reveal@mirvboge.ru

Российский бизнес: от благотворительности и PR-акций – к полноформатной социальной ответственности

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Бурмистрова Т.В.

В последние годы в России все большее распространение приобретает концепция и практика корпоративной социальной ответственности (КСО) бизнеса. КСО - это новый подход со стороны делового сообщества в организации своей хозяйственной и социальной деятельности, основанный на добровольной и осознанной вовлеченности предпринимателей в развитие экологической, социальной инфраструктуры общества

Конечно, экономические приоритеты всегда будут присутствовать в такой активности. Бизнес есть бизнес. Но следует по-новому взглянуть на его возможные выгоды с прямым и косвенным экономическим эффектом.

1. К прямому экономическому эффекту можно отнести:

Увеличение объемов продаж и рост прибыли

Повышение производительности труда

Снижение текучести кадров, заболеваемости и травматизма работников, Усиление инновационной активности

Улучшение инвестиционной привлекательности компании

Рост рыночной стоимости акций (повышение капитализации компании)

2. К косвенному экономическому эффекту можно отнести:

- Усиление управляемости компании за счет целевой стратегии и сплоченности коллектива

- Улучшение экологической ситуации на территориях

- Увеличение занятости населения

- Повышение уровня жизни населения на территориях.

- Повышение репутации компании

- Расширение публичности, узнаваемость бренда

- Подготовка потенциальных специалистов для компании.

- Снижение угроз и рисков, усиление экономической безопасности компании - Улучшение позиций в рейтингах корпоративного управления, КСО, устойчивого развития

- Снижение барьеров для выхода на международные рынки.

Динамика российских социальных расходов только на первый взгляд выглядит позитивно. Если же обратиться к структуре, выделив бюджетные инвестиции (государственные капитальные вложения), т.е. вложения, за счет которых обеспечивается создание основных непроизводственных фондов (т.е. объектов здравоохранения и образования, социальной защиты, детских домов и интернатов и т.д.), то налицо резкое сокращение бюджетных капвложений с 2006г. Это означает, во-первых, резкое сокращение многих социальных программ, во вторых, снижение капитальных расходов по отношению к текущим социальным выплатам. Другими словами, государство в своей социальной политике предпочитает увеличивать текущие социальные расходы, сокращая при этом капитальные вложения в объекты социально-культурной сферы.

На фоне активной государственной политики социальные инициативы бизнеса выглядят вполне уместно и должны всячески поддерживаться. Но это только на первый взгляд. Государство, попросту, не замечает траектории движения бизнеса в сторону социальной ответственности, вернее, замечает, но очень односторонне или индифферентно.

Об этом свидетельствует вся деятельность государственных структур за последние годы.

Начиная с 1995г. у нас действует Федеральный закон о благотворительности, который не играл сколько-нибудь существенной роли в активизации социальной деятельности предприятий и организаций. Частные и благотворительные фонды стали создаваться у нас в конце 90х годов и стали первыми прообразами будущих корпоративных фондов в стране.

Одновременно действует Федеральный закон о некоммерческих организациях, которые бурно начали развиваться. Таких у нас насчитывалось, по данным официальной статистики, в 2007г. 75112, а в 2009г. уже 79988, из них благотворительных фондов в 2007г. 3314, в 2009г. 5052 (соответственно, 4,4% и 6,3%) . Еще одним шагом в формировании институциональной среды благотворительности стало законодательство о целевом капитале некоммерческих организаций, практическое применение который находит только в последние два-три года.

В середине 2009г. Правительство РФ выступило с Концепцией содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в РФ, которая призвана содействовать развитию практики благотворительной деятельности граждан и организаций, а также распространению добровольческой деятельности (волонтерства). Становится очевидным, чем было вызван такой интерес государства к благотворительной деятельности. Об этом недвусмысленно было заявлено в формулировке целевой направленности это активизация потенциала благотворительности и добровольчества как ресурса развития общества, позволяющего дополнить бюджетные источники для решения социальных проблем внебюджетными средствами и привлечь в социальную сферу трудовые ресурсы добровольцев. При этом оценивается даже вклад труда добровольцев (14,5 млрд. руб.) и ставится задача увеличить его: при достижении уровня современных развитых государств до 100 млрд. руб.; при достижении уровня стран лидеров 200 млрд. руб. Объем благотворительных пожертвований в России оценивается сегодня в 45 млрд. руб., а при достижении уровня современных развитых стран может достичь 200-300 млрд. руб. Заметим, что величина расходов бюджета на социально-культурные мероприятия в 2009г. составляла 8479,6 млрд. руб. (т.е. в 2009г. доля благотворительных ресурсов составляла 0,7%) .

Эта идея переноса центра тяжести социальных расходов с бюджетных на внебюджетные источники обретает новую правовую базу (с 07.01.11) с помощью наделения особым статусом социально ориентированные НКО. Кроме того, идея развития добровольчества также получает свои правовые рамки и продвигается с помощью предоставления льгот волонтерам при уплате взносов во внебюджетные фонды . В дальнейшем предполагается доработать нормативно-правовую базу, регламентирующую участие некоммерческих организаций в оказании государственных социальных услуг, в целях расширения их участия в такой деятельности и более активного применения конкурсных механизмов финансирования таких услуг .

Таким образом идеология государственного регулирования социальной сферы, в настоящее время состоит в смещении акцентов в выполнении социальных обязательств с государственного сектора на третий (некоммерческий) сектор.    

Сама    по себе идея развития социального партнерства носит весьма прогрессивный и современный характер. Но при этом напрашивается естественный вопрос: почему между инициативами государства в разрешении социальных проблем и практикой реальных действий, исходящих от российского бизнеса, отсутствуют точки пересечения и взаимопонимание? Ведь вторая сторона социального партнерства российские субъекты хозяйствования давно уже ушла далеко вперед в вопросах социального и устойчивого развития. Об этом свидетельствует практика использования концепции КСО в России.

Игнорирование опыта социальных инвестиций российского бизнеса недопустимо. Идея передачи в руки третьему сектору реализацию части социальных обязательств государства в нашей стране (с ее бюрократической волокитой, высокой коррупционной составляющей), к сожалению, не может быть успешной в ближайшие годы. Другое дело, когда российские предприятия и организации, даже используя механизм НКО (но под собственным контролем), напрямую финансируют или спонсируют собственные или территориальные социальные программы, добиваясь при этом получения реальных экономических и социальных результатов.

Лишь разумное сочетание государственных инициатив и реальных практик российского бизнеса смогут дать плодотворные результаты. Тем более, что ведущие российские компании, участвуя в международной конкуренции, давно осознали необходимость перехода на принципы не только социально ответственного ведения бизнеса, но и устойчивого развития. Государство же в этих вопросах еще сильно отстает.

 

XII Международная конференция история управленческой мысли и бизнеса, (г. Москва, 28-30 июня 2011 г.). Социальная ответственность бизнеса и этика менеджмента

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: