Гневается ли Бог на своих детей вообще?

В категориях: Спаси и сохрани


Природа отцовской дисциплины

Джон Мак-Артур

Простого предположения, что Бог может быть недоволен Своими детьми, достаточно, чтобы возбудить противление многих, кто считает, что никогда, ни при каких обстоятельствах грехи чада Божьего не могут вызвать Божественное недовольство. Один христианин, запутавшийся в этих вопросах, прислал нам в церковь письмо следующего содержания:

Вы хотите сказать, что Бог может гневаться на Своих детей? Если мы облечены праведностью Христа, как может Бог даже видеть наш грех? А если Он не видит наш грех, как Он может быть им недоволен? Я считаю, что Бог никогда не бывает недоволен христианином, потому что Он принимает нас во Христе, как если бы мы были такими же праведными, как Христос. А к Своему возлюбленному Сыну все Его благоволение.

Кроме того, если мы считаем, что Бог гневается на Своих детей, когда они согрешают, можем ли мы утверждать, что Он вообще нас простил?

К сожалению, всё больше и больше христиан запутываются в этих вопросах. Неправильное толкование Библии развило концепцию благодати до такой крайности, что некоторые начинают верить, будто по условиям оправдания Бог обязан равнодушно смотреть на грех и непослушание верующего. Некоторые, впитавшие эти доктрины, очевидно считают, что так как Христос искупил наш грех, Бог уже не имеет права возразить, когда мы проявляем непослушание.

Но чтобы придерживаться такого взгляда, человек должен игнорировать или искажать важные доктрины Священного Писания.

Например, как мы уже увидели, Писание ясно учит, что Бог наказывает Своих непослушных детей:

[Вы] забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: «сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает». Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы — незаконные дети, а не сыны. Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей — для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным чрез него доставляет мирный плод праведности. Евр. 12:5-11

Какова природа отцовской дисциплины, которую Бог применяет к Своим детям? Это важно для понимания природы прощения, которое Иисус учил искать Своих учеников.

Боб Джордж проводит яркий контраст между наказанием и дисциплинированием. Он пишет:

Несмотря на то, что эти слова [«дисциплинирование» и «наказание»] используются взаимозаменяемо, все-таки они обозначают разные вещи. Я думаю, что недоразумение исходит от здравомыслящих, но не являющихся непогрешимыми, родителей, которые иногда с любовью дисциплинируют нас, а иногда в гневе и разочаровании наказывают. Затем мы проецируем эти характеристики на Бога и начинаем считать, что и Он поступает таким же образом. На самом же деле, ничто не может быть более далеким от истины. Это заблуждение является заключительным сильным звеном, аргументом законничества, который гласит, что людей необходимо исправлять, чтобы они продолжали пребывать в благодати Божией. Давайте начнем с того, что дадим правильные определения этим словам.

Наказание — это строгие меры воздействия, налагаемые на человека, совершившего неправильный поступок или преступление. Здесь больше внимания уделяется возмездию (воздаяние каждому тем, чего человек заслуживает), чем исправлению...

С другой стороны, дисциплинирование — нечто совершенно противоположное. Дисциплинирование — это тренировка, которая развивает самообладание, характер и способности.

В том, что говорит Джордж, есть доля истины. Обычное наказание часто не имеет иной цели, кроме совершения правосудия. Например, смертная казнь намерена не исправить или реабилитировать преступника, но наложить должное наказание за соответствующее преступление.

Истинно также то, что дисциплина иногда не несет никакого карательного оттенка наказания. Пример Джорджа о дисциплине — баскетбольный тренер, который проводит свою команду через тяжелые тренировки, для того чтобы приготовить к соревнованию. Цель — не наказать игроков, но привести их в форму. Джордж пишет:

Дисциплинирование и наказание вызывают одинаковые ощущения у получающей стороны! Но резкий контраст виден и в отношении, и в цели, ради которых применяются наказание и дисциплинирование. За наказанием скрываются гнев и оскорбление, цель же — справедливость. За дисциплинированием скрывается любовь, цель же — благо и развитие личности.

Однако, правда ли то, что дисциплинирование никогда не включает наказания? Правда ли, что наказание никогда не служит для исправительных целей?

Нет, неправда. Сам Джордж, к примеру, иллюстрирует «наказание» рассказом о полицейском, который привлек его к ответственности за превышение скорости. Он пишет:

Видите, офицера полиции совершенно не интересует, почему вы превышаете скорость, ему безразлично, сделали вы это с какой-то целью или без всякого умысла, и также ему совершенно не интересно выслушивать ваши истории о тех днях, когда вы соблюдали закон. Все, что он знает сейчас — это то, что вы нарушили закон и должны быть наказаны. Вы одновременно замечаете, что он не сделал ни одного комплимента пятидесяти водителям, которые проехали мимо него и не превысили скорость. Он просто безучастно смотрел на них, но как только произошло нарушение, он тотчас же предпринял необходимые действия. Вот это — наказание.

Но если Джордж предполагает, что дорожный штраф не служит исправительной цели, он неправ. Штрафы за превышение скорости частично предназначены для наказания, а частично для предотвращения дальнейших нарушений. Если штраф достаточно высок, он будет напоминать нарушителю не нарушать правил повторно. В этом отчасти намерение законодателей, определяющих уровень штрафов, и этим довольно часто определяется намерение полицейского, когда он выписывает штраф. («Я должен тебя оштрафовать, чтобы в следующий раз ты помнил и не превышал скорость»).

Поэтому штраф несет в себе частично карательную функцию, частично исправительную. Многие виды наказания предполагают степень исправительного дисциплинирования. И дисциплинирование — в частности отцовское дисциплинирование, описанное в 12й главе Послания к Евреям, часто также включает карательный аспект.

Джордж хочет разделить их так, чтобы представить взаимно исключающими. Он явно отрицает, что Божье дисциплинирование по отношению к верующим предполагает какой-либо карательный аспект. Джордж пишет: «В эпоху Нового Завета Бог никогда не обращается со Своими детьми на основе наказания... Он не разговаривает с нами в гневе и не требует от нас справедливости».

Но соответствует ли это учению Св. Писания? Нет. И пример с тренером баскетбольной команды не является образом, используемым в 12-й главе Послания к Евреям. Наоборот, этот отрывок Писания показывает огорченного Отца. Писание изображает Бога, применяющего дисциплинирование верующих розгой. Да, Он дисциплинирует Своих детей в любви для их же блага, и с целью более исправительной, чем карательной. Но в дисциплинировании, описанном автором Послания к Евреям, тем не менее, есть карательный элемент. Это решительное, но исполненное любви родительское наказание, а не просто напряженные тренировки, предписанные милостивым тренером.

Более того, само исправление всегда содержит в себе признание, что что-то делается неправильно. Любой хороший тренер садит недисциплинированного игрока на скамью запасных, или заставляет его отрабатывать (а также и учиться) на специальных тренировках. Исправление может включать карательную цель, и оно должно приводить к ощущению стыда.

Это важно, потому что Божья ненависть к нашему греху является проявлением Его любви к нам. Его любовь подобна родительской, это не расчетливая доброжелательность тренера, который просто надеется, что его команда выиграет. А карательный элемент Божьего дисциплинирования в такой же степени проявляет Его любовь, как и исправление.

Слова, использованные в 12-й главе Послания к Евреям для описания этого дисциплинирования, важны: «Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (ст. 6). Это подходящие термины для передачи того, что описывает автор Послания к Евреям. Они подразумевают отцовское наказание с оттенком огорчения, смешанное с суровостью и степенью строгости. Гнев не будет слишком сильным определением, имея ввиду, что мы описываем отцовское негодование, а не гнев оскорбленного судьи.

Само Писание неоднократно использует язык святого гнева, чтобы показать Божье неодобрение грехов Его детей. Например, Моисей подробно изложил реакцию Господа на неповиновение израильтян в Кадес-Варни:

И Господь [Бог] услышал слова ваши, и разгневался, и поклялся, говоря: никто из людей сих, из сего злого рода, не увидит доброй земли, которую Я клялся дать отцам вашим; только Халев, сын Иефонниин, увидит ее; ему дам Я землю, по которой он проходил, и сынам его, за то, что он повиновался Господу. И на меня прогневался Господь за вас, говоря: и ты не войдешь туда. Втор. 1:34-37- ср. 3:26; 4:21

Он также описал похожий случай у подножия горы Синай, когда израильтяне поклонялись золотому тельцу:

И повергшись пред Господом, молился я, как прежде, сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел, и воды не пил, за все грехи ваши, которыми вы согрешили, сделав зло в очах Господа и раздражив Его. Ибо я страшился гнева и ярости, которыми Господь прогневался на вас и хотел погубить вас. И послушал меня Господь и на сей раз. И на Аарона весьма прогневался Господь и хотел погубить его; но я молился и за Аарона в то время. Втор. 9:18-20.

Когда Соломон совершил зло в очах Господа, в 3 Цар. 11:9 записано: «И разгневался Господь на Соломона за то, что он уклонил сердце свое от Господа».

Моисей, Аарон и Соломон, все они были искупленными людьми, полностью оправданными верою. Их положение перед Богом ни в коей мере не зависело от их дел. Они получили полное судебное прощение. Тем не менее, Писание говорит, что своими грехами они вызывали Божий гнев.

Подобным образом Христос «вознегодовал» на учеников, не позволявших детям приходить к Нему (Марк. 10:14). Несколько раз Он обличал Петра, однажды даже назвав его «сатана» (Марк. 8:33). Он также строго обличил Иакова и Иоанна (Лук. 9:55-56).

Поэтому взгляд, что Бог всегда милостив и никогда не проявляет огорчения Своими детьми, совершенно чужд Писанию. Идея, что Его дисциплинирование никогда не имеет какого-либо карательного элемента, тоже неправильна. Обетование Божие к тем, кого Он любит, в том, что Он наказывает их как отец детей. Такое наказание, хотя совершается с любовью и для нашей пользы, тем не менее выражает истинный Божий гнев против грехов — даже против грехов Своих детей.

Вот как звучит условие Божьего завета с Давидом:

И продолжу вовек семя его, и престол его — как дни неба. Если сыновья его оставят закон Мой, и не будут ходить по заповедям Моим; если нарушат уставы Мои и повелений Моих не сохранят: посещу жезлом беззаконие их, и ударами — неправду их; милости же Моей не отниму от него, и не изменю истины Моей. Пс. 88:30-34.

Христианам никогда не нужно бояться Божьего гнева, как гнева Вечного Судьи, но они обязательно испытают Его отцовское неодобрение и наказание, когда согрешат. Такое дисциплинирование — наилучшее доказательство Его любви к нам (12я глава Послания к Евреям). Поэтому не соглашайтесь с мнением, что Бог никогда не гневается на грехи Своих детей. Сам факт, что Он огорчен нашим грехом, подтверждает Его отцовскую любовь к нам.

 

Джон Мак-Артур, Свобода и сила прощения. Славянское Евангельское Общество 2005, Перевод: С. Омельченко

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: