Церковь, открытая для постмодернистов

В категориях: Общество, Церковь и власть


Росс П. Роуд

Церкви, которые ориентируют свое служение на достижение постмодернистов, начинаются с энергичной христианской общины (поместной церкви), уделяющей особое внимание серьезному духовному росту своих членов. Они часто могут излагать свое учение как посредством проповеди, так и находя для этого творческие художественные формы. Вообще они уделяют много внимания творчеству, современной музыке и сценическому искусству. В них есть и проповедь, и учение, но акцент делается на личном взаимодействии между членами церкви и творчестве.

В таких церквах существует ярко выраженная тенденция создавать малые группы. Но это не просто занятия по изучению Библии, а скорее группы близкого общения, члены которых служат друг другу духовно. Это служение может проявляться в виде обсуждения Библии, взаимных молитв, душепопечительских бесед, совместной трапезы и просто в виде любви друг к другу.

Людей здесь не покидает стремление к личному духовному росту. Он становится явным, когда Иисус начинает руководить жизнью верующего. Это подтверждает божественный парадокс, когда человек все более уподобляется Христу, обретая в то же время еще большую индивидуальность. Это проявляется в виде плода Духа (уподобление Христу) и даров Духа (индивидуальное выражение духовности).

Модернист, интересующийся Богом, хочет знать истину о Боге. Модернистская евангельская церковь очень хорошо удовлетворяет эту потребность, разрабатывая и совершенствуя систематическое богословие. Мы, посредством вероучения, пытались систематически объяснить все истины, касающиеся Бога, Его путей и Его Церкви.

Постмодерниста гораздо больше интересует, как ему лично узнать Бога. Поэтому церкви, открытые для постмодернистов, должны быть готовы дать исчерпывающие ответы на вопросы, подобные следующим: «Как мне узнать Божью волю в моей жизни? Как Бог руководит нами? Как мне следовать за Христом? Как я встречаюсь с Богом в Писании? Как мне вести глубоко духовную молитвенную жизнь? Как я могу услышать глас Божий? Как мне узнать, что Бог действительно говорит со мной?» Мы будем терять новообращенных, если попытаемся дать им систематическое богословие, в то время как они в действительности стремятся к личной встрече с Богом.

Означает ли это, что систематическое богословие неверно? Безусловно, нет — в действительности, оно совершенно необходимо, если верующий из постмодернистов стремится возрастать в благодати. Однако систематическое изложение вероучения не может больше оставаться на первом плане, как это происходит во многих евангельских церквах (см. вставку).

Рост церкви происходит через взаимоотношения и связи ее членов за пределами церкви. Приглашение друга присоединиться к общине может, в зависимости от обстоятельств, привести его в маленькую группу или на большое богослужение. Имеется ярко выраженная тенденция связей с вне церковной общиной через благотворительную деятельность и социальное служение нуждающимся. Это рассматривается как удобная возможность выразить любовь Христову и установить дружеские связи, которые могут стать спасительными.

Особое значение придается любви, выражаемой в личных взаимоотношениях, на общих собраниях и в индивидуальном общении со Христом. Посетители быстрорастущих церквей, открытых для постмодернистов, часто рассказывают о том, какие любящие и сердечные там люди. Возникает чувство любящей общины. Это ощущение того, что посторонний человек может зайти и, если захочет, стать своим. Но здесь нет ни давления, ни принуждения.

И, наконец, обычно в таких церквах особое внимание уделяется молитве. Это не значит, что до того в церквах не молились, но то, что в церквах, открытых для постмодернистов, есть тенденция уделять молитве существенно больше внимания.

Свидетельства, символы, парадоксы, притчи и истории

Постмодернисты любят свидетельства, символы, парадоксы, притчи и истории. В этом они сильно отличаются от «просвещенного» модерниста, который хочет только ясного изложения фактов. Чтобы достичь сердца постмодерниста, нам нужно оттачивать свое искусство рассказчика. Сам Иисус, безусловно, был мастером в этой области.

В то время как постмодернист может уйти от нас, если мы логически представляем ему Евангелие, он охотно выслушает личное свидетельство. Но свидетельства, которые его особо интересуют, — это не истории о чьем то спасении, а рассказы о нашем личном общении с Богом. Это может быть свидетельство о чудесном исцелении, отвеченной молитве или Божием руководстве. Важно, чтобы постмодернисты увидели в них Божие влияние на жизнь верующего. Они желают личного общения с Богом, а потому хотят слушать других людей, имеющих опыт такого общения.

Символы — это художественные выражения с точным значением. Нам нужно быть уверенными, что это просто символ, но символ, сообщающий важную истину.

В одной ориентированной на постмодернистов церкви был восстановлен христианский обычай второго века: класть щепотку соли на язык только что крещенного человека, когда он выходит из воды баптистерия. Пастор этим напоминает человеку, что мы — соль земли, и наша жизнь имеет значение духовной приправы в окружающем нас обществе.

Еще один пример: среди второго поколения христиан- постмодернистов появился обычай носить браслеты с аббревиатурой WWJD. Это первые буквы английской фразы «What Would Jesus Do?» — «Как бы поступил Иисус?». Браслет призван напоминать хозяину, что его жизнь должна быть отражением жизни Иисуса, даже в трудных ситуациях. Все это — примеры использования символики с целью донесения послания к сердцу верующего постмодерниста.

Парадокс — это еще одно мощное средство обращения к постмодернистскому уму. Многие из нас считают, что парадоксы могут сбить с толку, однако Иисус эффективно использовал их для передачи глубоких истин.

Мы учили, что первые будут последними, а последние первыми. Кто хочет быть руководителем, должен служить. Мы пришли к пониманию, что сила Божия совершается в немощи и что Бог хранит сокровище в невзрачных глиняных сосудах. Размышляя над этими парадоксами, верующий обретает более глубокое понимание христианской веры. Некоторые склонны избегать парадоксов или, во избежание путаницы, объяснять их. Нам нужно следовать примеру Иисуса, который знал, что некоторые из глубочайших истин необходимо выражать в форме парадокса, чтобы мы могли размышлять над ними.

Иисус был мастером притч. Мы снова живем в эпоху, когда рассказ большой духовной силы может проникать в сердца верующих. Иисус дал нам много притч, и они продолжают нести истину. Наша задача та же, что когда- то была у Иисуса: брать обыденные ситуации и наполнять их необычным смыслом.

Доктрины в постмодернистской церкви

Какую роль должно играть систематическое вероучение в церквах, открытых для постмодернистов?

■    Хорошей аналогией значения доктрин в жизни церкви служит ограда вокруг школьного двора. Психологические исследования показали, что, играя в школьном дворе, не обнесенном оградой, дети склонны собираться ближе к центру двора. Они боятся оказаться слишком близко к его краю из-за опасности попасть под машину. Однако стоит лишь установить ограду, как дети начинают использовать для своих игр весь двор. Смысл ограды на школьном дворе — обеспечивать безопасность детей, указывая пределы отведенной для них территории.

Подобным образом вероучение удерживает наши отношения с Христом в безопасных пределах. Смысл христианства в глубоких взаимоотношениях с Христом. Спасение — важный первый шаг в этих отношениях, но не все отношения. Нам нужно делать ударение на этих взаимоотношениях и том, как человеку поддерживать их, но в рамках здравого учения.

Если развить аналогию дальше, некоторые христиане склонны сосредотачиваться на длине ограды школьного двора, ее высоте, цвете, в который она окрашена, и материале, из которого она изготовлена. В то же время, они не учат школьников радостям игры на переменках. Иными словами, мы учим доктринальным тонкостям, но не учим, как практически узнать Христа в полных радости взаимоотношениях. Церковь, не делающая ударения на практике духовности, не сможет удерживать верующих из постмодернистов. При этом не имеет значения, насколько эффективна там проповедь Евангелия. Постмодернисты не останутся в церкви, которая главное внимание уделяет тонкостям вероучения, но не учит верующего, как ему лично узнать Бога. Как школьный двор без ограды — опасное место для игр, так и церковь без ясного библейского вероучения — опасное место для роста христианина.

Но смысл школьного двора не в ограде, и еще меньше в ее цвете. Это — место для игр. Смысл церкви не только в обсуждении тонкостей вероучения. Это место, где нужно учиться жизненно важным, основанным на Библии взаимоотношениям с Христом и поклоняться Ему в радости совместно с общиной. Библейское учение очень важно, но в плане развития личного познания Бога.

 

Росс П. Роуд, Христианство и постмодернизм, или какой будет Церковь нового тысячелетия

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: