reveal@mirvboge.ru

Религиоведение и религиозное образование в современной Западной Европе

В категориях: Движение все – но цель еще лучше

А. Н. Крылов (Берлинский Вест-Ост институт, Германия)

Доклад на IX Международной научной конференции «Высшее образование для XXI века», Москва, 15-17 ноября 2012 г.

Сегодня в Западной Европе с преподаванием религиоведения в общеобразовательных школах и гимназиях складывается непростая ситуация.

Религия все больше вытесняется из светского образования. Об этом говорят многочисленные конфликты, в том числе и судебные процессы по вопросу о запрете вывешивать распятие в общеобразовательных школах. Религиоведение в большинстве случаев является конфессиональным предметом, соответственно и содержание, и вопрос о соответствии преподавателя определяются с учетом мнения соответствующей церкви. В экспертных интервью и ряде соответствующих публикаций неоднократно сообщалось о преподавателях конфессионального религиоведения, разочаровавшихся в своей религии и воспитывающих школьников, несмотря на свою церковную принадлежность, в духе нигилизма и агностики.

Некоторые специалисты по религиозной педагогике говорят как о кризисе подготовки учителей по религиоведению, так и о необходимости реформирования концепций преподавания религиоведения в школах (Lohrer, 2012: Электр. ресурс). Профессор Рудольф Энглерт понимает предмет религиоведения в школе как определенный модус познания мира и развития религиозной компетенции (Englert, 2002). При этом религиозная компетентность включает в себя эстетику, герменевтику, коммуникации и прагматику. Занятия по религиоведению, по Р. Энглерту, кроме того, призваны содействовать формированию нового мышления и развитию вкуса жизни.

Институциональные проблемы проявляются в сокращающейся эффективности работы сформированных государством и церквами (протестантской и католической) разного рода учреждений, заведений и институтов, призванных на различных уровнях содействовать развитию религиозного образования. Такие учреждения создавались и были направлены на выполнение целого ряда актуальных для того времени задач. В числе задач — организация курсов повышения квалификации для сотрудников церковных и прицерковных организаций, проведение конференций, дискуссий, семинаров, призванных обеспечить современный образовательный уровень как в теории, так и в практике, выступать проводниками в коммуникациях между религий и общественностью, стать центрами развития религиозной педагогики. Религиозно-педагогические и религиозно-социальные институты должны были обеспечивать научно обоснованную, концептуально рефлектированную и практически апробированную работу в области религиозного образования. Со временем многие из созданных во второй половине XX в. учреждений и институтов религиозной педагогики, хотя формально и не отказались от провозглашенных ранее концептуальных идей, на практике престали им соответствовать. Некоторые из таких институтов сдают свои помещения для проведения семинаров и мероприятий разным церковным организациям, превратившись, таким образом, большей частью в учреждения сферы обслуживания.

Прикладные проблемы религиозного образования выражаются в несоответствии его теорий, идей и дидактических методов реалиям существующей действительности, неэффективности проведения разработанных мероприятий и постепенной утрате способности оказывать влияние на актуальную ситуацию как в церковных общинах, так и в других религиозно-педагогических группах. Работа с молодежью и школьниками в отдельных церковных приходах все еще проводится в духе 1960-1970-х годов, когда уже установка в подвале церковной общины теннисного стола воспринималась примером прорыва в работе с молодежью.

В научной литературе, в том числе и в многочисленных специальных периодических изданиях, достаточно редко говорится о кризисных для религиозного образования явлениях. В церковной периодике, наоборот, пропагандируются разные молодежные группы и молодежные общины, описываются встречи, дискуссии на теологические и экуменические темы, совместные песнопения, поездки выходного дня. Они являются важными свидетельствами активности современных церковных общин в Германии, но вместе с тем отражают мнение лишь той небольшой части молодых людей, которая не только была социализирована в рамках определенной конфессии, но и нашла место для своей реализации в конкретном приходе. Большая часть молодежи и юношества в современной Европе становится все больше отдалена от церкви. Не случайно руководство Римско-католической церкви чаще и чаще говорит о необходимости новой евангелизации Европы (Крылов, 2012: 116).

Под новой евангелизацией понимается обращение к религии и церкви тех, кто формально является христианином, но не посещает церкви, или тех, кто, имея христианские корни, потерял связь с христианством. Традиционных для последних пятидесяти лет подходов и методов, для того чтобы заинтересовать религией, сформировать религиозную компетентность, показать преимущества религиозной жизни, явно недостаточно. Исполнение церковных песен на мелодии 1960-1980-х годов, кофейные встречи и дискуссии о либеральной теологии для этих групп совершенно нерелевантны. Прикладной кризис современного религиозного образования состоит как раз в том, что оно, на современном этапе его развития, не готово и не в состоянии предложить адекватные концепции работы с основной массой населения, с теми, на кого ориентирована политика новой евангелизации.

Коммуникационные проблемы религиозного образования отражают степень влияния религиозно-педагогической науки и религиозно-педагогических идей на общество, их восприятие обществом и соответственно их общественную оценку. Если в середине XX в. новые религиозно-педагогические подходы активно обсуждались в федеральных и крупных региональных средствах массовой информации, то сегодня интерес к ним со стороны общества и СМИ достаточно мал. Причиной этому может быть отчуждение теорий от действительности, потеря интереса широких слоев населения к используемым дидактическим и методическим приемам, отсутствие адекватных состоянию общества теоретических концепций. Освещение тем религиозного образования в средствах массовой информации все чаще либо носит негативно-критический характер, либо происходит на страницах местной прессы и ограничивается сообщением о проведенном хоровом концерте или рассказом о встречах в приходском клубе.

Показательным примером из Германии в данном случае стал проведенный в 2009 г. в федеральных землях Берлин и Бранденбург референдум «за» или «против» преподавания религиоведения в местных школах. На референдуме было предложено ввести в школах обязательный предмет (религиоведение для верующих и этику для неверующих). Сам референдум оказался несостоявшимся, так как в нем прияли участие лишь 29,2% из 2,45 млн избирателей. Но и среди тех, кто участвовал в референдуме, лишь 48,5% высказались «за», в то время как «против» обязательного преподавания религиоведения/этики в школах проголосовали 51,3% участников (Volksentscheid fur Religion gescheitert: Электр. ресурс).

Вслед за Берлином дискуссии о целесообразности конфессионального религиоведения в школах охватили средства массовой информации и других федеральных земель. Ситуация с отношением общества как к религиозно-педагогическим идеям в целом, так и к преподаванию религиоведения в школах в частности связана не только с названным теоретическим и институциональным кризисом религиозной педагогики, но и со способностью ее субъектов к адекватным для времени коммуникациям.

Важным ориентиром представленного анализа кризисных явлений религиозного образования в Европе выступала Германия. Это обстоятельство, в числе прочего, определено особой активностью и плодотворностью немецкой теологии второй половины XX в., одним из важнейших представителей которой является и недавно покинувший свой пост Римский Папа — Бенедикт XVI1.

Послевоенная Германия не только дала миру значимых психологов, но и долгое время была в числе лидеров модернизации религиозного образования. Сегодня кризисные явления в религиозном образовании Германии наблюдаемы по всем выделенным четырем группам, тем не менее сложившиеся в последние десятилетия институты стабильно работают. В Германии издаются многочисленные религиозно-педагогические журналы, работают десятки религиозно-образовательных учреждений. Практически в каждом как государственном, так и частном вузе, имеющем религиоведческие и теологические факультеты, существуют кафедры религиозной педагогики. Конфессиональное (протестантское и католическое) религиоведение преподается в школах и гимназиях. В одних федеральных землях этот предмет является обязательным (может быть заменен этикой), а в других (Берлин и Бранденбург) может быть выбран факультативно. Церквам принадлежат детские сады, школы, гимназии, академии, образовательные центры. В приходах осуществляется насыщенная мероприятиями программа для школьников, юношества и молодежи. В университетских городах созданы студенческие общины, имеющие, как правило, собственного пастора.

Проблемы, как и новые горизонты религиозного образования католических территорий Европы, определены состоявшимся в октябре 2012 г. Всемирным епископским синодом, обращенным к проблеме новой евангелизации. Завершающий документ обращает внимание на измененную культурную, политическую и социальную ситуацию современного общества, призывает клириков и верующих активнее использовать новые возможности передачи веры, подчеркивает роль семьи в религиозном образовании и уделяет особое внимание воспитанию молодежи (Schlussbotschaft der Synodenteilnehmer in Rom: Электр. ресурс).

Теоретическое развитие религиозного образования продолжается в русле нескольких направлений. Это герменевтика, дидактика, эмпирическая и возрастная психология. Особое внимание уделяется экуменическим темам (в первую очередь взаимоотношению между протестантами и католиками), отношениям с иудаизмом и исламом, вопросам феминизма и интеркультурных коммуникаций. Процесс воспитания и обучения рассматривается в контексте таких понятий, как вера, спиритуальность, этика и культура. Основными институтами религиозного образования остаются семья, школа и церковный приход. В возрастном плане религиозное образование ориентировано не только на детей и юношество, но и на взрослых, которые вступают в контакт с церковью как на богослужениях, так и на тематических религиозных курсах, в профессиональной жизни и во время досуговых мероприятий (Bilanz der Religionsp adagogik, 1995).

Актуальные дискуссии о взаимоотношениях государства и церкви в современной России, а также возрастающая роль религии в духовной жизни страны обращают внимание к вопросам как теории, так и практики образовательной деятельности действующих на территории России религиозных организаций. В аналитических публикация (напр., Религия и российское многообразие, 2011) отмечается, что попытки введения в российских школах основ православной культуры и эксперимент по преподаванию в 19 регионах России одного из трех предметов по выбору (светской этики, основ мировых религий и основ одной из «традиционных» религий — православия, ислама, буддизма и иудаизма) показали, что общество не готово к этому шагу или не желает его (Лукин, 2011). Между тем вопрос о преподавании религиоведения в школах, а также о православном, мусульманском (Isik-Yigit,2011) или другом религиозном или конфессиональном содержании этого предмета остается открытым.

Опыт стран Европейского союза показывает, что преподавание основ религии в школе является лишь одной и вовсе не доминирующей частью религиозного образования. Ориентируя российскую религиозную педагогику на внешкольное воспитание, необходимо адаптировать положительный опыт исторического развития страны и вместе с тем избежать опасности создания некоторого подобия существовавшим в советский период идеологическим организациям. Новым направлением для отечественных специалистов может стать педагогика взрослых. Религиозному образованию в России, так же как и на Западе, предстоит решить проблему взаимоотношения образования и религии, определить грань его зависимости от богословия. Набожность сама по себе не сможет заменить педагогическое мастерство, так же как и неверующие педагоги не смогут в полной мере привести к постижению определенных религиозных доктрин.

Зарождающаяся в России религиозная педагогика должна обращаться не к абстрактному образу априорно религиозного человека, а к человеку, живущему здесь и теперь, социализированному в актуальных социально-политических условиях, подверженному воздействию рекламы и общества потребления, ценящего свободу и образование, находящемуся в поиске ценностей и смыслов. Несомненно значимыми в этом процессе формирования новой для России научной и практической дисциплины — религиозной педагогики — становятся обращение как к позитивному, так и к негативному международному опыту, научная кооперация, трансфер знаний и совместные программы как исследовательского, так и религиозно-духовного содержания.

 

ЗНАНИЕ. ПОНИМАНИЕ. УМЕНИЕ 2013 — №2

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: