Что такое либеральное богословие

В категориях: Трудные места


И. В. Музычко

Либеральное богословие - это проникновение идей гуманизма в христианское богословие, а если выражаться проще - это религиозное неверие. Как уже говорилось, в эпоху Возрождения теология еще не была отделена от светских наук -    философии и естествознания.

 

Ученые и философы были номинально христианами, на западе, как правило, католиками, а начиная с эпохи Реформации и протестантами. Так как обычно это были люди не возрожденные, то они легко принимали идеи гуманизма и развивали их в своих произведениях. Эрнст Пикеринг в своей замечательной книге «Библейский сепаратизм» пишет:

«Семнадцатый и восемнадцатый века стали свидетелями зарождения и развития всевозможных безбожных теорий и учений, прямо противоположных библейскому христианству. Постепенно все эти противоречащие Библии идеи стали завладевать умами, а со временем и доминировать, особенно в высших учебных заведениях. Так зарождался современный религиозный либерализм. В результате всех этих процессов возник колоссальный религиозный конфликт: между теми, кто верил в абсолютный авторитет Библии во всех вопросах веры и жизни, и теми, кто вообще отрицал авторитет Слова Божьего, или же признавал его только частично».

Среди философов того времени получил дальнейшее развитие гуманистический тезис о превосходстве человеческого разума. Согласно Библии, вера не является продуктом человеческого разума и не зависит от него, хотя вера и не противоречит разуму. Для духовного христианина вера является инструментом познания всего Божественного, сверхъестественного: «Верою познаем, что века (миры) устроены словом Божьим, так что из невидимого произошло видимое» (Евр. 11:3). Английский философ Джон Локк (163217 04) в своих произведениях опровергал это библейское положение. Он утверждал, что все сверхъестественное и чудодейственное, как не согласное с человеческим разумом, должно быть отвергнуто, как не существующее. Эрнст Пикеринг пишет:

«Фактически, Джон Локк провозгласил человеческий разум, стоящим превыше всего: в том числе превыше Бога и Библии. С появлением философских произведений Джона Локка и ему подобных, идеи о превосходстве человеческого разума начали проникать также и в религиозные и церковные круги, завоевывая себе все большее число сторонников».

Те из христианских учителей, которые восприняли эти, по сути дела, безбожные идеи, стали называться либеральными богословами. Так родилось либеральное богословие.

Следующей идеей, которую развивали гуманисты, был взгляд на христианство как на результат естественного развития мысли, а не как на Божественное откровение. Самым известным гуманистом, через которого сатана распространял это учение, был Мари Франсуа Аруэ, более известный в истории как Вольтер (1694-1788). Он выступал, по сути дела, с атеистических позиций, и полностью отвергал божественный характер происхождения христианства. Вольтер учил, что любая религия, в том числе и христианство, возникла в результате невежества и страха первобытных людей, и не является откровением Бога. Для доказательства своей теории Вольтер воспользовался некоторым сходством христианства с другими мировыми религиями. В книге «Библейский сепаратизм» читаем:

«Идеи Вольтера быстро приобрели популярность. В последующие годы в программу колледжей и университетов был внесен предмет «Аналогия мировых религий». Студентов учили, что в каждой религии есть что-то положительное, и что христианская вера не является чем-то уникальным, а всего лишь объединяет в себе идеи многих других мировых религий».

Известный немецкий философ Иммануил Кант (1724-1804) тоже способствовал развитию либерального богословия. В своих произведениях он развивал учение о превосходстве нравственных качеств человека. Кант очень ценил нравственные заповеди христианства, но не признавал силу благодати Божьей, которая одна и дает человеку силу осуществить в своей жизни эти христианские заповеди. Эрнст Пикеринг пишет:

«Из произведений Канта становится ясно, что он отрицал библейское учение о греховности и неспособности человека без веры угодить Богу. Кант расценивал человека как существо, способное на добро, если только сам человек этого захочет, причем без какой-либо помощи со стороны Бога и без веры в Него. Кант также учил, что Бога невозможно познать. Хотя Кант считал себя христианином, он не придавал должного значения Библии и изложенному в ней Божьему плану спасения. Воззрения Канта оказали большое влияние на последующие поколения либеральных богословов».

Для духовного христианина очевидно, что такие взгляды являются заблуждением, так как они противоречат Писанию и опыту жизни о том, что человек греховен и нуждается в благодати Божьей для своего спасения. Гуманисты и либеральные богословы объявляли человека носителем нравственности и считали, что человечество способно само без Бога построить идеальное общество благоденствия. На упоминавшемся уже выше сайте пастора Абрамова говорится:

«Действительно, ни что так хорошо не подходит для обожествления человека как либеральное богословие. Оно начинается тогда, когда в головах многомудрых теоретиков Господь и Его Слово перестают быть абсолютными критериями истины и на их место забирается человек с его грехами и слабостями. С помощью этой доктрины сатана сразу убивает двух зайцев: он обожествляет человека, и при этом, параллельно очеловечивает Бога. Сначала происходит деформация личности Христа в сторону усиления акцента на Его человеческой природе. Потом Христу придается все больше и больше человеческих черт; потом греховных черт; а заканчивается это полным отрицанием божественности Господа Иисуса.

Отношение либералов к Библии это вообще отдельный разговор. Сегодня дьявол старается деформировать доктрину о богодухновенности Священного Писания, и заменить её на «человеко-духновенность». Там, где он этого добивается, христианство теряет свой фундамент, и становиться еще одной религиозно-философской системой, коим не счесть числа; системой, лишенной силы и присутствия Божия, и поэтому полностью подконтрольной дьяволу. Обрядовая сторона в такой системе может быть абсолютно любая, сколь угодно древняя. Её история может быть сколь угодно славной. Но если система построена, на каком либо ином фундаменте, кроме Христа, это уже не Церковь Божия, а именно система, ибо написано: «Никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос»(1Кор3:11).

И кесарь, и мир, и дьявол с радостью приветствуют гуманизированное и секуляризованное христианство, из которого изгнано всё Божественное и оставлено только человеческое. По сути своей эта псевдорелигия ни чем не отличается от морального кодекса строителей коммунизма. Тот же набор добродетелей, стандартный список запретов и предписаний, простые и доступные ответы; а главное, все знают, что такое хорошо и что такое плохо: «Воровать плохо, особенно у государства, врать нехорошо, особенно следователю», и так далее. Многие сильные мира сего с удовольствием бы приняли для своих подданных христианскую мораль без Христа. Десять заповедей без Бога и даже без Моисея, Нагорную проповедь без Иисуса; человек, усвоивший и исполняющий всё это, превращается в идеального подданного - трудолюбивого, честного, правильного.

Сегодня не прекращаются попытки насадить что-то подобное в России, стране, где жестокость бунт и хаос составляют неотъемлемую часть национального характера. Но вся проблема состоит в том, что как точно сказал Солженицын: «Кризис гуманизма все более обнаруживает нежизнеспособность нравственных представлений, оторванных от их религиозной основы». На практике нравственность не может существовать без Того, Кто установил нравственные законы и заповеди. А в Его отсутствие водворяется деградация и моральное разложение, а все попытки утвердить Библейскую нравственность без Бога заранее обречены на провал».

Фридрих Шлейермахер (1768-1834) развивал учение о сущности религии как внутреннего осознания Бога. В своих произведениях он утверждал, что религия представляет собой чувство зависимости от Бога, что это ни что иное, как только внутреннее переживание или определенное чувство, свойственное человеку. Он считал, что чем интенсивнее это чувство, чем оно сильнее, тем более религиозен человек.

Шлейермахер считал, что доктринальные особенности и богословские истины сами по себе не представляют никакой важности. Сущность христианства, по его мнению, заключается в радости внутреннего осознания Бога. Эрнст Пикеринг продолжает:

«Идеи Ф. Шлейермахера оказали большое влияние на его современников. Приняв выдвинутые Шлейермахером понятия, человек может отвергнуть все основы веры, изложенные в Священном Писании, продолжая при этом считать себя глубоко «религиозной» личностью, любящей Бога и пребывающей в общении с Ним».

Для христианина, просвещенного светом истины Христовой, совершенно ясно, что такое понимание христианства противоречит Священному Писанию, ибо Евангельское христианство зиждется не на зыбком песке человеческих чувств, а на твердом фундаменте Евангелия, где ясно написано, что сделал Бог во Христе для нашего спасения и что должны делать мы для Его славы.

Многие либеральные богословы оказались под влиянием немецкого философа Гегеля (1770-1831), который был пантеистом и не признавал единого всемогущего Бога, Творца всего видимого и невидимого, о Котором говорит Библия. Христиане, стоящие на фундаментальных позициях Евангельского христианства, убеждены, что основы христианской веры были однажды утверждены Самим Богом и остаются постоянными и неизменными. Гегель, который отождествлял Бога со всей природой, считал, что Бог постоянно изменяется и поэтому абсолютных истин не существует. Основу философии Гегеля составляют принципы эволюционного процесса, примененные им к теологии. Эрнст Пикеринг пишет:

«Согласно понятиям Гегеля, постоянная и неизменная вера, дарованная Богом, невозможна, так как сама по себе вера также подвержена постоянным изменениям. Естественно, что были те, кому такой подход к вопросам веры понравился и постепенно даже стал популярным, так как в тот период многие ученые считали, что вся вселенная постоянно меняется и развивается, как единый организм, у которого нет Создателя и Руководителя».

Христиане, стоящие на позициях фундаментального Евангельского христианства, убеждены, что основы христианской веры постоянны и неизменны: «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1Кор. 3:11).

Главным пунктом в либеральном богословии было то, что оно отвергало богодухновенность Библии, а рассматривало ее как творение человеческого разума. Было объявлено, что к изучению Библии нужно относиться, как к изучению любого древнего сочинения. Критерием истины при изучении Библии был человеческий разум. Все, что не согласуется с простой человеческой логикой, все, что противоречит естественным законам природы, объявлялось мифом. На этом основании мифами были объявлены все Божьи чудеса, содержащиеся в Писании, такие как сотворение человека, его грехопадение, непорочное зачатие Христа, Его Божественность, Его искупительная жертва, Его воскресение и многое другое. Расхожим лозунгом либерального богословия было следующее утверждение: «Библия не является Божьей истиной, а в Библии содержится Божья истина, и задача человеческого разума - уметь извлечь ее оттуда». Эрнст Пикеринг пишет:

«Религиозный либерализм постепенно развивался и в XVIII веке значительно утвердился. Либеральный дух проник в различные сферы общества, оказывая свое влияние и на религиозные круги. В результате Библию к тому времени уже перестали считать Книгой, заслуживающей безусловного доверия, так как либеральные богословы объявили, что она не является откровением Бога. Человека они уже не рассматривали как погибшего в грехах, а, наоборот, смотрели как на существо, постоянно совершенствующееся. Многие не верили в существование ада и в возможность вечного осуждения. Такие явные религиозные либералы, как Р. В. Дейл, считались самыми авторитетными евангельскими богословами. Закваска неверия, не встретив сопротивления, проникла на кафедры церквей большинства христианских деноминаций».

Появилось очень много «евангельских» проповедников, которые не признавали Библию за Слово Божье, которые не верили в то, что Бог может творить чудеса, не верили в искупительную жертву Иисуса Христа. Они считали Его не Богом, пришедшим на землю для спасения погибшего человечества, а великим учителем нравственности, которую они и проповедовали. Портрет такого либерального проповедника хорошо показан в рассказе, который приводит Пул-Коннор в своей книге «Евангельское движение в Англии». Это рассказ о разговоре между издателем светского журнала и евангельским проповедником, придерживающимся либерального богословия. Издатель говорит проповеднику, что, несмотря на разницу между ними, у них есть много общего. «Я не верю в Библию, - говорит агностик, - но и ты в нее не веришь. Я не верю в рассказ о сотворении, - и ты в него не веришь. Я не верю в божественность Христа, а также в Его воскресение и вознесение, - и ты во все это не веришь. Стало быть, я такой же христианин, как и ты, а ты такой же неверующий, как и я!» Столь печальное явление, когда неверующие стали служителями церкви, явилось прямым результатом внедрения либерального богословия.

Известно, что XVIII век был временем начала миссионерской деятельности протестантских церквей. В это время возникают духовные движения по пробуждению и обновлению христианской жизни: в Англии - Веслеевское движение, на континенте - движение пиетистов. А XIX век известен в истории, как «великий век» протестантской миссионерской деятельности. В это время служители свободных евангельских церквей были поглощены миссионерским трудом, евангелизацией и организацией новых церквей. Они упускали из виду вторую часть всякого духовного труда - бодрствовать, стоять на страже, противостоять всем козням лукавого. И получилось точно по евангельской притче; «Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел» (Мф. 13:25). Этот период в истории протестантского христианства как раз и был временем сеяния плевел либерального богословия. А спустя некоторое время, начиная со второй половины XIX века этот посев дал обильные ядовитые плоды в виде модернизма, поразившего почти все церкви евангельско-баптистского братства в Европе и Америке.

Наше братство в царской России, а затем в бывшем Советском Союзе в силу известных причин было закрыто до последнего времени для разрушительного влияния западного либерального богословия и модернизма. Но ситуация в последнее время резко изменилась. С. В. Санников пишет:

«Евангельско-баптистское братство Советского Союза было надежно защищено от проникновения западного богословия коммунистическим «железным занавесом». Кроме того, в условиях воинствующего атеизма практически единственным источником богословия была Библия. Эти два фактора обеспечили консервирующее действие русскоязычному богословию, поэтому битва за учение здесь шла главным образом между конфессиями, а не между либералами и фундаменталистами, как на Западе. Однако с конца 80-х годов ситуация изменилась. Открытые границы, большое количество постоянно работающих миссионеров создали благоприятный фон для широкого проникновения в церкви ЕХБ различных форм либерального богословия. Наибольший риск для наших церквей представляют образовательные и издательские программы, проводимые иностранными миссиями».

В настоящее время братство ЕХБ на постсоветском пространстве находится в большой опасности проникновения в духовные учебные заведения, а затем и на кафедры церквей западного либерального богословия со всеми его разрушительными последствиями. Некоторые служители уже видят эту опасность и поднимают голос в защиту истины Христовой. В качестве примера приведем цитату из статьи И. Колгарева «Болезнь либерализма», размещенную на сайте «Русский баптист» (http://rus-baptist.da.ru/).

«С грустью нужно признать, что сейчас происходит настоящее наступление либерального богословия, этой «эпидемии», захватывающей все новые и новые церкви, все новые и новые печатные издания и семинарии. И ведь понятно, что учиться нужно, богословское образование очень необходимо братству, необходимы грамотные, эрудированные братья, сведущие во всех сложных вопросах теологии и могущих дать квалифицированную оценку тому или иному новому учению... Но беда в том, что студентов учат не этому, а прививают им странные понятия либерального богословия Запада, от которых и до неверия один шаг.

Братья и сестры, 2 Тим. 4:3-4 говорит нам о беде, которая грозит Церкви Христовой в последнее время. И нельзя не увидеть в наступлении либерализма начало этой эпидемии. Беда эта настолько уже захватила наши церкви, что молчать уже больше нельзя, нужно что-то делать, молиться, прилепляться к Господу, друг к другу, поддерживать тех, кто еще стоит в истине, не бояться насмешек и отвержения нашими же братьями, с любовью и терпением проповедовать Слово Божье, путь освящения и преданности Господу и Его Церкви. Давайте решим, что каждый из нас может реально сделать, находясь на своем месте, и будем действовать. Иначе мы проиграем не просто какое-то спортивное или «богословское соревнование», а проиграем благословение Божье, проиграем братство, проиграем себя, станем такими «как прочие народы»».

К сожалению, это - единичные голоса, а подавляющее большинство служителей братства ЕХБ безмолвно взирают, как эта страшная болезнь либерализма поражает церкви нашего братства. И самое печальное то, что руководители братства ЕХБ на постсоветском пространстве молчат и делают вид, что ничего особенного не происходит. Они забыли свое призвание быть «сторожами, поставленными на стенах Иерусалима» (Ис. 62:6), чтобы предупреждать о надвигающейся опасности и кричать: «Поднимается на тебя разрушитель; охраняй твердыни, стереги дорогу, укрепи чресла, собирайся с силами» (Наум. 2:1).

 

И. В. Музычко Живое христианство и тайна беззакония

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: