Зарождение церквей евангельских-христиан-баптистов

В категориях: Политика, экономика, технология


И.П. Плетт

"Докладная записка исправнику Екатеринославского уезда, поданная конвентом Хортицкого и Кронсвейдского меннонитских приходов.

В 50х годах в меннонитских колониях возникло религиозное движение, которое привело к организации новой, обособленной церковной общины, ныне именующей себя "меннонитским" или "ново меннонитским братством". Охваченные этим движением меннониты заявляли, что жизнь членов существующих меннонитских обществ противоречит их исповеданию, поэтому они не могут более поддерживать с ними духовного общения. Они стали устраивать богослужения отдельно от оставленной ими общины, выбирать своих проповедников, и, вообще, составлять особое церковное общество...

Меннониты всегда строго соблюдали объявленное им при их водворении требование, не обращать в свою веру лиц других вероисповеданий. Мен нонитское братство в различных случаях подавало повод упрекать его в пренебрежении этого требования.

Имея в виду указанную тесную связь между новоменнонитским братством и баптистами, мы первоначально склонны были видеть в нем также баптистскую общину; но духовный департамент иностранных исповеданий, как видно из отношения Губернского Присутствия от 28 марта 1880 г. за № 1074, заявил, что члены так называемого меннонитского братства в представленном ими печатном вероисповедании отрицают свою принадлежность к баптистскому обществу, и потому он не находит достаточно оснований к причислению их, против их желания, к другой секте. Ввиду этого и нам не приходилось больше поднимать вопроса о том, к какой церкви принадлежат на самом деле члены меннонитского братства. Как раньше, так и ныне, между нами и меннонитским братством нет духовного общения. Вопрос же о том, считать ли ново меннонитских братьев баптистами или нет, по нашему мнению, должен быть разрешен не нами, а правительством" (Епископ Алексий, "Материалы для истории", стр. 5860).

Здесь следует обратить внимание еще на один важный вопрос. Переселяясь в Россию, меннониты дали обещание, вернее сказать, согласились с предписанием не обращать в свою веру православных. А возрожденные христиане были против такого решения, и потому братские меннониты не могли соблюдать это требование. Для старо меннонитов это был удобный момент представить ново меннонитов виновными перед правительством, подобно как на Даниила в свое время нашли обвинение в его собственном законе. О духовном состоянии старо меннонитов и их отношении к братским меннонитам можно судить и по следующему документу.

"Приговор Кичкасского (Екатеринославского уезда) сельского схода:

1898-го г. января 12го дня мы, нижеподписавшиеся Екатеринославской губернии и уезда Хортицкой волости, поселяне, собственники Кичкасского сельского общества, из 70 домохозяев, имеющих право голоса на сходе, быв собраны сего числа на наш сельский сход в числе 41го домохозяева, 'в присутствии нашего сельского старосты Якова Гиберта, слушали заявление последнего, что отделившаяся от меннонитов секта, называющаяся "Меннонитское братство", получила из Екатеринославского Губернского Правления разрешение и утвержденный план на постройку в селе Кичкасе молитвенного дома, несмотря на то, что Кичкасское сельское общество, как владелец земли, никакого приговора о разрешении таковой постройки не выдавало.

Посоветовавшись между собою и принимая во внимание:

1) что большинство членов "Меннонитского братства" проживает в Александровском и Бахмутском уездах, что в селе Кичкасе насчитывается членов этого братства всего 32 души, из которых приписанных только 15 душ, все же остальные поселяне селения Кичкас меннонитского вероисповедания, следовательно, нет никакого основания или причины разрешать меннонитскому братству строить молитвенный дом именно в селе Кичкасе;

2) что по закону возведение всякого рода построек на землях сельских обществ должно совершаться с согласия сельского схода, и хотя бы домохозяин, на усадьбе которого "Меннонитское братство" намерено построить молитвенный дом, дал подписку о своем согласии на постройку, все же это не могло служить основанием к разрешению постройки, ввиду того, что наделенная нашему обществу от казны земля, хотя находится в подворном владении, однако не принадлежит отдельным поселянам на правах личной собственности, а на основании владенной записки находится в управлении и распоряжении всего общества, почему мы присутствующие постановили: ходатайствовать, где следует, о запрещении "Меннонитскому братству" постройки молитвенного дома в селе Кичкасе. (Следуют подписи). Сельский староста Гиберт" (Епископ Алексий, "Материалы для истории", стр. 471472).

Хотя ново меннониты не желали называться баптистами, у них была тесная связь с ними. От баптистов они восприняли понятие о крещении погружением. Баптисты Германии всесторонне влияли на ново меннонитов и часто бывали у них. Так в 1866 г. колонию Эйнлаг посетил друг И. Г. Онкена, Август Либиг. А в 1869 г. сам И. Г. Онкен приехал сюда на десять дней. Он рукоположил Абрама Унгера на пресвитерское служение, Аарона Лепп на учителя, а Корнеля Унгера и Вениамина Никель на диаконское служение.

В 1871 г. в колонию приехал Карл Бенцин. В этом же году Август Либиг вторично навестил меннонитов на Украине и жил среди них в течение года. Он способствовал объединению их в единое братство, и в мае 1872 г. состоялась первая конференция братских меннонитов России.

В 1872 г. Онкен составил вероучение для немцевбаптис тов из среды меннонитов южной России под названием: "Исповедание веры и устройство крещенных по вере, объеди ненныхвменнонитскуюбратскуюобщинувюжнойРоссии".

Штундисты среди православных

"Почва для воспринятая евангельского движения, окрещенного названием штундизма, который представляет собой ни что иное, как попытку возвратиться к первобытному христианству, была подготовлена тремя факторами: освобождением крестьян от ига крепостничества, распространением Слова Божьего и увеличением грамотности в народе. Неграмотный не мог читать Библию, следовательно, не мог и проверить учение господствующей церкви, сличив его с учением Нового Завета. Несвободный человек не мог без великих жертв исповедовать свою веру, которая не согласовалась с учением церкви, поэтому всякие новшества и реформаторские попытки жестоко подавлялись властью помещиков.

Только с получением свободы личности и усвоением грамотности, наш крестьянин начал читать Библию и стал замечать несоответствие окружающей его действительности с учением Христа. Отсюда желание устроить свою жизнь на евангельских началах, таким образом, и явился штундизм.

Внешний толчок к появлению этого религиозного движения и сознательному отношению к религии дали немцы. Они не занимались религиозной пропагандой специально, но пробужденные из них старались сообщить своим работникам сущность своих религиозных взглядов. Православные батраки, живя у немцев баптистов и церковных братьев, именуемых штундистами, видели, что их семейная и церковная жизнь несравненно выше жизни православного крестьянина. Это заставляло их доискиваться причины этой разницы, и они скоро приходили к убеждению, что она кроется в их религии. Отсюда желание ближе познакомиться с вероучением своих хозяев. Хозяева охотно шли навстречу желаниям своих работников, давали им читать Новый Завет. Внимательное изучение этой книги творило чудеса: православные бросали пить водку, курить, сквернословить, перерождались и делались другими людьми. Возвращаясь домой, они по воскресным и праздничным дням читали Новый Завет, и вокруг таких чтецов собирались кружки любителей Слова Божьего, которые при этом пели и церковные песнопения. Таким образом среди православных появились первые религиозные собрания, которые впоследствии превратились в баптистские общины" ("Баптист", № 42, 1911 г.).

"Большинство исследователей штундизма утверждает, что д. Основа, Одесского уезда, Херсонской губ., была местом его возникновения. По общему голосу жителей этой деревни первое семя сектантства было брошено в их среде местным крестьянином Онищенко, бывшим долгое время бродягой.

Онищенко в настоящее время около 70 лет от роду. Во время крепостного права, бывши в бродяжничестве, он скитался между немцами, преимущественно около г. Николаева. С виду он сильно напоминает немца-колониста. По своим религиозным воззрениям Онищенко настоящий сектант-мистик. В церковь православную не ходит уже лет 30. Проживая у немцев, он, по его рассказам, посещал некоторое время кирху, а потом оставил ее... В официальных бумагах не встречалось об этом человеке никаких известий. Это объясняется тем, что Онищенко держит себя в стороне от штундистов: он не участвует в их молениях. Связь его с одним из главных вожаков штундизма, Михаилом Ратушным, несомненна. Онищенко сам говорит, что "Бог дал ему свет, а Михаиле (Ратушному) разум". В деревне утверждают, что Ратушный и другие сектанты до сих пор пользуются его советами.

Судя по некоторым его рассказам, можно предполагать, что он во время своего бродяжничества приходил домой. Михаил Ратушный живет до сих пор рядом с Онищенко. Как ближайший сосед, он беседовал с Онищенко. Этот последний передавал нам, что он и Ратушный читали вместе Библию и вели оживленные религиозные беседы" (Рождественский, "Южнорусский штундизм", стр. 5153).

В январе 1865 г. "благочинный 2й части Одесского округа, отец. Кириаков" высказывал своему духовному начальству подозрение, что в д. Основе некоторые уклонились от православия в секту. А в апреле этого же года он уже сообщал, что подозреваемые собираются в доме крестьянина Михаила Ратушного, где занимаются чтением Евангелия и пением гимнов.

С этого времени и светские и духовные власти постоянно возвращались к этому вопросу.

Из других документов (например, стр. 3738) видно, что штундисты начали собираться уже в 1862 г. Однако сами участники, по-видимому, тогда еще не предполагали, что с годами это выльется в открытое отделение от православной церкви. Они просто собирались читать Слово Божье.

Как уже говорилось, штундистам среди лютеранских общин было свойственно ходить на общецерковное служение своего прихода. Это же было характерно в первое время и для штундистов из православных.

"Штундисты до 70х годов не отделялись еще совершенно от церкви. Иван Рябошапка еще в 1868 г., вследствие убеждений священника Лобачевского, исповедовался и причащался св. Тайн; штундисты общины Кондрацкого, находящейся близ Ахмечетки, Ананьевского уезда, еще в 1870 г. исповедовались, причащались и постились в Страстную седмицу; Ратушный о формальном отделении с своими последователями от церкви только в 1871 г. заявил высокопреосвященному Димитрию; чаплинские штундисты еще в 1872 г. приносили новорожденных к своему приходскому священнику для совершения над ними таинства крещения. Формальное отделение от церкви херсонских штундистов началось с 1869 г., а киевских только с 1874 г." (Рождественский, "Южнорусский штундизм", стр. 98)."

Такое постепенное развитие событий говорит о том, что Бог давал время утвердиться в истине ищущим ее, чтобы они могли выдержать предстоящие испытания. Уверовавшие укреплялись духовно, распространяли живое Слово, пока власти, светские и духовные, изучали это новое для них явление.

Вот что пишет Херсонский губернатор в донесении правительствующему сенату (9 сентября 1870 г. № 113):

"В немецких колониях Одесского уезда завелось несколько лет тому назад религиозное братство "друзей Божьих" или штундистов. Крестьяне соседних с теми колониями селений, вследствие постоянных сношений с штундистами, начали приставать к братству и вместе с тем отставать от православия. Сначала отступничество это выразилось только особыми молитвенными .собраниями (по домам), при чем постановления церкви еще исполнялись; но мало-помалу присоединявшиеся к штунде образовали особую секту, подходящую, по своим верованиям, к лютеранству или реформатству. Не встречая противодействия со стороны сельского духовенства, учение это начало распространяться далее и в последнее время приобрело значительное число прозелитов не только в той местности, где секта возникла первоначально, но и в других селах Херсонской и соседних губерний. С усилением секты в числе ее последователей, сии последние совершенно оставили церковь, не принимают никаких таинств и обрядов, ею установленных, и фанатизм сектантов дошел до того, что они стали выносить из своих хат в церковь или прямо выбрасывать вон образа и, несмотря на строгие запрещения, продолжают устраивать свои молитвенные собрания, не расходящиеся иногда по требованию полицейской власти. К этой секте присоединились, между прочим, крестьяне д. Любомирки Елизаветградского уезда: Кравченко и Рябошапка. По донесениям местной полиции, они внесли свое учение и распространили и в местах своего жительства, так что, по последним сведениям, число штундистов доходит до 140" (Епископ Алексий, "Материалы для истории", стр. 104).

В.И. Ясевич- Бородаевская в книге "Борьба за веру" (С.Петербург, 1912 г.) пишет о влиянии немецких колонистов на православных так:

"Какая здесь (в меннонитских колониях. Прим. рел.) цельность и гармония во внутренних распорядках, какая забота о просвещении, о просвещаемых и о просветителях! Как урегулированы здесь взаимоотношения пастыря и паствы и как строго относятся немцы к выбору и к деятельности пастыря! Пьяница или невежда не может у них сделаться руководителем паствы, ибо звание пастыря требует высоких нравственных качеств.

Во всех мало-мальски значительных колониях имеются школы светлые, просторные, прекрасно обставленные, где учителя получают хорошее отдельное помещение и приличное вознаграждение. У пресвитера хорошенький домик со всеми угодьями, ему назначен солидный оклад жалованья, так что он избавлен от необходимости "собирать дань" за требы. Требы у них совершаются по строго определенной таксе: за бракосочетание 1 руб., погребение 50 коп. и т. д. Беднякам же требы совершаются бесплатно...

В настоящее время на юге России существует 3 меннонитских округа: Хортицкий, где 19 колоний, Мариупольский, в котором 5 колоний, и Молочанский в Бердянском и Мелитопольском уездах Таврической губ., состоящий из 50 колоний. Каким же способом меннониты и баптисты сближались с русскими крестьянами, и чем они воздействовали на православное население? Процесс этот прост, несложен и вполне естествен. Крестьянин малоросс идет всегда с большой охотой на заработки к "нимцю"-колонисту Нанимая рабочего, колонист дает ему всегда хорошую плату, чуть ли не вдвое, чем он получал у местного помещика; но, платя дорого, немец требует добросовестного труда, исполняя шаг за шагом вместе со своим батраком одну и ту же работу. Вот тут-то и начинается сближение между хозяином и работником, которого он постепенно вводит в круг своих житейских и религиозных понятий, выясняя соотношение между жизнью и религией.

В семье немца батрак является членом семьи. Пища та же для "наймита"-батрака, что и для семьи колониста хозяина, а едят немцы сытно, вкусно и всегда за одним столом с батраками. За трапезой, которую они совершают не спеша, у меннонитов ведутся разговоры о религии и о всяких житейских делах. Перед едой они всегда читают из Евангелия одну главу, распределяя чтение вкруговую, по очереди. Такой способ чтения заставляет каждого следить со вниманием, откуда надо продолжать свой очередной стих, причем непонятное для работника чтение по-немецки переводится на русский язык, комментируется, и тут же, между прочим, объясняется, почему хозяева не крестятся, почему у них нет икон, и т. д. Рабочий видит, кроме этого, доброе взаимное отношение между хозяином и рабочими, а также и между их прихожанами и наставниками, у которых не расходится слово с делом, и он постепенно усваивал новые начала, привыкал, подчинялся новому режиму и, несмотря на грозный призрак ареста и суда, посещал их молитвенные собрания, где ему и переводили и объясняли прочитанное из Св. Писания. Он вслушивался, запоминал и спешил затем, подкрепившись евангельскими текстами, поделиться наблюдениями со своими землякам и малороссами" (стр. 282-285).

Вот еще один документ о возникновении штундистов среди православных:

"Донесение мирового посредника 2 участка Херсонского уезда Херсонскому губернатору от 14 марта 1866 г. № 88.

В д. Основе (Одесского уезда) образовалась секта в числе 20 душ: устраивают ночные собрания, на которых поют псалмы по книжкам русским и немецким. Причиною было следующее. Деревня Основа находится в близком соседстве с немецкой колонией Рорбах, и крестьяне, будучи постоянно в соприкосновении с тамошними колонистами, а некоторые из них, быв по нескольку лет сряду в услужении у колонистов, по своей простоте и малограмотности свыклись с обычаями колонистов, и при том, практически изучив немецкий язык, и, может быть, вследствие убеждений немцев-реформаторов часовенных (штундистов), обратились к их учению. Мнение это основано еще на том, что и колонисты-реформаты тоже собираются по ночам в одну избу, поют каноны и читают книги священного содержания. Секту ввел в Основе Ратушный Михаил, служивший работником у Рорбахских колонистов; он был первым старшим братом (уставщиком) в д. Основе. В то же время по донесению волостного Основского правления обратились в секту 7 душ крестьян Игнатовки и Ряснополя.

Херсонский губернатор отношением от 30 апреля 1866 г. за № 86 потребовал от Одесского уездного исправника сведений о штунде, в ответ на которое исправник от 16 февраля 1867 г. № 27 писал следующее: "Секта, действительно, предосудительна, именно потому, что характер этой секты имеет вид раскола, сходного с расколом реформатским. Собираются в местечке Игнатовке из 15 душ, в м. Ряснополе из 5ти семейств и д. Основе из 14 семейств в избранном ими помещении, читают церковнославянские книги, о значении и содержании которых толкуют между собой под руководством, впрочем, некоторых тоже реформатских раскольников, немцев соседней колонии Рорбах. Вследствие этого крестьяне, последователи раскола, составили себе упорное убеждение, под влиянием которого находясь, они не ходят в православную церковь, не чтут св. икон и не исполняют никаких обрядов православной веры. Приходской священник был грек, плохо выражался по-русски и потому не убеждал. Общество образовалось на основании дознаний в 1862 г. Вожаки крестьяне д. Основы Ратушные. А чтобы открыть главных совратителей в раскол колонистов, немцев колонии Рорбах, скрываемых последними, необходимо производство следствия" (Епископ Алексий, "Материалы для истории", стр. 4748).

"Официальное дело о собраниях любомирских крестьян началось в 1867 г., между тем, по сообщению автора статьи "Любомирские штундисты", они открылись в начале 60х годов. Вожаком любомирских штундистов выступил крестьянин м. Любомирки Иван Рябошапка. Рябошапка был совращен в штундизм вскоре после отмены крепостного права староданцигским колонистом Мартином Гюбнером. Гюбнер своими беседами так сильно повлиял на Рябошапку, что последний, по его собственному признанию, "изведав порок во всех его видах", совершенно изменил свой образ жизни: бросил пьянство и распутство. Вращаясь между немцами, участвуя в их религиозных собраниях, он научился грамоте, перенял напевы их религиозных гимнов, усвоил их учение. Речи свои Рябошапка подтверждал словами Св. Писания. "Народ смущался, слушая Рябошапку. С Библией в руках, переходя из дома в дом, он в короткое время успел привлечь на свою сторону до 20ти человек обоего пола". Увещания местного священника оказались безуспешными. Сельские власти обратились к мерам репрессивным. В 1867 г. Рябошапка и Кравченко с их последователями были подвергнуты аресту, после чего Рябошапку и Кравченко отослали в г. Вознесенск к судебному следователю, который, сняв показание, отпустил их. В 1868 г. Рябошапка и Кравченко были снова арестованы, причем первый был отправлен в Ольшанское волостное правление, а Кравченко в Лысогорскую волость. Кроме этого, составлен был приговор об удалении их из общества. Рябошапка содержался в волостном правлении под арестом в продолжение семи недель. Рябошапка и Кравченко от 27 сент. 1868 г. обратились к генерал-губернатору с прошением, в котором жаловались на любомирского священника и сельских властей. Прошение их вместе с приговором любомирских крестьян передано было мировому посреднику, который произвел по поводу его дознание и препроводил его вместе с документами в присутствие по крестьянским делам. Приговор крестьян не был утвержден по несоблюдению формальностей при его составлении. Рябошапка оставлен был на месте своего жительства. Возвратившись из села Олынанки, он снова занялся пропагандой штундизма...

1867 г. нельзя считать годом совращения Рябошапки, потому что эта дата противоречит сообщениям прошения Рябошапки, поданного им 27 сент. 1868 г. Коцебу, в ко тором он, между прочим, говорит следующее :"Я купил в Елизаветграде две книги "Новый Завет" и на досуге читал его с товарищами. Спустя несколько времени, (местный) свящ. Промыслов узнал об этом и позвал меня и Кравченко к себе, чтобы проверить эти книги, и не нашел в них ничего противозаконного, и мы после того спокойно услаждали наши души чтением св. книг. С 1867 г. священнику Промыслову благоугодно было гнать нас за это".

Далее Рябошапка говорил, что он с Кравченко и другими в числе 12 человек были арестованы по распоряжению сельских властей. 10 человек выпущены были на волю через неделю, а его с Кравченко продержали в заключении 10 недель, после чего они были отправлены в г. Вознесенск к судебному следователю. Из прошения видно, что собрания происходили до 1867 г., а в 1867 г.

была уже организована община, члены которой настолько были тверды в своих религиозных заблуждениях, что выдерживали за них продолжительный арест. Нужно было Рябошапке употребить немало времени, чтобы обучиться грамоте и образовать такого рода общину" (Рождественский, "Южнорусский штундизм", стр. 7275).

В 1892 г. И. Г. Рябошапка вместе с многими тружениками Евангелия был сослан в Закавказье, в местечко Герюсы. Через пять лет его, как неисправимого штундиста, выслали из России без права возвращения на родину.

После долгого скитания по Турции, И. Г. Рябошапка в 1898 г. прибыл с женой в Болгарию и 5 февраля 1900 г. отошел в вечность, после чего его жена, уже глубокая старушка, вернулась в Россию.

 

Добрая Весть № 2, 2009

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: