reveal@mirvboge.ru

Почему я хочу быть прощенным Богом?

В категориях: Спаси и сохрани


Джон Пайпер

Подумайте над примером, который я сейчас вам приведу. Предположим, я встаю утром и, идя в ванную, спотыкаюсь о кучу грязного белья, которую оставила жена в коридоре. Вместо того чтобы просто убрать белье самому и благословить свою супругу, я реагирую неадекватно - грублю ей с самого утра. Она встает, убирает белье и спускается на кухню впереди меня. Молчание жены и угрызения собственной совести свидетельствуют, что в наших отношениях возникла напряженность. Да, ворох грязного белья не должен был там находиться. Да, я мог свернуть себе шею. Но эти мысли появляются потому, что моя плоть раздражена. Конечно, мои грубые слова были неуместны. И дело не только в том, что ошибка жены была не настолько серьезна, чтобы я так рассердился, но в том, что Библия советует мне не обращать внимания на подобные мелочи. «Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? Для чего бы вам лучше не терпеть лишения?» (1 Кор. 6:7).

Зайдя в кухню, я чувствую прохладное отношение супруги. Она что- то делает за кухонным столом, повернувшись ко мне спиной. Что же мне предпринять? Ответ прост: нужно извиниться перед женой и попросить у нее прощения. Так будет правильно. При помощи этой аналогии я пытаюсь вернуться к обсуждаемому вопросу. Итак, зачем мне прощение жены? Чтобы она приготовила вкусный завтрак? Чтобы меня не мучили угрызения совести, и я сегодня смог сконцентрироваться на предстоящей работе? Чтобы вечером у нас был хороший секс? Чтобы дети не видели, как мы ссоримся? Чтобы она, наконец, признала, что грязному белью не место в коридоре?

Все эти желания правомерны. Однако я так и не упомянул о том, что во главу угла должно быть поставлено желание получить прощение жены, быть прощенным ради того, чтобы возобновить общение с супругой, которым я очень сильно дорожу. Она сама является причиной, почему я хочу быть прощенным. Я хочу восстановить наши взаимоотношения. Прощение - это лишь способ убрать возникшие между нами преграды, чтобы мы снова могли смотреть друг на друга с радостью.

Были бы вы счастливы на небесах, если бы там не было Бога?

Все спасительные аспекты и все спасительные благословения Евангелия - это способы убрать пре-грады на пути к тому, чтобы познать Бога как можно более полно и наслаждаться общением с Ним. Умилостивление, искупление, прощение, вменение, освящение, освобождение, исцеление, пребывание на небесах - все эти блага являются благой вестью лишь постольку, поскольку приводят нас к Богу для того, чтобы вечно наслаждаться Им. Если мы будем верить, что все это произошло с нами, но не используем это знание, чтобы еще больше приблизиться к Богу, - значит, ничего из этого с нами на самом деле не произошло. Благая весть ведет людей не на небо - она приводит верующих к Богу. Если мы не жаждем Бога превыше всего остального, значит, даже Благая весть не привела нас к Нему.

Какое наивысшее благо делает Евангелие Благой вестью?

А теперь мы должны обратиться к библейскому подтверждению этой истины. Мы уже рассмотрели широкое библейское значение слова Евангелие, отдельно рассмотрев вопрос о сердце Евангелия - оправдании. Сейчас пришло время спросить: что является наивысшим благом Евангелия? Какова его цель? Какое наивысшее благо делает все остальные аспекты Евангелия благими?

Для ответа на эти вопросы мы сначала обратимся к великому провозвестию в Ветхом Завете: «Взойди на высокую гору, благовествующий Сион! возвысь с силою голос твой, благовествующий Иерусалим! возвысь, не бойся; скажи городам Иудиным: вот Бог ваш!» (Ис. 40:9).

Великое евангельское желание: покажи мне Славу Твою

Наивысшее благо стало для нас доступно, благодаря смерти и воскресению Христа, и теперь это благо нам предлагает Евангелие: «Вот Бог ваш!» Моисей просил об этом даре, добиваясь присутствия Божьего во время похода в землю обетованную: «Покажи мне славу Твою» (Исх. 33:18). Царь Давид говорил об уникальности этого благословения: «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его» (Пс. 26: 4).

Мы знаем, что не можем видеть Бога по двум причинам. Первая - нравственное состояние. Мы живем в смертных телах и будем уничтожены огнем Его святости, если окажемся в Его присутствии.

Но мы не можем видеть Бога не только из-за нашего нравственного состояния. Дело еще и в том, что Он - Бог, а мы - нет. Похоже, именно об этом говорится в 1 Тим. 6:16: «Единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная! Аминь». Тварь не может смотреть на своего Творца и видеть Его таким, какой Он есть.

Итак, в Ветхом Завете видеть Бога можно было только опосредованно. Нечто, находящееся между Богом и человеком, делало это «созерцание» возможным. Бог открывался в делах (Пс. 76:12-14), в видимых образах (Иез. 1:28), в природе (Пс. 18:2), в ангелах (Суд. 13:21,22) и особенно в Своем слове: «И продолжал Господь являться в Си ломе после того, как открыл Себя Самуилу в Силоме чрез слово Господне» (1 Цар. 3:21). 

 

Джон Пайпер, Бог и есть Благая весть, Copyright © 2007

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: