reveal@mirvboge.ru

Или вера, или тщеславие в поисках напрасной, бесполезной славы

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме

Мы все тщеславны, хотя и в разной степени.

И. И. В. 

 

Многие служители, совершая труд на ниве Божьей, сталкиваются с различными трудностями, которые побуждают их с каждым днем осознавать все большую зависимость от Господа. Дьявол, в свою очередь, видя возрастающую ревность служителя и, как следствие, благословения Господни,— усиливает на таковых свой натиск. Он отыскивает слабые стороны характера труженика, атакует его, стремится парализовать его служение, а, если возможно, и совсем низложить и довести до падения.

Сегодня я хочу обратить внимание на одну весьма опасную черту человеческого характера, через которую дьявол погубил немало служителей. Это — тщеславие.

Что такое тщеславие? Как проявляется оно в человеке?

Стремление к почитанию, желание во что бы то ни стало выставить свои достоинства перед людьми, прославиться, заставить людей говорить о себе — все это и есть тщеславие, т. е. искание напрасной, бесполезной славы.

Священное Писание не обходит молчанием этого опаснейшего порока. «Ничего не делайте по любопрению или по тщеславию» — увещевает Апостол Павел (Фил. 2, 3).

«Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать» (Гал. 5, 26).

Тщеславие опасно тем, что вкрадывается в сердца незаметно. Сначала оно может проявляться в таких безобидных формах, что многие не придают ему никакого значения. Носящие в себе зародыш этой смертельной болезни, даже могут не подозревать этого.

Однажды я прочитал в газете небольшую заметку. В одной стране змеи, спасаясь от наводнения, приблизились к жилищам людей. Одна кобра облюбовала себе квартиру, поселилась в ней, но вела себя так, что хозяева не подозревали этого. Она уничтожила почти всю семью. Жильцы умирали один за другим, и врачи не знали, чем им помочь. Если бы хозяева знали, что в доме живет кобра, то, конечно, приняли бы все меры, чтобы избавиться от нее. Но беда была в том, что кобра вела себя хитро, а жильцы не догадывались о присутствии столь опасного «квартиранта».

Тщеславие в сердце христианина — это яд замедленного действия, и от него может пострадать не только он сам, но и многие дети Божьи.

В каждом из нас есть дремлющий зачаток этого опасного порока. Но дело в том, как мы относимся к его проявлениям. Бели силой духа, молитвой, освящением, исповеданием подавляем в себе всякое тщеславное устремление, пресекаем и сводим на нет желание быть выше других, то этот порок не возобладает над нами. В чьем сердце дан простор Духу Святому, там не сможет расти это злое семя. Страшно, когда мы сознательно начинаем оправдывать свои обиды, боимся быть униженными, не можем спокойно переносить успехи ближних. Тогда это, некогда малое зернышко, непременно вырастет в гигантское дерево, виденное во сне Навуходоносором. Святой Бог не благоволит к разросшейся гордыне и даст повеление: «Срубите это дерево...» (Дан. 4, 11). К такому плачевному концу можем прийти и мы, если будем возделывать, поливать,— словом, создавать благоприятные условия для роста тщеславия. 

На страницах Священного Писания мы имеем печальные примеры того, как тщеславие привело людей к гибели. Наблюдая за их жизнью, мы обнаруживаем, что эти люди были: чрезмерно жестокими, мстительными; поступали настолько неразумно и легкомысленно, что становились посмешищем; были поразительно беспечными в решении самых ответственных вопросов жизни и даже спасения.

Всем хорошо известен Аман — любимец царя Артаксеркса. Тщеславие в этом человеке расцвело пышным цветом жестокости. Когда Мардохей, иудеянин, чтущий живого Бога, не оказал ему почести в той завышенной форме, в которой он навязал другим, то Аману показалось ничтожным наложить руку на одного Мардохея. Тем и ужасно тщеславие, что оно ненасытно, его невозможно удовлетворить, а жестокость — его правая рука. Только за то, что человек исполнял волю Божью, поклоняясь в жизни Единому Богу, Аман вознамерился уничтожить весь Иудейский народ,

Подумайте, дорогие друзья, что значит однажды не подавить в своей душе это коварное влечение! Каких гигантских размеров оно может достичь молниеносно.

Тщеславие делает человека слепым. Когда Артаксеркс решил отблагодарить человека, спасшего ему жизнь, и посоветовался с Аманом, как это лучше сделать, то Аман, будучи неимоверно высокого мнения о себе, посчитал, что едва ли найдется кто-либо более достойный славы, чем он. И так как ему было мало того, что все служащие при царе падали ниц и кланялись перед ним, он и высказал царю то, чего требовало его честолюбие: а именно, чтобы человека, которого царь хочет почтить, одели в царскую одежду, посадили на царского коня, возложили на голову царский венец и вывели на городскую площадь для всеобщего поклонения.

Как же он обманулся! Как жалок был, когда все эти почести были оказаны вовсе не ему, а Мардохею, именно тому человеку, которого он так ненавидел. Не нашлось у Амана мудрости, чтобы предвидеть: а если не меня захочет наградить царь?

А вот менее известная личность — Авимелех, сын рабыни Гедеоновой. Чтобы достичь царского престола, он, не дрогнув, убил в доме отца семьдесят своих братьев (Суд. Изр. 9, 5)! Тщеславие не знает жалости. Авимелех сжег в Сихемской долине около тысячи мужчин и женщин. С таким же намерением приступил и к жителям города Тевец, которые укрылись в башне. «Тогда одна женщина бросила отломок жернова на голову Авимелеху, и проломила ему череп. Авимелех тотчас призвал отрока, оруженосца своего, и сказал ему: обнажи меч твой и умертви меня, чтобы не сказали обо мне: «женщина убила его». И пронзил его отрок его, и он умер» (Суд. Изр. 9, 52—54).

В самый критический момент, когда, кажется, жизни осталось только для того, чтобы очистить душу свою раскаянием и искать спасения на краю могилы, у тщеславного человека одна забота: чтобы о нем не говорили плохо люди. Что будет после смерти, его не волнует, лишь бы умереть «достойно».

К такому же тяжкому концу привело тщеславие и Саула. Он не мог пережить и минуты унижения перед людьми, хотя в юности был скромен и застенчив (1 Цар. 10: 22, 27).

Дорогие друзья! Вы также можете вспомнить немало плачевных примеров жизни тщеславных людей. И все они, я думаю, помогут вам сделать определенный вывод: насколько же опасен этот порок! Мало его бояться, мало сожалеть о людях, поверженных им, нужно бодрствовать и знать начальные формы его проявления.

На многих наших предприятиях существует пропускная система. Только рабочие, личность которых установлена и зарегистрирована в отделе кадров, имеют право доступа на территорию заводов, фабрик, шахт. Посторонний не войдет, так как каждая личность проверяется при входе и выходе.

Подобная охрана должна быть и у наших сердец. Любые мысли, чувства, новые понятия, которыми обогащается наш разум, должны тщательно проверяться нами, контролироваться. Все чуждое, опасное — извергаться; нужное, святое и полезное — приниматься.

Я постараюсь напомнить лишь о некоторых начальных формах зарождающегося тщеславия.

Если ваша ревность в труде Господнем снижается после того как ваш труд получил низкую оценку, или, наоборот, повышается, когда его оценили и вас заметили и похвалили,— у вас есть все основания беспокоиться, что тщеславие овладеет вами; первое малое зернышко его нашло хорошую почву в вашем сердце.

Модерзон в своих трудах приводит такой пример: пастор проповедует, в помещение входит интеллигентный молодой человек. Внимательно вслушиваясь в слова проповедника, он изредка начинает кивать головой в знак согласия. Пастор, глядя на него, ободряется, чувствует себя уверенней и с большим жаром проповедует. А эго был сатана, ему безразлично кому и чему поддакивать, лишь бы это нравилось человеку.

Проповедник зачастую волнуется, переживает во время проповеди, но нередко эти переживания вызваны заботой о своем авторитете, но отнюдь не тревогой о славе Господа. Даже покаянию грешников многие радуются в первую очередь потому, что это создает им авторитет преуспевающего проповедника.

Человек, страдающий тщеславием — очень обидчив. Он не может перенести спокойно замечаний в его адрес или порицания. Когда у такого человека требуют отчета в том или ином поступке, он возмущается, раздражается, чувствует себя униженным. Такой человек решительно порывает всякие дружественные отношения с теми, кто осмелился сказать ему открыто о недостатках.

К Сперджену почти после каждой его проповеди подходил человек и преподносил список ошибок. Не знаю, был ли то доброжелатель или завистник, но Сперджен не старался от него избавиться. Тщеславный человек не потерпел бы такого отношения к себе.

Если человеку, сделавшему нам замечание, или даже умышленно причинившему нам обиду, мы тут же начинаем высказывать его немощи и ошибки, указывать на его промахи, то это явное проявление нашего тщеславия и уже в не безобидной форме, но возрастающей, угрожающей нам гибелью.

Серьезно размышляя над этими вопросами и наблюдая за жизнью тщеславных людей, я пришел к выводу, что в обидах своих они заходят так далеко, что не в состоянии остановиться. Сами себя они настолько обманывают, что не могут даже себе признаться, что обижаются. Как правило, такие люди постоянно жалуются, жадно ищут сочувствия, поддержки. Другом такому человеку станет лишь тот, кто разделяет его обиды, кто будет оправдывать его и во всем соглашаться с ним.

Мы не можем и не должны быть равнодушны к своей личности. Но повышенный интерес к себе похвален лишь в том случае, когда мы отыскиваем в себе не заслуги, а немощи, отрицательные стороны. Мы должны интересоваться собой, как судья интересуется преступником, исследовать все мотивы и побуждения, чтобы установить истину о своем подлинном состоянии. Тогда мы придем к замечательному выводу и с горечью воскликнем: «...Не живет во мне, то есть, в плоти моей, доброе... Бедный я человек!..» (Рим. 7: 18, 24). Нечем нам хвалиться. Разве только немощами.

Тщеславие, как я уже говорил, ослепляет. Человек даже не замечает сколько он говорит о себе, своих успехах. О своих трудностях он может говорить так много и красочно, что кажется, что перед вами сам мученик и подвижник.

Но, заметьте, сказать доброе о других тружениках, он не торопится, и слов хороших не находит. Благословения ближних он принижает. Страдания других для него ничтожны и только свои высоки и заслуживают сочувствия.

Тщеславный человек не может умолчать о своих обидах. Он не спешит рассказывать их Богу, ища у Него помощи. Он не знает, что «лучше оставаться обиженным». Жалуясь людям, тщеславный как раз и обнаруживает свое неверие в Бога. Он не идет к Богу, чтобы найти в Нем утешение, и этим утверждает, что Бог для него ничего не значит.

Смиренный человек, напротив, никому не станет жаловаться, но изольет свою печаль пред Богом. Никто из людей не узнает, что ранило его душу. Бог об этом знает, и этого смиренному довольно.

Я не говорю уже о том, что тщеславные люди мстительны, злопамятны, лживы. А не лгать они, как Саул, уже не могут. Они способны даже каяться, как Саул, но одуматься и оставить этот губительный путь не в состоянии. Какую ответственность это налагает на всех нас!

Пророк Исаия вскрывает бессмысленность всякой кичливости и тщеславия. «Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? Как будто жезл восстает против того, кто поднимает его!..» (Ис. 10, 15). И, действительно, неслыханное дело, чтобы пила смеялась и уничижала мастера, работающего ею. Обижается ли топор на хозяина, что он не употребил его в дело, а пользовался пилой?

А вот мы, люди, прах земной, гордимся собой, обижаемся и ведем себя пагубно. Сколько же у Создателя нашего и Творца терпения и любви к нам?! Мы — творение Его рук и уже не свои, но созданы Богом и для Бога. Когда же чада Господни впадают в безрассудство и начинают величаться пред Творцом,— это самое безумное и страшное дело на земле! Хвалясь собой, мы отвергаем Бога, нас сотворившего. Разве мы сами наделили себя способностью, умом, талантом? Разве все это дело наших «заботливых» рук?! «..Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?» (1 Кор. 4, 7),— останавливает Апостол Павел впавших в искушение и превозносящихся друг пред другом братьев.

Случается иногда и такое зло, когда мы, видя тщеславного христианина, вместо помощи и оздоровления его духовного состояния, потворствуем ему, и в итоге по ниточке сами свиваем для него петлю.

Иной проповедник уклоняется от краткой проповеди перед началом богослужения, потому что любит быть в центре внимания, любит произносить центральные проповеди, рвется к микрофону, чтобы только ему делать призыв к покаянию. На этом, самом святом деле — приобретении душ для Бога,— иные служители подогревают личную славу. В результате, собрания остаются пустыми, души — голодными, а грешники уходят не пробужденными, потому что Бог не может излить Своих благословений для гибели тщеславного служителя.

Поэтому со всей серьезностью хочется умолять детей Божьих: не работайте на тщеславие, не содействуйте гибели ближних. Тщеславие — это тот страшный грех, за который сатана был низвержен с неба. Тщеславие погубило Еву. За одно только тщеславное: «будете как боги», она рассталась с Богом и обрела не блаженство, а ужас и смерть.

Я лишь частично затронул некоторые начальные формы проявления тщеславия, но этими рассуждениями я хотел бы побудить ближних моих остерегаться этого опасного греха, который приводит к неминуемой гибели.

Апостол Павел говорит о себе: «...Я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа...» (2 Кор. 12, 10). В английском переводе этот стих звучит так: «Посему я нахожу удовольствие в немощах, обидах...» Обиды, гонения не заставили Апостола опустить руки в служении или утратить ревность. Непонимание, открытое противодействие, злословие не угасили его любви к грешникам.

Но я хотел бы, чтобы самым серьезным предостережением для тщеславных христиан прозвучали слова нашего Господа: «Как вы можете ВЕРОВАТЬ, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете?» (Иоан. 5, 44). Стало быть, тот, чье сердце не свободно от тщеславия, не может и верить в Господа! Тщеславие и вера в Господа нашего — вещи взаимоисключающие. Или вера, или тщеславие! А мы знаем, что «без веры угодить Богу невозможно» (Евр. 11, 6). Уже одно то, что тщеславие лишает нас веры, а значит и спасения, и вечности должно заставить нас бояться этого смертельного греха более, чем огня. Огонь погубит тело, тщеславие — душу навеки, навсегда.

 

Вестник истины, 4 1984

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: