Чем Виктор Янукович не похож на Владимира Путина

В категориях: Политика, экономика, технология


Михаил Фишман    

Чем Виктор Янукович не похож на Владимира Путина

В Киеве война, а про Виктора Януковича говорят, что он свой выбор сделал и идет по стопам Лукашенко и Путина. Теперь принято рисовать трехголового дракона славянской внешности.

Конечно, общие черты есть. Да, россиян, украинцев и белорусов поселили в постсоветском гетто, где по единственному работающему правилу правители цепляются за власть зубами – так, чтобы покинуть свои кабинеты желательно только вперед ногами. Это все. В остальном схожесть между режимами Путина и Януковича – это обман зрения.

Потому что в заочном соревновании по удержанию этой власти – по игре в царя горы: залез наверх и колошматишь сверху каблуками всех отстающих – Янукович не просто аутсайдер. Он авантюрист, идущий своим, отдельным маршрутом. Представьте себе спортсмена, который бежит не по беговой дорожке, а напролом, – а в нашем случае буквально через живую стену из сотен тысяч человек, которые, разумеется, никуда его не пропустят.

С Путиным в мире имеют дело. Даже Лукашенко – дистиллированный диктатор – ходит на грани санкций, но остается фигурой, с которой возможен дипломатический разговор. Стремительно теряющий легитимность Янукович по мере развития им же провоцированного политического кризиса все больше становится похож на одного из проходных древнеримских императоров, которые получали власть по наследству и использовали ее только для того, чтобы выжать побольше денег и удовольствий, – до тех пор, пока дело быстро не кончалось переворотом.

Александр Лукашенко над своим южным соседом смеется в голос: прекрасная страна, говорит, а такой бардак. «Как только дети президента начинают заниматься бизнесом – жди беды». Пройдет не так много времени, и Владимир Путин будет, как принято говорить, отстраиваться – демонстрировать на примере Януковича, до чего можно довести страну, когда нет мандата доверия от народа. Так что будет ошибкой думать, что Янукович воспроизводит российский опыт – он его в лучшем случае пародирует.

Политическая наивность, с которой Янукович взялся за свой президентский гуж, сыграла с ним злую шутку. Выстроенная им конструкция оказалась слишком топорной и косной – проседает от малейшего давления и, главное, не дает маневрировать. Посадить в тюрьму главного политического конкурента, не только произвести собственного сына в олигархи, но и отдать под его контроль весь финансовый блок правительства, довести экономику популистскими мерами до полноценного кризиса – любой правитель, размышляющий о перспективах, постарается избегать столь простых решений. В России все-таки ничего такого пока что не происходит, а что-то из этого и вовсе трудно себе представить.

Последствия налицо. Бывший политический заключенный Михаил Ходорковский на свободе и не планирует свергать Путина. Что сделает, когда выйдет из тюрьмы, Юлия Тимошенко? И что делать, чтобы она не вышла? Вот ничего другого и не остается в сухом остатке, кроме как уже на следующем повороте вооружать «Беркут» огнестрельными карабинами, в очередной раз сужая и без того узкое пространство для маневра – на этот раз до пятачка на улице Грушевского.

Не такой уж банальный сюжет: лидер, пришедший к власти в ходе свободных и конкурентных выборов, последовательно и с невероятной скоростью уничтожает собственную легитимность, не предлагая взамен никакой структуры, а только голую, безответственную и неподотчетную власть. Путин двигался если не в противоположную сторону, то галсом уж точно: строил «стабильность», в которой у него есть один мощный козырь – безальтернативность. Если не он, то кто? И общество кивает растерянно: нет у него ответа.

Янукович же не просто не безальтернативен – еще по декабрьским опросам относительно мирного периода Виталий Кличко дышал ему в затылок в пределах статистической погрешности, а сложенным вместе рейтингам оппозиционных лидеров Янукович проигрывает с треском. Даже такая вроде бы сильная карта, как интересы украинского Востока, теперь выглядит безнадежно битой: кто признает, что это Восток и Запад выясняют отношения на киевских улицах, когда все видят, что это власть объявила войну своему народу?

Путин построил унылую, бесперспективную, недемократическую, неэффективную и деградирующую систему, но тем не менее она работает. К легитимности Владимира Путина есть вопросы: он действует в заведомо неконкурентном поле, нарушая дух и положения Конституции, в тюрьме сидят политические заключенные, а выборы в Думу сфальсифицированы – и, соответственно, нелегитимны принимаемые ею законы. Но у него до сих пор есть и группа поддержки, относительно влиятельная, и механизмы, позволяющие регулировать политическое напряжение, как огонь в конфорке – в режиме ручной настройки. Сегодня он натравит на активистов следователей – завтра допустит уличную оппозицию к «показательно чистым выборам».

Один, понимая, что именно в столице всегда решается вопрос власти, фактически вводит в ней режим особой, более мягкой правовой зоны. Второй ведет себя в столице своей страны как захватчик, а его подчиненные отдают приказы стрелять по людям. Один запрягает долго и терпеливо – шьет приводные ремни для репрессивных законов: дает трибуну, строит повестку дня, как бы ведет дискуссию, – второй через подконтрольных депутатов проводит ровно тот же пакет законов буквально за полчаса.

Как метко заметил недавно бывший главный редактор журнала «Корреспондент» Виталий Сыч, разница между Украиной, с одной стороны, и Россией и Белоруссией – с другой, заключается в том, что россияне и белорусы в обмен на свою свободу получают хоть какие-то материальные (от себя заметим – и не только) дивиденды, а украинцам не дадут вообще ничего. «Не будет ни дорог, ни пенсий, ни сильного госсектора. Все разворуют». Получится не Россия и не Белоруссия, а Бурунди.

Несменяемостью и насилием на европейской части постсоветского пространства никого особо не удивишь, но лобовая вооруженная атака против своих сограждан – новое слово в государственном управлении в этой части земного шара. Простота хуже воровства, за которое Виктора Януковича судили еще при советской власти. И путинский авторитаризм в его исполнении теперь звучит как напетая соседом ария Карузо из анекдота.

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: