Основные положения идеологии религиозного движение Новой Эры

В категориях: Политика, экономика, технология


Юлия Косорукова, Галина Бедненко

Ожидание и описания эпохи Нью Эйджа (другое сложившееся наименование - эра Водолея) основаны на понятии астрологической эры (или прецессионного года). Точка весеннего равноденствия очень медленно движется против хода зодиакальных созвездий (именно созвездий, а не знаков) и существует мнение, что смена ею своего положения в созвездии несет человечеству значительные культурные и цивилизационные изменения. Точную дату наступления эры Водолея вычислить невозможно, так как границы созвездий (в отличие от знаков Зодиака) условны.

И хотя идею наступления эпохи Нью Эйдж часто связывают с астрологией и астрологи, увлеченные этим направлением, много пишут об особенностях Эры Водолея, но роднит рассматриваемое направление с астрологией только лишь сам факт движения точки весеннего равноденствия (относительно звезд), а от этой точки и идет отсчет в тропическом Зодиаке. Точка Овна действительно перемещается относительно созвездий, и интерпретация этого факта является актуальной, но пока нерешенной задачей для астрологии. Поклонники Нью Эйджа дают свои интерпретации которые, как правило, не имеют каких-либо астрологических оснований. В популярных описаниях новой эры здравомыслящему астрологу, очень нелегко разглядеть качества именно знака Водолея. Совпадает разве что свободолюбие (которое ни у знака Водолея, ни в целом в нашей добродушной Вселенной не связано с духовным уровнем) и общие идеи прогрессизма. Упор же на духовность Водолею (как и всем воздушным знакам) совершенно не свойственен.

Как по срокам, так и по сути ожидающих людей изменений, у различных авторов, представляющих Нью Эйдж, нет также согласия. Среди общих условий, как правило, называют всеобщий мир на Земле, прекращение войн и объединение наций в единое человечество, уничтожение религиозных различий и объединение всех религий в одну, устранение противоречий между наукой и духовной сферой и, как следствие - достижение человечеством невиданного доселе технического и духовного уровня развития. Предполагается также, что каждый человек перестанет быть зависимым от общества и обретет внутреннюю свободу (разные авторы расходятся во мнении, что это такое, а также во взглядах на структуру общества будущего), отринув стесняющую его власть структур и организаций; дух и тело по замыслу, уравниваются в правах (и это завуалированная полемика с "принижением" телесного в христианстве). Часть авторов добавляет сюда еще и зависимость вхождения человека в новую эру (или успешную адаптацию в новых условиях) от его духовного уровня (критерии определения духовного уровня не уточняются). В этих характеристиках можно заметить черты утопий, мечтаний о построении рая на Земле, причем акцент на отделении достойных от недостойных делается или нет (согласно предпочтениям конкретного автора), но недостойным места в новой эре однозначно нет. Заметим, что в подобных описаниях царит дух научно-фантастического романа или романа - утопии.

Теософия как идеологическая основа течения Нью Эйдж

Cреди признанных идеологов - основателей направления следует в первую очередь назвать А. Бейли и ее вдохновительницу и учителя Е. Блаватскую. Для российского течения также чрезвычайно важна роль четы Рерихов и их наследия в виде учения Агни йоги. Следует упомянуть находящегося формально совсем на другом полюсе А. Кроули с его теорией Нового Эона: отличие его философии в демонстративном отрицании этики, крайнем индивидуализме и исключительном значении воли в личной эволюции.

В своей основе философская база Нью Эйдж - это, несомненно, теософия. Алиса Бейли и последующие "ньюэйджевцы" взяли далеко не все идеи Е. Блаватской (например, теория рас не получила развития и распространения в рамках Нью Эйдж, но была подхвачена ариософией, из которой вырос германский оккультизм нацизма), но очень многое переняли с незначительными искажениями.

Приведем главные положения теософии, отраженные в трудах Е.П. Блаватской, а затем плавно перекочевавшие в основную идеологию Нью Эйджа и которые по сию пору являются основами этого течения:

1. Опора на личный эзотерический опыт в богопознании и богообщении, на личные внесистемные интерпретации (в религиозной традиции это обычно определяется как субъективные ощущения, иллюзии или галлюцинации, которые не имеют веса до интерпретации авторитетами или признания религиозной общиной) вне всякой опоры на традиционные формы.

2. Декларация тождественности смысла всех религиозных символов; отсюда следует обилие смелых экспериментов с объединением и наложением символов разных эпох и народов и важнейшая для Нью Эйджа тема единства религий.

3. Пантеизм: непроявленный Абсолют творит из самого себя и, следовательно, все, что есть в проявленном мире - части Бога/Абсолюта. У многих авторов из этого вытекает тождественность Бога и Воплощенного Мира. И как следствие это дает стирание границ между духовным и телесным, различий между воплощенной и невоплощенной душой, со всеми вытекающими странными выводами ("на самом деле смерти нет", "все зависит от самосознания" и т.д). Отчасти поэтому в Нью Эйдж существует известная сложность с восприятием личного Бога авраамических религий - его путают с грубым антропомофизмом (авторитарный старичок на облачке), в то время как базовая для христианства идея трансцендентности Бога, вызывает трудности в понимании.

4. Провозглашение личной эволюции как цели жизни человека (именно отсюда берут начало все рассуждения о "духовных уровнях" индивидуумов) и приближение человека к Богу (при этом не к лично активному по отношению к человеку Богу, как в аврамических религиях, а к безличному Абсолюту) лишь собственными усилиями.

Идея "личной эволюции" как достижения идеальной личностной или социальной гармонии пустила корни и в современных направлениях психологии и психотерапии, также ориентированных на субъективный индивидуализм в противоположность объективной и сложной, а кроме того переменчивой реальности. И в этой области мы можем наблюдать бурный рост гибридного новообразования, "психологической эзотерики" или "эзотерической психологии", одним из подвидов того же Нью Эйджа, с его эклектикой систем и блаженных суеверий, с "прекрасным внутренним миром" подменяющим реальность.

5. Вера в карму и множественность жизней (сами понятия взяты из индуизма и буддизма, однако уже у Е. Блаватской их суть и смысл искажены - заключенность человека в колесо сансары представляются благом для постоянно эволюционирующего и стремящегося к бессмертию индивидуума).

6. Стирание грани между человеческим и божественным. Человек в Нью Эйдже невинно (то есть без осознавания иерархических уровней бытия, обычно очень отчетливо прописанных в сложившихся мистических и религиозных традициях) богоподобен, а реализация своей божественной сущности идет через личную эволюцию.

7. Представление об эволюции (историческом преображении) всего человечества и совершенной неизбежности всеобщего светлого будущего, что напоминает традицию утопий.

8. Провозглашение теософии сутью всех религий и духовных эзотерических смыслов. Именно на это объединяющее, всепоглощающее и всепримиряющее начало сейчас претендует Нью Эйдж. (Это течение умудряется не противоречить ничему, кроме абстрактного "догматизма". Его неестественное миролюбие оказывается всеядностью, готовностью профанировать, пожрать и переварить любую другую систему, как это происходит с буддизмом, как это происходит с Каббалой).

В ряде этих пунктов мы можем проследить связь идей победившего гуманизма, поставившего человека на место Бога с популярным тогда эволюционизмом. Свобода личности, ее самовыражение и творчество были вершиной пирамиды ценностей гуманизма. Учение Блаватской отражает этот важный момент, позволяя увидеть удивительное соответствие теософии доминирующей идеологии того времени. Что касается эволюционизма, то даже если не касаться расовой теории (которая дискредитировала себя в идеях и тем более деяниях нацизма), то он в практике Нью Эйджа закрепился в виде представления о духовных уровнях. Различиями в оных ньюэйджевцы пытаются объяснять очень многие вещи, также как до этого современники Блаватской объясняли культурные различия "недоразвитостью" некоторых рас. Неторопливый подъем (с учетом множественности жизней) по лестнице духовных уровней при крайне заботливом отношении к индивидуальности - вот что должно было заменить западному человеку тяжелое, требующее выбора "здесь и сейчас" стяжание благодати и вечную жизнь христианства. В контексте эволюционизма, реинкарнация стала восприниматься западными адептами положительно и даже с восторгом - не как многовековая погруженность в невежество и земные страдания, а как возможность "продлить" жизнь, одновременно эволюционируя. Тут мы должны уточнить, что идея метемпсихоза (переселения душ) существовала и в иных религиозно-мистических течениях, от уже почивших пифагорейства и неоплатонизма до ныне здравствующей иудейской каббалы, но в Нью Эйдже она заимствована из индуизма и буддизма через теософию. Фактически люди Запада, изымая для своих нужд понятия индуизма и буддизма вовсе не ставили задачу как можно быстрее разорвать цепь рождений, а рассматривали реинкарнацию как привлекательное обещание "другой жизни", где можно начать все сначала.

Индуистский безличный закон кармы как причинно-следственной связи, по сути, стал противопоставляться традиционному "закону Бога", известному со времен Авраама. Разница в том, что при упоминании о "грехе" и "карающей деснице господней" в среде новых мистиков принято смеяться и острить, а при словах "кармический долг" и "плохая карма" наоборот, сохранять возвышенную серьезность.

Таким образом, проницательный наблюдатель может определить, что, хотя собственно сама Елена Блаватская и ее идея сейчас малопопулярны, но в именно в Нью Эйдже дело ее живет и побеждает. Именно она, нимало не смущаясь, решила, что все религии искажены нерадивыми последователями (это и по сей день популярный аргумент) и что именно она сможет объяснить то, что и как нужно подправить в понимании священных текстов. Такое дерзновение было встречено с энтузиазмом и ревизии такого рода в рамках Нью Эйджа стали почти хорошим тоном - авторы вырывают цитаты из текстов христиан, буддистов, индусов дабы проиллюстрировать или подтвердить какое-либо свое высказывание, нисколько не заботясь о том, как это соотносится с духом, буквой, картиной мира и системой представлений чужой религии. Обыкновенно это не только не соотносится, но и подобная задача не ставится в принципе.

Вариации идеологии Нью Эйджа в настоящее время либо и есть религия человека (к примеру, неоязыческие славянские или кельтские реконструкции), либо проявляется как мировоззрение, служащее дополнением к декларируемой религии. Можно привести в пример довольно распространенный сейчас случай: человек заявляет себя христианином, но при этом не посещает церковь и придерживается мнения что все религии равноценны и говорят, в сущности, об одном и том же (например, о "духовных уровнях", "общечеловеческих ценностях" и о пантеизме). В этом случае здесь легко можно определить стихийного приверженца Нью Эйдж даже если он никогда не слышал такого слова. Подобная эклектика и путаница объясняются, в частности, тем, что большинство людей формируют свою картину мира, не особенно вникая в первоисточники и богословские комментарии к ним. При этом большинство ньюэйджевых авторов, вслед за теософами, в подтверждение своих теорий охотно цитируют и комментируют христианские, буддийские, индуистские, даосские тексты, т.е. тексты религий, которых не понимают и которым не следуют, к которым не имеют, строго говоря, вообще никакого отношения.

 

Юлия Косорукова, Галина Бедненко. Идеология и современная культура Нью Эйдж как кризис пост-христианской цивилизации. ЖУРНАЛ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА 2013 № 2.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: