Преодоление комплекса европейской неполноценности на Майдане, Тахрире, Стамбуле

В категориях: События и вести

Майдан на Тахрире

Русский репортер: Дмитрий Великовский, Андрей Веселов, Виктор Дятликович, Дмитрий Карцев, Андрей Константинов, Василий Корецкий, Виталий Лейбин, Константин Мильчин, Андрей Молодых, Егор Мостовщиков, Григорий Тарасевич, Алексей Торгашев.

На Украине борьба за поиск национальной модели модернизации проходит в привычной форме «оранжевой революции»

Тренд

По всей периферии западного мира прошла очередная волна улично-площадных волнений.

Проявления

Июньские волнения в Стамбуле, свержение египетского президента Мохаммеда Мурси в июле, осенне-зимний евромайдан в Киеве — эти события нечасто ставят в один ряд, слишком много бросающихся в глаза различий — в истории, культуре, политической конъюнктуре, непосредственных поводах и результатах.

В Египте и Турции боролись против правительственного курса на исламизацию — в одном случае успешно, в другом нет. На Украине исламом не пахнет, там «оранжевая революция 2.0»: сначала десятки тысяч протестовали против планов по свертыванию евроинтеграции, теперь сотни — против неоправданно жестких действий властей и, как следствие, режима вообще.

Общее в том, что все эти страны расположены на относительно небогатой периферии западного мира. И их граждане мучительно определяются, следовать ли европейской модели модернизации или действовать по принципу «лучше плохонький, да свой», будь то «неоосманизм», как в Турции, исламская демократия, как в Египте, или национально-олигархический капитализм, как на Украине. Причем ситуация в каждом случае развивается волнами. В этом году, к примеру, на фоне майданного подъема власть в Грузии потерял Михаил Саакашвили — пионер евроатлантического выбора на постсоветском пространстве.

Осмысление (фрагмент из философского трактата)

Сэмюэл Хантигтон, автор популярной некогда теории модернизации, считал, что существует некий магистральный путь «осовременивания» государств, не всегда связанный с вестернизацией (заимствованием всего комплекта западных моделей и ценностей).

Но все страны, попавшие в орбиту западной цивилизации, тем более находившиеся на ее периферии в начале ХХI века, имели дело с вполне конкретным Западом. Во всех этих странах имелось большое количество людей, если не большинство, которые хотели бы жить «как в Европе», и многим из них казалось, что ключевой путь к этому — демократия, которая завоевывается посредством революции. Тогда еще плохо осознавалось, что успех страны должен быть основан на экономических результатах, одного «заимствования институтов» мало.

Трагедия недоевропейской периферии в том, что они уже не могли не попытаться «жить как в Европе», но не знали, откуда взять на это ресурсы. И ведь само европейское благосостояние во многом строилось на мировом неравенстве между развитыми и неразвитыми странами. Развитым была свойственна демократия, развивающимся — постоянная демократизация с регулярными попытками поиска третьего пути.

rusrep.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: