каин, прежде чем убить своего брата, прогневался на него). Он убийца в глазах Божьих, Который знает его сердце, из которого исходят убийства, гл. 15:19.

 

Мэтью Генри, «Толкование на книги Нового завета»

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: