Европа остается самой христианской частью мира

В категориях: Общество, Церковь и власть

Роман Лункин

Традиция или свобода совести?

 

На протяжении XIX и XX веков в европейских странах происходил постепенный отказ от государственного статуса различных христианских Церквей – Католической, Православной, Лютеранской, Реформатской. Причины были разные – революционные события, секуляризация, постсоветская демократизация, внутренние стремления общества и Церкви к более независимому диалогу как Церкви и граждан, так и христиан разных конфессий. Однако, как ни странно, это не привело к абсолютной дехристианизации Европы. На сегодняшний день, по данным Центра Pew (США), Европа остается самой христианской частью мира: 26% всех христиан планеты живет именно здесь, 75% европейцев так или иначе относят себя к христианству, число мусульман продолжает оставаться не таким уже большим – 6% европейцев. Страны Евросоюза выработали многообразные ответы на вызовы современности для того, чтобы не потерять свою идентичность.

Один из главных вызовов, которого боится и Россия, – это унификация в соответствии с международными стандартами, которые установлены также Европейской конвенцией по правам человека, практикой Европейского суда по правам человека. В Конституциях и законах 28 государств ЕС отмечается безусловное равенство всех религий и верующих перед законом (ст. 9 Конвенции), а также свобода ассоциаций и собраний (ст. 11 Конвенции). Лиссабонский договор, заменивший собой Конституцию ЕС в 2007 году, довольно либерален в отношении того, как власти разных европейских стран могут определять свои религиозные приоритеты. Статья 16 (С) этого договора гласит, что «Союз уважает и не нарушает статус Церквей и религиозных объединений и общин, согласно национальному законодательству государств-членов» (наряду с уважением статуса философских и неконфессиональных обществ и необходимости поддержания диалога со всеми Церквами и организациями). На деле унификация носит относительный характер – если кто-то хочет добиться для себя «более равных прав», то в каждом конкретном случае обращается в Страсбургский суд (как это делали «Свидетели Иеговы» из Греции, мусульмане и атеисты из Норвегии, противники распятий в школах Италии и т.д.). В каждом отдельном случае Европейский суд оценивал, насколько то или иное ограничение прав верующих или неверующих необходимо.

В патриотическом сознании европейского общества и его элит подчеркивать принадлежность своего народа к какой-либо исторически укорененной религиозной традиции в законодательстве целесообразно для того, чтобы на практике регулировать отношения с одной или несколькими большими национальными Церквами. Вместе с тем в рамках национального государства, пусть и живущего в условиях глобализации и переселения народов, существует множество других способов для регулирования религиозного пространства.

Существуют государства ЕС, где никакая религия или конфессия не наделяется особым статусом или упоминанием в Конституции и законодательстве: Франция, Словения, Нидерланды, Чехия, Венгрия, Германия, Ирландия, Австрия, Хорватия, Эстония. Будучи формально абсолютно светскими, эти страны предоставляют особый статус исторически укорененным Церквам. Закон о религии, принятый еще в 1905 году, в светской Франции гласит, что «Республика не признает, не финансирует и не субсидирует никакую религию… Тем не менее в бюджеты государства или публичных лиц могут быть включены расходы на службу капелланов, гарантирующую свободное исповедание религии в публичных учреждениях, таких как школы, колледжи, дома престарелых, приюты и тюрьмы…». В Чехии объединения верующих лишь после 10 лет существования могут получить «специальные права»: преподавание религии в школе, создание своих школ, окормление тюрем и военных частей, получение государственных субсидий. В Германии этот особый статус корпорации публичного права для некоторых объединений прописан особенно четко. В Ирландии особый статус Католической Церкви был убран из Конституции в 1972 году. В Австрии, как и во многих других странах ЕС, отношения со Святым Престолом регулируются в рамках конкордата, закон о признании мусульманских обществ был принят в 1912 году, а Акт о равенстве католических и протестантских общин – в 1961 году.

Государства ЕС, в Конституциях которых упоминается единственная религия (конфессия) в качестве государственной: Великобритания, Швеция, Дания, Мальта, Греция. Ситуация в сфере отношений Церкви и власти в каждой из этих стран радикально отличается. В Великобритании сложилась сложная система: главой Англиканской Церкви является королева, однако Церкви в Уэльсе и Северной Ирландии были отделены от государства, а в Шотландии существует своя Церковь Шотландии. Королева является также членом Пресвитерианской Церкви на севере. При этом негосударственные Церкви организованы как добровольные ассоциации в соответствии с обычным секулярным законодательством.

В Швеции, Дании, Норвегии, Финляндии с 1990-х годов идет процесс отделения Церквей от государства и выведения их из-под контроля правительства. Особняком стоят лишь Мальта, где на государственном уровне признана Католическая Церковь, и Греция, где государственной религией является православие. В Греции в 1980-е годы были приняты законы, уравнивающие в правах православных и неправославных верующих, прежде всего католиков и протестантов, а тесная связь Церкви с государством, особенно в условиях кризиса, вряд ли стала благотворной для греческого православия. Его независимость относительна: в июле с.г. было создано специальное агентство по управлению имуществом Церкви совместно с правительством. В других странах Церкви скорее отказываются от тесной связи с властью ради того, чтобы быть ближе к людям.

Государства ЕС, в законодательстве которых в качестве привилегированной упоминается одна конфессия: Италия, Испания, Португалия, Кипр, Польша, Люксембург. В Италии были подписаны соглашения не только с Католической Церковью, но и еще в 1980-е годы с адвентистами, пятидесятниками, баптистами, мусульманами, позже со «Свидетелями Иеговы» и буддистами. В Испании в Конституции осталась лишь корректная ссылка на католицизм: «Никакое вероисповедание не может быть государственным. Власти принимают во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживают соответствующие отношения сотрудничества с Католической Церковью и другими вероисповеданиями». Конституция Польши отличается особым упоминанием нации как сообщества людей, верующих в Бога, а отношения со Святым Престолом опять же строятся в рамках конкордата.

Финляндия отличается тем, что в качестве государственных Церквей признано две – Лютеранская и Православная. В отличие от централизованной Католической Церкви отношения с ними регулировать сложнее.

Государства ЕС, в законодательстве которых в какой-либо форме выделены конкретные религиозные объединения: Латвия, Литва, Бельгия. В Латвии особо выделяются в Гражданском кодексе только те Церкви, которые имеют право совершать церемонии бракосочетания: Лютеранская, Католическая, Православные, старообрядческие, методистские, баптистские Церкви, Церкви адвентистов седьмого дня и иудейские религиозные общества.

В Литве ст. 5 закона о религии перечислены 9 традиционных общин: римско-католическая, греко-католическая, евангелическо-лютеранская, реформированная евангелическая, русская православная, старообрядческая, иудейская, мусульманская (сунниты) и караимы. В Бельгии статус «признанной религии» имеют католицизм, протестантизм, иудаизм, англиканство, ислам и Православная Церковь (греческая и русская).

Государства ЕС, в законодательстве которых есть ссылка на какую-либо общую духовную традицию: Словакия, Болгария, Румыния. В Словакии в преамбуле Конституции признается значение кирилло-мефодиевского духовного наследия и исторического наследия Великой Моравии. В ст. 13 Конституции Болгарии говорится, что традиционной религией является восточно-православное вероисповедание. В Румынии фактически особым положением обладает православие, а приведенный в Конституции (ст. 82) текст присяги президента страны заканчивается словами «Да поможет мне Бог!».

Отсутствие упоминания христианства в общих документах Евросоюза, мощное секулярное лобби в европейском обществе отнюдь не уничтожили религиозную самобытность ни Италии, ни Швеции, ни Болгарии. В Конституциях и законах европейских стран нашло отражение общеевропейское признание принципов свободы религии и убеждений, на региональном уровне европейцы по-прежнему защищают свои национальные интересы, и именно это укрепляет ЕС. Как и Россия, Евросоюз – это многонациональное и многоконфессиональное сообщество, сильное в своем многообразии.

ng.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: