Ходорковский “постепенно разбирается”, как его освободили, и подтверждает факт письма Путину

В категориях: События и вести


Михаил Ходорковский, после помилования прилетевший в Германию, рассказал о личном письме президенту России Владимиру Путину, которое ему передали вместе с официальной бумагой о помиловании. Также он признался, что у него самого нет полной информации о том, как и почему его освободили, но он "начинает постепенно разбираться" в этом. Cообщил, что может вернуться в Россию при одном условии и объяснил, почему ранее многократно отказывался

Ходорковский накануне вечером дал два интервью российским СМИ: журналу New Times и телеканалу "Дождь". Минута первого интервью была выложена на видеохостинг Youtube в качестве анонса, после чего сайт журнала обрушился из-за наплыва посетителей. Второе интервью Ходорковский попросил не пускать в эфир полностью до пресс-конференции - она состоится в 16:00 мск. Но "Дождь" его постепенно расшифровывает. А интервью New Times в воскресенье было частично выложено на сайте журнала.

Главред New Times Евгения Альбац, интервьюировавшая Ходорковского, отмечает, что он "говорит скорее тихо, без всякой экзальтации", от вопросов не уходит, лишь иногда указывает: "У меня остались заложники, не хочу им навредить".

В интервью "Дождю", которое брала Ксения Собчак, Ходорковский поблагодарил за поддержку, сообщив, что "любому человеку, который 10 лет проведет в тюрьме, приятно знать, приятно понимать, что его чисто по-человечески не то, чтобы не забыли, может и не знали никогда, но поддерживают". При этом он уточнил, что для него важно мнение людей, которые "хотят сами управлять своей судьбой". "Есть люди, которые привыкли вверять судьбу кому-нибудь и дальше слепо следовать тому, кому они ее вверили. Вот их мнение меня не очень волнует", - пояснил он.

О собственном освобождении у Ходорковского, как он признался, информация есть лишь ограниченная, хотя он и согласился с термином Собчак, описавшей это как "шпионскую сагу". О помиловании он узнал из выпуска теленовостей. "Не всем фактам я имею объяснения. Все-таки объем информации, которым я владею, ограничен. Я сейчас с чем-то начинаю постепенно разбираться, но я знаю далеко не все", - сказал экс-глава ЮКОСа.

Ходорковский подробно рассказал о хронологии событий в этот день. Сообщил, что, посмотрев новости, понял, что решение уже принято. Загодя собрал все нужные бумаги, а разбудили его после двух часов ночи. "Через несколько часов меня посадили в этот самолет, самолет довез меня до Берлина, в Берлине меня встретил господин Геншер. Роль господина Геншнера во всем этом процессе мне была хорошо известна, потому что именно от него мне поступило предложение написать то, что я написал". (О дальнейшем также можно судить по другому интервью - политолога Александра Рара, который встречал вышедшего на свободу бизнесмена в Берлине, назвал произошедшее "делом тайной немецкой дипломатии" и предрек Ходорковскому "путь Солженицына".)

Накануне Ходорковский встретился с сыном и родителями, в ночь на воскресенье опубликовано видео встречи с Мариной и Борисом Ходорковскими, снятое около отеля "Адлон".

Как и многие наблюдатели, он увязал свое освобождение с политическими выгодами и кануном Олимпиады: "То решение, которое может быть принято сегодня - о том, что с делом этим надо заканчивать, - может быть не принято через восемь месяцев. Я не мог не принимать во внимание ситуацию с Олимпиадой, ситуацию с "восьмеркой", где председательствует Россия летом и так далее. Если Путину выгодно принять это решение сейчас (и мне это тоже выгодно), то ситуация won-won – всегда хороша, я лично считаю".

Ходорковский рассказал, почему не признает вины: могут обвинить любого сотрудника ЮКОСа

Ходорковский также подчеркнул, что отказывался признавать вину в прошении о помиловании "по очень практической причине" - из-за опасностей для других сотрудников ЮКОСа.

"Вы все время не обращаете внимания на одну деталь, а я как раз на нее обращал внимание постоянно: и после предложения господина Медведева (о помиловании - прим.ред. NEWSru.com) господин Путин сакцентировал внимание на необходимости признания вины. И далее, когда Владимир Владимирович говорил, что он готов рассмотреть, он каждый раз делал акцент на необходимости признания вины. Это было для меня неприемлемо по очень практической причине. Не потому, что мне интересно, как на эту тему посмотрят журналисты, а потому, что признание вины с моей стороны означает - при том подходе, который демонстрировали наши следственные и судебные органы, - что весь ЮКОС, любой человек из ЮКОСа по формальному признаку может быть признан преступником как член безразмерной организованной группы на основании того, что господин Ходорковский признал, что он сначала недоплатил налоги с проданной нефти, а потом украл эту нефть".

Тему признания вины Ходорковский раскрыл и в интервью для New Times. Прошение о помиловании он назвал "липовой бумажкой", но подчеркнул: "В этой липовой бумажке была только одна не липовая проблема (имея в виду времена Медведева) - признание вины. Потому что, как только я пишу, что признаю вину, куча уважаемых мною людей попадают в очень тяжелую ситуацию, фактически любой человек, ранее работавший в ЮКОСе, становится уязвимым. Как у нас рисуют "организованную группу", объяснять не надо... Признание вины имело бы вполне конкретные последствия для очень широкого круга людей, которых мне подставлять никак не возможно... Если бы я в такой ситуации написал признание вины, то мама моя меня бы домой не пустила".

Напомним, что отбывая наказание, Ходорковский многократно отказывался признавать вину. Так, в 2011 году он указывал: "Признание вины в уголовном преступлении, которого не было, совсем иное. Это лжесвидетельство. От него обязательно пострадают невинные люди. Ценой лжесвидетельства покупать свободу я не могу".

Адвокаты Ходорковского при этом указывали, что требование признания вины - абсолютно неправомерное. "Признание осужденным своей вины - абсолютно противоправное требование. Оно не может быть приемлемо для человека, который не признает свою вину. Но оно и не может перечеркивать его конституционное право быть помилованным", - заявлял Вадим Клювгант.

Ходорковский подтвердил факт письма Путину

"Я действительно написал два документа, один - это прошение о помиловании, второй - это личное письмо Владимиру Владимировичу", - заявил Ходорковский. В письме, по его словам, "содержалась аргументация - она совершенно не секретная, - связанная с семейными обстоятельствами. То, чем я буду заниматься в будущем"...

Он сообщил, что письмо никоим образом не может его скомпрометировать - "за исключением тех тем, которые я из семейных соображений не хочу озвучивать". Он также сообщил, что "благодарен президенту (за то), что он не стал их озвучивать". В остальном в письме "я там продекларировал только то, что я неоднократно заявлял в СМИ, в частности отвечая на ваш вопрос - то есть что меня судьба активов ЮКОСа не волнует".

Ходорковский не будет участвовать в возможных судах акционеров ЮКОСа

Ходорковский заявил, что его не волнует судьба активов ЮКОСа и участвовать в возможных судах акционеров нефтяной компании он не будет.

При этом он отметил: "Когда вы меня спрашиваете в более широком смысле, считаю ли я дело ЮКОСа законченным - конечно, нет. До тех пор пока Платон Леонидович в тюрьме и Пичугин в тюрьме, дело ЮКОСа нельзя считать законченным. Оно будет для меня оставаться предметом серьезных дум и усилий... В 2004 году, после продажи "Юганска", я был отстранен от руководства пакетами акционеров. И более того, я потом вышел из числа акционеров. Президент прекрасно понимает, что вопрос по менеджированию этой ситуации, особенно связанный с интересами миноритарных акционеров, не стоит".

Собчак спросила: "Есть авторитетные источники, которые говорят, что эти акционеры завязаны на господине Невзлине". Ходорковский на это ответил: "Я вам повторю, президент (Путин) прекрасно понимает, что я не способен менеджировать эту ситуацию. Я не брал на себя ответственность за то, что я сумею убедить людей, с которыми я 10 лет не общался - я надеюсь, что пообщаюсь в ближайшем будущем, но пока я Леониду Борисовичу (Невзлину) по телефону два слова сказал. И я лично не буду принимать в этом участия никакого, и я не буду получать никакого интереса от того, выигрывают в этих процессах акционеры ЮКОСа или не выигрывают. Для меня эта тема закрыта... Деньги, принадлежащие акционерам ЮКОСа, меня не интересуют".

"Шутки" с Сечиным

Президент "Роснефти" Игорь Сечин накануне заявил, что теоретически готов рассматривать интересные предложения по поводу предоставления работы экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому. При это он отметил, что места топ-менеджеров заняты, и соискателю необходимо подтвердить квалификацию.

Ходорковский это заявление расценил как шутку. "Я могу пошутить в ответ: для того чтобы разобраться, с какой работой именно я могу справиться, он может поработать на моем рабочем месте, причем я не желаю ему, чтобы это продолжалось так долго, как у меня. Даже полугода ему будет достаточно, чтобы понять, на что вообще способен человек после такой работы", - сообщил экс-глава ЮКОСа. Главный добывающий актив нефтяной компании - "Юганскнефтегаз" - был продан с аукциона, а затем куплен "Роснефтью".

Ходорковский вернется в Россию

В интервью New Times Ходорковский подтвердил, что вернется в Россию. "Конечно", - ответил он на соответствующий вопрос главреда издания Евгении Альбац. Потом добавил: "Значит, еще раз: господин Песков сказал, что я могу в любой момент вернуться. Он лично, я слышал... Но с объективной точки зрения я вернусь только в том случае, если буду уверен, что смогу выезжать при необходимости. В нынешней моей семейной ситуации - это главное условие".

Помилование

20 декабря президент России Владимир Путин подписал указ о помиловании Ходорковского, после чего тот вышел на свободу из колонии номер 7 в карельском городе Сегежа. О намерении в ближайшее время подписать указ о помиловании Ходорковского президент заявил после традиционной большой пресс-конференции 19 декабря.

Ходорковский находился под стражей с октября 2003 года. Он обвинялся в хищениях и неуплате налогов. Вместе с экс-главой ЮКОСа перед судом предстал его бизнес-партнер Платон Лебедев. Они были признаны виновными в ряде экономических преступлений и получили по 8 лет тюрьмы. В конце 2006 года против Ходорковского и Лебедева завели еще одно дело - о хищении нефти. Они получили по 14 лет колонии, позже срок заключения был незначительно снижен. Лебедев, который прошение о помиловании не подавал, должен выйти на свободу 2 мая 2014 года. Ходорковский должен был оказаться на свободе 25 августа 2014 года.

newsru.com

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: