Кто такие лжеапостолы – не давайте места дьяволу

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Ефес. 4, 27

Город Ефес был центром проповеднической деятельности Апостола Павла в его третьем миссионерском путешествии. Здесь, как и во многих других местах, Бог трудами раба Своего создал церковь. Отсюда же, по словам Апостола, вышли и первые лжеучители (Д. Ап. 20, 30).

Ефес в те годы представлял собой могучий оплот язычества. Его жители отличались глубоким суеверием, любовью к роскоши и разгульной жизни. Особую привязанность питали они к величественному храму Артемиды (или Дианы, имя которой означало "непорочность"). Строился он 220 лет и был настолько обширен и красив, что входил в число семи чудес света. Служение богине отправлялось с особым блеском. Пышные торжества сопровождались разгулом и вызыванием демонов. Жрецы и заклинатели устраивали встречи с адскими духами, вовлекая в эти зрелища огромные толпы любопытных, которые впоследствии становились жертвами темных сил. Маленькие серебряные модели храма, с изображенной в середине богиней, изготавливались в большом количестве и приносили немалый доход ремесленникам.

И вот в это средоточие духов злобы поднебесных Господь послал Апостола Павла и его проповедью "в явлении духа и силы" сокрушил этот бастион язычества.

Древний театр Ефеса представлял собой обширное открытое строение, вмещающее до 24 ООО человек. Он служил местом проведения празднеств и гражданских собраний в определенные дни года. Там же нередко возникали и стихийные собрания, подобные описанному евангелистом Лукой в Деяниях Апостолов 19, 2941, когда собравшийся народ, подстрекаемый против Ап. Павла негодными людьми, около двух часов возбужденно кричал: "Велика Артемида Ефесская!".

Апостол порывался посетить Асию раньше, но Дух Святой не допускал его (Д. Ап. 16, 6). Он пришел туда позже, именно в то время, которое оказалось самым подходящим для восприятия многими истины Христовой.

В Ефесе Павел нашел около 12ти Иоанновых учеников. Это были особенные богоискатели. Иоанн учил и крестил людей в окрестностях Иерусалима, почти за тысячу километров морского пути от Ефеса (по суше это расстояние вдвое больше), и эти люди, ища истину, приняли слово Иоанна и крестились "во Иоанново крещение (Д. Ап. 19, 3). И вот теперь, услышав от Апостола Павла живое свидетельство о Христе у себя на родине, они охотно крестились и приняли Духа Святого.

Уча почти два года ночью и днем, всенародно и по домам, он безбоязненно благовествовал язычникам спасение, "так что все жители Асии слышали проповедь о Господе". Бог через Апостола творил чудеса: на больных возлагали платки и опоясания с его тела и у них прекращались болезни и злые духи выходили из них. Многие из уверовавших приходили, исповедуя и открывая грехи свои; и из занимавшихся чародейством довольно многие сожгли пред всеми свои колдовские книги.

Апостол благовествовал с такой силой, что о его имени заговорил ад. "Павел мне известен!.." — сопротивляясь, объявил бесовский дух.

И здесь же, при очевидном успехе труда Апостола, когда слово о Христе возмогало и повсюду величаемо было имя Господа, люди, в которых не было веры, открыто принялись злословить дело Божье: "Не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги; а это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить... (Д. Ап. 19, 26—27).

Работать при таком противлении было невозможно. После ожесточенного мятежа злобно настроенных людей, Ап. Павел вынужден был покинуть Ефес и отправился в Македонию (Д. Ап. 20, 1). И только завершая свое третье путешествие, он пришел в Милит. Ефес был неподалеку. Павел же очень спешил в Иерусалим. Но он знал, что ему больше никогда не представится возможность быть в этих краях, поэтому он просил ефесских пресвитеров прибыть к нему в Милит для прощальной беседы, чтобы преподать им последнее наставление.

Тот, кому приходилось расставаться с друзьями, зная, что он больше никогда их не увидит,— поймет, какая трогательная была эта последняя встреча... Как до предела бывает накалена душа в такие минуты! Одно слово, один взгляд — и рыдания невольно вырываются из груди...

Апостол, с душой которого была связана их душа, уходил от них навсегда... Если бы он оставался жив, тогда еще можно, собрав силы, крепиться, провожая его. Но служители знали, что Апостол Павел, чье слово свидетельства привело их на путь спасения, удаляется от них, чтобы в ближайшем будущем принять мученическую смерть. Что они пережили, что перечувствовали, ощущая последнее пожатие его пастырской руки?! Они падали на шею Павлу со слезами и целовали его — так глубока была их привязанность и невыразимо горька разлука!

Теперь представим себе в каком напряжении было сердце самого Апостола, знающего наперед, что дело, за которое он истощал свою душу все эти годы, будет беспощадно разрушаться сразу же по его уходу?!

Зная, насколько доверчивы и неискушенны молодые служители, Апостол Павел, глядя на руководителей основанных им церквей, скорбел духом: смогут ли они без него наставлять в здравом учении общины? У всех ли хватит мужества защищать истину, когда изменят близкие друзья?

Христос на Тайной Вечере возмутился духом, зная намерение Иуды. Апостол Павел также понимал, что не один, а многие из пришедших к нему пресвитеров, фактически, предадут святое дело. Он и раньше часто говорил, что многие "поступают как враги креста Христова" (Фил. 3, 18). Вот и сейчас он не может уйти, не сказав суровой правды. Если бы он не видел реальной угрозы делу Божьему, разве стал сосредотачивать внимание пастырей на мнимой опасности?

Апостол Павел объявил братьям, что их самостоятельное служение в его отсутствие подвергнется тяжелым испытаниям со стороны их самих же. "Я знаю, что по отшествии моем войдут к вам лютые волки... и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно...".

Никто не возразил Апостолу: "Что ты, брат, сеешь подозрения? Ты ведь уходишь, а нам еще нужно трудиться. После твоих слов мы и будем не доверять друг другу. Давай уже расстанемся в мире, без взаимных огорчений...".

Но пастыри молчали. По-видимому понимали, что опасения Апостола не беспочвенны. Значит, негодные служители были уже тогда и, возможно, даже пытались войти в общины, но не смогли, натолкнувшись на непреодолимые препятствия. Пока Апостол Павел надзирал над церквами, им трудно было противостать его духовной силе. В какую бы личину они не рядились, Апостол видел их. Чувствуя сильную руку Божьего раба, люди, несущие ереси, не могли развернуться во всей полноте. Сохраняя истину благовествования Христова, Апостол Павел ни на час не уступал им (Гал. 2, 5).

Прав ли оказался в своих предположениях Апостол? Не поспешил ли с выводами? Появились ли в дальнейшем в церкви лжеапостолы?

Около восьми лет спустя Апостол Павел писал из уз послание Ефесской церкви. И что же? Просил ли он прощение за неосмотрительное предупреждение? — Нет. Церковь к тому времени оказалась не на высоте бодрствования и утратила единство духа. Скоро уподобилась она колеблющимся младенцам, увлекающимся всяким ветром учения. Она попала в сети лукавых людей, поддалась хитрому искусству их обольщения (Еф. 4, 14). Дети Божьи стали сообщниками лжеучителей и участвовали в бесплодных делах тьмы (Ефес. 5: 6, 11). Когда на них обрушились дьявольские козни, они, хотя и были предварены о сем, не встретили искусителя во всеоружьи Божьем, но дали ему место, чем оскорбили Духа Святого (Еф. 4, 30; 6, 13).

Печальное пророчество Апостола сбылось. Позднее Сам Господь через Откровение Иоанна призывал Ефесскую церковь к покаянию. В ней открылись люди развратные. Она испытала называющих себя Апостолами, а они оказались лжецами (Откр. 2, 2). Церковь ниспала с высоты своей первой любви и ей грозила гибель. Господь предупреждал: если она останется в таком состоянии, Он сдвинет ее светильник.

Так уже в первых церквах, рожденных на заре христианства, нашли место лжеапостолы. «И у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси..." (2 Пет. 2, 1),— предупреждает Слово Божье. Сегодняшние церкви не избавлены от происков лжеучителей. На наших глазах они вербуют себе сторонников, ревнуя о них нечисто, чтобы те, попав в зависимость, ревновали потом о них (Гал. 4, 17).

Многих волнует вопрос: как могли некогда лучшие пастыри стать отступниками, лжеучителями? С чего начинали они свой скользкий путь падения и почему с этого пути, практически, нет возврата?

Не затрагивая других причин, рассмотрим одну из них, весьма губительную.

Лжепастырь начинается со лжи. Это первый камень, который дьявол кладет в постройку своего храма в сердце христианина. Не искоренив решительно всякую неправду из повседневной жизни, такие души оставляют, тем самым, в сердце место дьяволу и он уловляет их в свои сети. Опасно уступить дьяволу однажды, и, если человек не кается, а оправдывает ложь,— сети дьявола становятся прочными.

Что говорил Христос? — "Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего" (Иоан. 14, 30). На праведную душу нет у дьявола никаких притязаний. Но вот христианин допускает неправду один раз, затем, другой, третий. Вначале совесть его не имеет покоя. Но если христианин стремится заглушить ее голос и утешает себя, что это "грех не к смерти", тогда его сердце удобная мишень для новых стрел и натисков сатаны. Сатане дали место, а значит, и право.

Во внешней жизни с верующим, кажется, ничего не произошло. Он молится, трудится, жертвует. Сам он после первых шагов греха где-то в глубине души мог ожидать немедленного Господнего наказания. Но ничего не случилось. Он остался цел и невредим. "Грешил я и превращал правду, и не воздано мне" (Иов. 33, 27),— подумал человек, и все тревоги его улеглись.

Так постепенно он свыкается с неправдой, и совесть его уже не мучит, как прежде. Голос ее становится тише, а потом и вообще смолкает. Христианин теряет ориентир что грех, а что не грех. Ум его развращается, и он грешит без препон. Совесть его мертва, вернее, убита. "А если она молчит,— убеждает себя верующий человек,— значит, я не грешу".

С превосходящей человеческое разумение любовью Господь заботится о каждом своем творении: "Я, Господь, хранитель его; ночью и днем стерегу его, чтобы кто не ворвался в него... Но если бы кто противопоставил Мне в нем волчцы и терны, Я войною пойду против него, выжгу его совсем. Разве прибегнет к защите Моей, и заключит мир со Мною?" (Ис. 27, 3—5).

Но человек отвечает неблагодарностью на такую заботу Спасителя и не кается за сознательно допущенную ложь. Тогда Бог снимает Свою охрану и человек остается незащищенным, доступным всем ветрам обольщений. Дьявольские ядовитые стрелы поражают его всевозможными духовными болезнями. Не слыша здравого голоса совести и Духа Святого, он без опасения воспринимает за истину любую ложь злого духа. Спокойно идет на любые уступки ненавидящим истину, оправдываясь Словом Божьим, что нужно жить в мире со всеми.

Во время постройки внутри человека такого не Божьего храма не слышно ни крика, ни шума. С добровольного согласия христианина, ставшего крайне самонадеянным, сатана делает все ловко и тихо. Даже окружающие не всегда могут уловить происшедшие в человеке перемены. И если это произошло с рядовым членом церкви,— то урон несет только его душа. Если же неправдой постоянно пользовался служитель или проповедник, то лукавый делатель — налицо. А это и есть хищный волк, и стада Христова он уже не пощадит, потому что духто в нем не Божий. А дух злой по своей природе не может делать доброго. Он может только терзать и расхищать церковь. Не случайно, поэтому лжепророки нередко становятся откровенными гонителями истинных служителей Божьих, а пророй, и предают их на смерть, думая, что этим служат Богу. Пришли они к такому заблуждению не случайно и не сразу.

Сначала ложью пользовались только во спасение своего "я" и только, как им казалось, в явно тупиковых моментах. А со временем ложь переросла в обычное явление. Того же, кто положил в сердце никогда не осквернять уста ложью, Господь умудрит как избежать подобных случаев. А если и не избавит, то даст силы идти за правду в ров и в печь, где Сам будет защищать Своих рабов, как защитил Даниила и его друзей.

Лжепастыри наших дней не по немощи или по небодрствованию лгут, но они возлюбили неправду, поэтому Бог попустил им впасть в заблуждение, так что они верят лжи (2 Фес. 2,10—12).

Страшная категория

Могут спросить: не слишком ли упрощен поспешный вывод: по единственному признаку — способности к неправде—причислить людей к столь страшной категории: лжеапостолы?

"Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога..." (1 Иоан. 3, 10).

"Мерзок пред Господом... всякий делающий неправду" (Втор. 25, 16). И свои Господу лишь те, которые отступили от всякой неправды и никогда к ней не прибегают. Печатью правды запечатлел Бог таковых: "Твердое основание Божие стоит, имея печать сию: "познал Господь Своих"; и: "ДА ОТСТУПИТ ОТ НЕПРАВДЫ ВСЯКИЙ, ИСПОВЕДУЮЩИЙ ИМЯ ГОСПОДА" (2 Тим. 2, 19).

На тех же, кто не отрекся от неправды, дьявол ставит свою печать. Дети его "с самого рождения... от утробы матери заблуждают, говоря ложь..." (Пс. 57, 4). Сыны лукавого "правды не говорят: приучили язык свой говорить ложь, лукавствуют до усталости" (Иер. 9, 5). Это — плевелы, сыны лукавого, и туманными рассуждениями они вводят в заблуждения многих.

Причастность ко лжи проверяют по осуждающему голосу совести. Люди же с сожженной совестью не знают правды и пребывают в покое смерти. А если бы знали, то Бог дал бы им милость покаяния и они познали бы блаженство отпущения грехов. Но на раскаяние, которое может повлечь за собой потерю авторитета и уничижение, такие люди согласиться не могут. Оставленные Господом, они не желают во имя спасения души лишиться всего в этой временной жизни, как сделал это Самсон, хотя нередко в утешение себе вспоминают его славную кончину. Но может ли всякий надеяться на подобный победный конец в крайних обстоятельствах, если сейчас, при более благоприятных условиях, делает зло?! "Если ты с пешими бежал, и они утомили тебя, как же тебе состязаться с конями?" (Иер. 12, 5).

Слово Божье увещевает не только за какие-то особо грубые грехи нести покаяние, но от 'всякой неправды" сильна очистить нас Кровь Христа и чистосердечное исповедание (1 Иоан. 1, 9).

Но сыны лукавого "наслаждаются обманами своими, пиршествуя с вами..." (2 Пет. 2, 13). Апостол Петр обращает внимание верующих на то, что сыны лукавого, наслаждаясь благами, пиршествуют не где-либо, а вместе с ними! То есть, дети Божьи нередко сами позволяют лжеучителям пиршествовать с ними, не видят их пагубных действий, не обличают таковых, а потому и становятся соучастниками их дел и увлекаются заблуждением беззаконников.

Кому же могут служить эти люди, с легкостью пользующиеся ложью? Богу они не могут служить. Там, где ложь — Бога нет и не может никогда быть. Пользуясь ложью, можно служить только дьяволу. Двум же господам служить невозможно, "ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить..." (Мтф. 6, 24).

Кого же в таком случае ненавидят говорящие неправду? А кого любят, кому усердствуют? А когда совращают других вслед лжи, то кому принуждают их служить? Стоит об этом задуматься серьезно, приводя на память слова Апостола: "Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей" (1 Тим. 4, 1—2).

Поэтому, дорогие дети Божьи, если вы не желаете отступить от веры и стать лжеучителями или людьми нечистыми, или любостяжателями, или обольщенными,— то есть теми, которые никогда не увидят Господа и не будут иметь наследия в Царстве Христа и Бога,— примите близко к сердцу слова Апостола, обращенные к Ефесской церкви:

"Посему, отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему... и не давайте места диаволу" (Еф. 4: 25, 27).

 

Вестник истины, №2, 1987

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: