Моисеев завет и непокорная природа Израиля

В категориях: Спаси и сохрани


Уильям Д. Бэррик

На первый взгляд кажется, что Моисеев Завет был условным. Как-никак, в тексте сказано, «Если вы послушаете голоса Моего и завет Мой соблюдёте, тогда ...» Кроме того, обусловленность завета можно попытаться отстоять на основании добровольной покорности Израиля Богу в его (завета) исполнении (Исх. 24:7). Однако, малейшее присутствие условности в какой-то части завета не обязательно означает, что условность - это важнейшая характеристика этого завета. Также категорически можно отстаивать и богословские несомненные факты, связанные с Моисеевым Заветом:

В конце, однако, всё это сводится к вопросу, будет ли Бог явлен через верное отражение Его Израилем, или же Он откроет себя через наказание неверности Израиля. Бог откроет Себя, это будет достигнуто через Израиль, так или иначе.

Более сорока лет назад Честер Вудринг сделал подобное наблюдение в своей докторской диссертации в Далласской Богословской Семинарии:

Было невозможно, чтобы закон противоречил благодати или сдерживал её. Правда, что вопиющая непокорность Моисееву Завету, как и явное неверие, действительно, в то время и в том месте приостановили радость от заветных благословений. Однако, общая провиденческая благодать Божья осталась не затронутой. На более высоком божественном уровне, каким бы ни было наказание Его народа, всё оно было от руки Иеговы, как наказание благодати. Когда конкретные проявления благодати приостанавливались, ситуацию можно было изменить покаянием, исповеданием грехов и мольбой на основании одной лишь неизменной божественной благодати, а не каких-либо заслуг перед законом.

Правда, что Моисеев Завет был самым условным из всех библейских заветов. Из всех заветов, он особенно говорил о том, как следовало жить Божьему народу. Исполнение обетований и благословений любого из заветов для любого отдельного человека или поколения зависело от покорности Божьему откровению. Непокорность сводила к нулю Божьи благословения для этого человека или поколения в его/её/их время, но непокорность не делала несостоятельными безусловные постановления завета.

Непокорная природа Израиля. Следовательно, условность, похоже, связана скорее с природой Израиля, чем с природой самого завета или божественного Промульгатора Природа Израиля была греховной. Они были склонны блуждая уходить от Божьей воли и Божьего Слова. Закон предоставлял духовную преграду для того, чтобы удержать их от уподобления всем народам, окружавшим их.

Павел написал Галатам, что Закон был «дан по причине преступлений» (Гал. 3:19). Яхве хорошо знал Свой народ. Он знал их расположенность ко греху - знал о существовании их греховной природы. В свете этого знания, Бог дал наставление Моисею научить Израильтян песне, которая напоминала бы Израилю об их глубоко укоренившейся греховности и постоянном блуждании вслед идолов (Втор. 31:19-21; глава 32). Он также напомнил им о том, что Закон был им дан в качестве преграды для того, чтобы удержать их от блужданий (32:44-47; ср.: Пс. 118:9, 103)

Благословения и проклятия. Авраамов Завет характеризуют следующие элементы: (1) его обещающий характер, (2) ударение на божественном исполнении, и (3) ссылки на землю, процветание и благословение и/или проклятие. С другой стороны, Моисеев Завет характеризуют (1) его правовой характер, (2) ударение на ответственности людей, и (3) ссылки на субботу, святилище, и божественную суверенность. Правовое откровение по авторитету равно прежнему обещающему откровению. Для того, чтобы получить обещанные благословения, которые содержались в Авраамовом Завете, Израиль должен был подчиняться условиям Моисеева Завета. Другими словами, покорность Завету с Моисеем стала бы средством проявления Израильтянами их веры в Авраамов Завет (ср.: Иак. 2:14-26). Народу не нужно было исполнить Закон для того, чтобы освободиться из рабства; они были освобождены из рабства для того, чтобы они могли жить для Бога посреди развращённых и испорченных языческих народов.

Проклятия и благословения встречающиеся в заповедях со второй по пятую (Исх. 20:4-12), а так же и в более исчерпывающих перечнях проклятий и благословений (ср.: Левит 26; Второзаконие 27-28) явно обусловлены покорностью личной и всего народа. Они отличаются от безусловных благословений Авраамова Завета.

Десять Заповедей не являются совершенно новым откровением; они были новым повторением некоторых из ключевых принципов благочестивой жизни, которые были приняты Божьим народом в качестве божественной воли. В действительности, «большинство, если не все основные заповеди можно вывести из творения и патриархальных рассказов, они сильно подчёркивают нравственный характер творения.» Закон служил только лишь предписанием быть покорными в определённый период Израильской истории. Покорность Израиля Закону, однако, не являлась гарантией того, что они унаследовали бы землю, обетованную потомкам Авраама Скорее, Закон сохранял и защищал народ для этого наследия. Один результат продолжительной покорности Израиля выразился бы в сохранности от казней, которые Яхве обрушил на Египтян (Исх. 15:26). Покорность Авраама до-Моисеевым заповедям Яхве гарантировала землю его потомкам (Быт. 26:4-5). В каком-то смысле, потомкам Авраама была вменена вера и покорность Авраама (ср.: Евр. 7:9-10).

 

Уильям Д. Бэррик МОИСЕЕВ ЗАВЕТ

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: