Автономность церкви и баптистские принципы

В категориях: Общество, Церковь и власть


Иванов Михаил Вячеславович

Вероучительный принцип автономности поместной церкви в настоящее время подвергается атакам с различных сторон. Раздаются голоса о том, что этот принцип не имеет библейского обоснования. Считается, что автономность поместной церкви препятствует взаимодействию с другими церквами. Автономность церкви часто является раздражающим учением для религиозной бюрократии. Нередко приводятся примеры из прошлого и настоящего других протестантских конфессий, которые умеют обходиться без автономности поместных церквей. Некоторые указывают на современные тенденции глобализации.

Между тем принцип автономности каждой поместной церкви не является случайным или небиблейским. Баптисты всю свою историю были христианами с библейским богословием. И уже поэтому трудно представить себе, чтобы баптисты в течение веков отстаивали, как одно из базисных, учение, которому не находилось бы ясного обоснования в Священном Писании. Исторический опыт баптистов также подтверждает важность принципа автономности поместной церкви. Принцип автономности теснейшим образом связан с другими баптистскими принципами и ценностями. Поэтому обращение к опыту других конфессий, с иной телогической системой координат, в данном случае не вполне корректно. Тем более что подобие баптистской автономии общины можно встретить среди других христианских конфессий, например у лютеран, англикан, старообрядцев-беспоповцев.

Темой данного доклада является взаимосвязь автономности поместной церкви с другими общепризнанными вероучительными принципами и ценностями баптистов. На наш взгляд, эта взаимосвязь очевидна. Однако прежде всего следует обратить внимание на то, что поместная община всегда была в центре баптистского мировоззрения. Даглас Шарп справедливо заметил: «Ранние баптистские исповедания известны полной незаинтересованностью и даже отказом от индивидуалистической духовности; это — подлинно общинное убеждение». Наряду с рождением свыше и крещением по вере восстановление церковной общины на подлинно библейских принципах было важнейшей заботой баптистов с первых лет существования конфессии.

Следует отметить, что в центре баптистской экклесиологии стоит именно церковная община, а не Вселенская Церковь, конфессия или надобщинные структуры. Это соответствует основополагающим представлениям Нового Завета о церкви. В Деяниях, апостольских посланиях и Откровении большое внимание уделяется именно поместным церквам. Не случайно именно вопросы жизни и устройства поместной общины отражены в 7ми базовых баптистских вероучительных принципах.

Первый вероучительный принцип баптистов утверждает необходимость обоснования всех конфессиональных воззрений Библией. С точки зрения Писания, можно говорить о возможности разностороннего обоснования автономности поместной церкви. Упомянем об этом кратко:

1.    Ответственность за благополучие церкви возложено на ее членов и служителей (Мф.18:1518; Гал.6:2; Деян.20:28).

2.    Уважение апостолами границ поместных церквей (Деян.15:2829; 2Кор.2:10).

3.    Отсутствие в Новом Завете ясных упоминаний о надоб щинных структурах и, тем более, об их статусе.

4.    Отсутствие упоминания о наследовании кемлибо апостольской власти (Деян.20:28).

5.    Пример избрания служителей поместной церковью (Деян.6:16).

6.    Утверждение необходимости служить Божьему народу, а не господствовать над ним (Лк.22:2427; 1Пет.5:23).

7.    Общение Христа с поместными церквами и управление ими осуществляется напрямую (Отк.23).

8.    Община состоит из рожденных свыше верующих, которые достаточно компетентны, чтобы судить о духовных истинах (1Ин.2:20,27).

Согласно второму баптистскому принципу, поместная церковь должна состоять из возрожденных людей. Именно такой мы видим церковный коллектив согласно учению Нового Завета. Между тем эффективно воплощать в жизнь это библейское учение может только автономная поместная церковь, наделенная для этого необходимой полнотой информации, полномочий и мотиваций. Никакая надцерковная структура не будет так заинтересована и успешна в отстаивании христианского лица поместной церкви, как сама, верная Христу, церковная община. Следует отметить, что право церкви судить и отлучать согрешающих, а также принимать в церковное общение раскаявшихся определенно принадлежит общине верующих согласно Священному Писанию.

Именно автономная самоуправляемая община, состоящая из ответственных за ее судьбу членов, способна соблюдать и третий баптистский принцип, согласно которому крещение и хлебопреломление должны преподаваться рожденным свыше людям. Участие в реальном церковном самоуправлении является одним из важнейших аспектов удержания членов церкви от равнодушного отношения к возможным отступлениям от здравого библейского учения.

Автономность поместной церкви самым непосредственным образом связана с учением о равноправии ее членов. Всеобщее священство верующих всегда понималось баптистами как конкретные гарантии внутрицерковного равноправия. Участие в принятии важнейших церковных учений осуществляется баптистами через членские собрания с равным для всех правом голоса. Однако равноправие имеет смысл лишь в том случае, когда само решение церкви значимо и имеет силу окончательного. В противном случае, если все ключевые решения принимаются вышестоящим органом, внутрицерковная демократия ограничивается и обесценивается.

Равноправие подразумевает и активное участие всех членов церкви в духовном труде. Между тем именно возможность чувствовать себя хозяином в церковной общине в значительной степени стимулирует активность верующих. Вопрос об активности членов церкви в настоящее время стоит очень остро. Ущемление автономии церквей может привести к дальнейшему падению активности верующих, или место естественной мотивации займут манипуля тивные технологии. История Советского Союза со всей очевидностью показала неэффективность замены ответственного и свободного хозяина на подконтрольного, бесправного, хотя и идеологизированного производителя. То, что верно для экономики, справедливо и для духовного труда.

Важнейшей ценностью для баптистов всегда была свобода совести, которая находится в тесной связи со всем комплексом прав и свобод личности. При всем, уже упоминавшемся, крайне негативном отношении раннего баптизма к духовному индивидуализму баптисты всегда уважали личность и личные отношения с Богом. Личное обращение, принятие крещения по личной вере, свободный личный выбор убеждений, личная вера как основа общинной духовности — это те ценности, которые баптистами не только провозглашались, но и отстаивались на протяжении всей нашей конфессиональной истории. При всей приверженности общинности баптизму не свойственно понимать ее как некий тоталитарный «коллективизм», где интересами личности априори пренебрегают ради «общего блага». Хотя такой подход был присущ в прошлом некоторым восточнославянским церквам. Однако в этом случае следует говорить скорее о влиянии особенностей национального менталитета и коммунистической идеологии.

Свобода совести у баптистов, таким образом, связана с уважением прав личности вообще. Уважение же личности, в свою очередь, связано с уважением личности в церковном аспекте. Здесь речь идет, естественно, о базовых принципах равноправия и, конечно, автономии церкви — свободной церкви свободных людей. Конечно, свобода внутри баптистских церквей не предполагает свободы от дисциплины, но и это подчинение обусловлено свободным выбором вероисповедания.

Следует сказать несколько слов и о принципе отделения церкви от государства. Необходимость дистанцировать церковь от государственных институтов проистекает не только из Священного Писания, но и из печального опыта средневекового христианства. Хотя с тех пор политические реалии стали совершенно иными, историческая память баптистов, да и неоднозначный современный опыт в некоторых странах, указывают на важность соблюдения этого важного библейского учения и в будущем. Известно немало исторических прецедентов, когда тоталитарно настроенные режимы пытались управлять церковной жизнью через жестко централизованные религиозные структуры. В таких условиях религиозные структуры, имеющие возможность беспрепятственно вторгаться во внутреннюю жизнь поместных общин и управлять ею, становятся просто опасными. Если причиной формирования таких структур является власть, то противостоять этому бывает чрезвычайно сложно. Однако понимание верующими ненормальности такой ситуации необходимо. Осознание своего права на автономность, хотя и не подтвержденного законодательно, но основанного на Библии, помогает церкви сохранять свою внутреннюю жизнь и определенную степень внутренней свободы даже в условиях тоталитаризма.

Исторически баптизм возник и развивался в период зарождения и становления европейской демократии. В отличие от меннонитов баптисты отличались высокой социальной и политической активностью. Баптизм изначально ценил свободу личности и отстаивал права человека. Достаточно вспомнить лишь о нескольких эпизодах истории раннего английского баптизма: участие в английской буржуазной революции, отстаивание свободы совести и отделения церкви от государства, борьба с работорговлей. Баптисты по учению и по духу — сторонники свободы и демократии. А важнейшей составляющей демократии от античных Афин до современных нам демократических государств является местное самоуправление. Следует обратить внимание на то, что между местным самоуправлением и автономностью церкви много общего. И не только с точки зрения системного сходства, но и отстаивания свободы и уважения мнения каждой личности. Так как Господь уважает в каждом человеке образ Божий, а в каждом верующем — искупленное дитя Божье, то для народа Божьего естественно отстаивать принципы свободы и уважения личности в церкви и в обществе. Это и свойственно баптистам.

Ни для кого не секрет, что не только епископальное, но и тоталитарно выстроенное пресвитерианское сообщество лишает общину, а значит, и каждого ее члена возможности реально влиять на течение церковной жизни. Именно реальная автономия служит важнейшим фактором сдерживания нездоровых амбиций. Наделение любых надобщинных структур неоправданно широкими полномочиями создает условия для серьезных злоупотреблений религиозной бюрократии. Исторически баптисты старались избежать этого, отстаивая автономность церкви и ограничивая полномочия союзов и ассоциаций пределами необходимой меж церковной координации, миссии, издательской и образовательной деятельности, а также определением границ вероучительного единства. При этом, во избежание путаницы, ради верности библейскому учению и терминологии, объединения церквей любого типа никогда не назывались церквами.

Иными словами, если мы хотим быть баптистами не только по названию, но и по сути, т. е. исповедовать здравое библейское богословие и хранить богословскую баптистскую преемственность, то нам ни в коем случае не следует отказываться от вероучительного принципа автономности поместной церкви.

Конечно, современная ситуация требует переосмысления различных аспектов наших вероучительных воззрений. Не отказа от них, а именно переосмысления и необходимого уточнения. Здравая преемственность — это не косность, а столь не приветствуемая в современную эпоху господства светского гуманизма и релятивизма верность духовным принципам.

Нам следует озаботиться дальнейшим развитием баптистской экклесиологии. В особенности это касается природы Вселенской Церкви. Следует более ясно теологически осмыслить цели, задачи и роль региональных объединений и национальных баптистских союзов. Это тем более необходимо, потому что баптисты в большинстве случаев осознавали необходимость функционирования таких структур.

Автономность — не изоляционизм, не полная самодостаточность, а внутреннее самоуправление с осознанием необходимости межцерковного общения и кооперации (Рим.16:16). Поэтому, возможно, следует признать не вполне удачным выражение «независимость церкви». Автономность не должна быть фарисейским прикрытием бездеятельности, духовной расслабленности, несостоятельности отдельных служителей или неправильно понятой духовной свободы. Подлинная автономность подразумевает наличие церквей с ответственными членами и служителями, находящимися под властью Христа. Здравое и современное понимание автономности может помочь нашим церквам исполнять Великое поручение Христа в XXI столетии.

 

АВТОНОМИЯ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ Материалы первого Симпозиума «Взаимоотношения поместной церкви и Союза» 67 декабря 2007 г.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: