В России исстари религиозность не прививалась даже духовенству

В категориях: Общество, Церковь и власть

Самая ржавая "скрепа"

Евгений Понасенков    

Религию православного разлива в России уже делали государственной: результат — трагедия и государства, и церкви

 

Россия продолжает движение назад в прошлое, наращивая скорость. В прошедшем 13-м году (во всех смыслах) году едва ли не каждая неделя приносила новые тому подтверждения. Летит наша «птица-тройка», а все от нее шарахаются. И забаррикадировавшийся Майдан, кстати, – не столько пламенная любовь к жестким экономическим требованиям Европы, сколько ужас от демонстрируемой Россией «духовности».

Последняя радость этого забега в прошлое – активно продвигаемое депутатами из числа бывших членов КПСС внесение в Конституцию пункта о православии как основе идеологического курса государства. На практике это означает, что мы сразу вычеркнем из отечественной истории целый век, а также обрубим канаты, связующие нас с цивилизованными и успешными странами. Россия перестанет быть светским государством, а свобода совести и прессы будет отменена де-юре. Будет запущен и механизм развала Российской Федерации – потому что (даже оставим в стороне атеистов с агностиками) верующие делятся на множество конфессий, которые зачастую на духовность друг друга не переносят.

Но все это вы можете назвать теоретизированием, поэтому для объективности я бы предложил обратиться к историческому опыту – к опыту Святой Руси, той Руси, «которую мы потеряли». Итак, давайте вспомним.

Принятый варяжским (по крови) князем Владимиром византийский вариант христианства, насаждаемый им огнем и мечом, был не сразу воспринят большинством населения древнерусских княжеств – православие на Руси окончательно утвердилось в период Золотой орды. Спеша вперед по страницам отечественной истории, мы встречаем наиболее религиозного из всех русских правителей – Ивана Грозного, а еще дальше – прагматичного реформатора Петра Великого, который фактически переформатировал церковь в свое министерство пропаганды. Однако роль религии как определяющей жизнедеятельность крепостнической страны всегда воспринималась «по умолчанию». Но так не могло продолжаться вечно: со временем до России докатилась европейская скверна: научное знание.

Необратимый (я все еще надеюсь) процесс начался при Петре: царь был вынужден завезти в страну ученых – ибо за все предыдущие века местные «духовные скрепы» не допустили появления ни одного ученого. И уже к началу XIX века образованная элита перестала воспринимать религию всерьез, а крестьянство по социальным причинам, описанным еще в советских учебниках, озлобилось на попов как класс. Собранные и опубликованные Александром Афанасьевым русские народные сказки изображали служителей культа в негативном свете (жадные, лицемерные, чревоугодничающие развратники), «больше, чем поэт» Пушкин высмеивал «глупого попа», а гениальный публицист Виссарион Белинский написал в 1847 году письмо Гоголю, которое стало гласом целого поколения. Этот документ – важнейший источник и одновременно блистательный аналитический материал, поэтому предлагаю вам самостоятельно найти его полный текст. Здесь мы вспомним лишь наиболее показательные тезисы.

Итак, Виссарион Григорьевич пишет: «Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиэтизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и соре, – права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое по возможности их исполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, не имея на это и того оправдания, каким лукаво пользуются американские плантаторы, утверждая, что негр не человек; страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Васьками, Стешками, Палашками; страны, где, наконец, нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей! Про кого русский народ рассказывает похабную сказку? Про попа, попадью, попову дочку и попова работника. Кого русский народ называет: дурья порода, брюхаты жеребцы? Попов... Не есть ли поп на Руси для всех русских представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства?

И будто всего этого вы не знаете? Странно! По-вашему, русский народ самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиэтизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя божие, почесывая себе зад. (...) Приглядитесь попристальнее, и вы увидите, что это по натуре глубоко атеистический народ. В нем еще много суеверия, но нет и следа религиозности. (…) Религиозность не прививалась в нем даже к духовенству, ибо несколько отдельных исключительных личностей, отличающихся такою холодною аскетическою сознательностью, ничего не доказывают. Большинство же нашего духовенства всегда отличалось только толстыми брюхами, схоластическим педантством да диким невежеством. Его грех обвинять в религиозной нетерпимости и фанатизме, его скорее можно похвалить за образцовый индифферентизм в деле веры».

Таким образом, Россия оставалась рабовладельческой страной, и надежды на изменение ситуации к лучшему практически не было. Элита собственную страну открыто презирала, народ уже по объективным причинам не выдерживал – а вместо жизненно необходимых реформ, которые могли бы уберечь Россию от кровавой революции, цари, в тщетной надежде остановить время, пускались во все тяжкие. И, наконец, Николай I пошел на тот шаг, который сегодня, собственно, и предлагают депутаты – закрепил «руководящую роль» православия юридически.

Давайте обратимся к разделу Уголовного кодекса – «Уложению о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года.

«Глава Вторая. О преступлении против Веры и постановлений церкви. Отделение первое. О отвлечении и отступлении от веры.

190. За отвлечении, чрез подговоры, обольщения или иными средствами, кого-либо от Христианской веры Православного или другого исповедания в веру Магометанскую, Еврейскую или иную не Христианскую, виновный приговаривается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в крепостях на время от восьми до десяти лет, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода, с наложением клейм.

195. За совращение из Православного в иное Христианское вероисповедание, виновный приговаривается: к лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и к ссылке на житье в губернии Тобольскую или Томскую…

196. Отступившие от Православного в иное Христианское вероисповедание, отсылаются к духовному начальству для увещания, вразумления их и поступления с ними по правилам церковным. До возвращения их в Православие, принимаются правительством, для охранения их малолетних детей и подвластных им крепостных людей от совращения, указанный в законах меры… В имениях их, населенных Православными, на все сие время назначается опека и им воспрещается иметь в оных жительство.

197. Кто в проповеди или сочинении будет усиливаться привлекать и совращать Православных в иное, хотя Христианское, вероисповедание, или же еретическую секту, или раскольнический толк, тот за сие преступление подвергается: в первый раз лишению некоторых, на основании статьи 53 сего Уложения, особенных прав и преимуществ и заключению в смирительном доме на время от одного года до двух лет; а во вторый заключению в крепости на время от четырех до шести лет, также с потерею некоторых, по статье 53, особенных прав и преимуществу…

198. Родители, которые, быв по закону обязаны воспитывать детей своих в вере Православной, будут крестить их или приводить к прочим таинствам и воспитывать по обрядам другого Христианского исповедания, присуждаются за сие: к заключению в тюрьме на время от одного года до двух лет. Дети их отдаются на воспитание родственникам Православного исповедания, или, за неимением оных, назначаемым для сего от правительства опекунам, также Православной веры.

219. Лица Православного исповедания, уклоняющиеся от исповеди и причащения Св. Таин, по нерадению или небрежению, подвергаются: церковным наказаниям по усмотрению и распоряжению духовного епархиального начальства, с наблюдением токмо, чтоб при сем не были надолго отлучаемы должностные от службы, а поселяне от домов и работ своих".

Как, понравилось? Хотим ли мы опять пожить в подобной атмосфере «духовности»? Даже введенное в каких-то иных формах – любое юридическое огосударствление религии приведет отнюдь не к укреплению веры и соблюдению христианских заповедей, а к одичанию и расколу общества. Клерикальная идеология уже привела Российскую империю к краху, а церковь — к худшим в ее истории временам. Поэтому сегодня только злейший враг своей Родины, своего народа может желать повторения давно проваленного эксперимента.

 

mk.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: