Общесистемные факторы, влияющие на уровень церковной дисциплины

В категориях: Общество, Церковь и власть


Э. А. Генрих

 

К факторам, влияющим на отношение к церковной дисциплине в современных церквях любой христианской конфессии, как нам видится, относятся:

1.    Глобализация

2.    Гуманизация

3.    Постмодернизм

4.    Индивидуализм

5.    Отход от конгрегации

 

Все эти факторы сильно влияют на мировоззрение наших современников, а также на членов наших церквей ЕХБ, хотя возможно мы это не осознаем или не соглашаемся. Попробуем рассмотреть их влияние.

Глобализация

Одна из проблем современного мира - это глобализация - взаимопроникновение культур, колоссальное смешение мировоззренческих моделей Запада, Европы и Востока. Это своеобразный современный Вавилон.

Глобализация стирает границы между странами, упрощает международную деятельность стран и создаёт условия для распространения унифицированной культуры и общечеловеческих ценностей. Это фактически преддверие единого мирового государства, где каждая страна вносит свой особенный вклад в его формирования. Конечно, это сказывается на всех сферах человеческой деятельности, в том числе и религиозной. Унификация культуры ведёт к утрате самоидентичности национальных традиций, нравов и обычаев. У современной молодежи, в том числе и у христианской, исчезает интерес к собственной истории и духовному наследию предыдущих поколений. В настоящее время размываются доктринальные и богослужебные границы. Церковная практика унифицируется.

Например, евангельские церкви, утрачивая собственную традицию священнодействий, синтезируют практику РПЦ, РКЦ или лютеранскую .

Отвергая традиции предыдущих поколений и не создавая собственных современные церкви копируют даже иудейские или православные традиции. Практика церковной дисциплины в этих условиях либо упраздняется, либо ничего общего не имеет с библейской.

А это, в свою очередь, ведёт к ослаблению чувства ответственности в членах церкви и к многочисленным духовным болезням и проблемам.

Гуманизация

Церковная дисциплина часто затрагивает юридическую сферу отношений церкви и общества, поэтому гуманизация общества особенно влияет на практику церковной дисциплины.

Гуманизм (от лат. humanitas - человечность, humanus - человечный, homo - человек) - мировоззрение, в центре которого находится идея человека, как высшей ценности, возникло как философское течение в эпоху Возрождения.

Гуманизм влияет на утверждение ценности человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие, проявление своих способностей.

Церковь вынуждена изучать и учитывать тенденции современного общества. Митрополит Илларион отмечает в своём выступлении по поводу конфликта ценностей Запада и Востока:

Христианство, как и секулярный гуманизм, говорит о достоинстве и свободе человека, однако, в отличие от секулярного гуманизма, настаивает на том, что принцип свободы должен быть уравновешен принципом духовной и нравственной ответственности человека перед Богом и людьми. Разумеется, в гуманизме понятие ответственности тоже присутствует, однако при отсутствии абсолютной нравственной нормы этот принцип означает лишь ограничение свободы одного человека свободой других людей. Отсюда релятивистское толкование каких бы то ни было нравственных норм, и духовных ценностей.

Один из последних документов современных гуманистов - так называемый Гуманистический Манифест 2000 - наглядно показывает их взгляд. Его подписали сто тридцать шесть мужчин и женщин из 29 стран, 10 из них - Нобелевские лауреаты. Идеи современных гуманистов решительно отвергают роль религиозной морали и нравственности.

И это можно обнаружить в его утверждениях: «Реальности мирового сообщества таковы, что только новый, Планетарный Гуманизм может указать разумные пути в будущее». Там же можно найти эти разумные пути, заявления типа:

... научный натурализм (нередуктивистский материализм) помогает человеку выработать логически последовательное мировоззрение, свободное от пут метафизики или теологии и основанное на науке.

Авторы этого документа считают, что научные методы должны быть свободны во всех областях человеческой деятельности и «что не должно вводиться никаких ограничений для научных исследований, за исключением случаев, когда такие исследования нарушают права личности». В чём состоят ключевые принципы этики гуманизма?

Главной ценностью является достоинство и независимость личности. Это легче всего достижимо в демократических обществах, в которых могут существовать множество различных систем ценностей. Таким образом, гуманисты одобряют разнообразие моральных взглядов и человеческих ценностей. Гуманисты настаивают на том, что «краеугольным камнем морального поведения являются общечеловеческие нормы морали; другими словами, те главные нравственные достоинства, которые признаются людьми повсюду, независимо от их культурной и религиозной принадлежности... Следует уважать право человека на самостоятельный выбор. Существуют границы дозволенного. Мы остро ощущаем трагедию миллионов людей, навлеченную на них теми, кто посмел оправдывать великое зло обещаемым великим будущим благом.

Далее в документе утверждается новый взгляд на воспитание детей.

Хотя нравственное руководство со стороны взрослых и жизненно необходимо, родителям не следует навязывать детям собственные религиозные представления или моральные ценности, стремиться внушить им определенные взгляды. Дети, подростки и молодые люди должны иметь доступ к различным точкам зрения и поощряться к самостоятельному мышлению. Следует уважать взгляды даже маленьких детей.

Гуманисты отстаивают раннее просвещение детей во многих вопросах отношения полов:

С раннего возраста должна быть доступна возможность соответствующего сексуального просвещения, касающегося вопросов ответственного сексуального поведения, планирования семьи и методов контрацепции .

Открыто защищают богопротивные формы сексуальной ориентации: «Общество не должно лишать равных с другими прав гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов». Проблема абортов решается следующим образом:

Женщины должны иметь право сами распоряжаться собственным телом. Это предполагает свободу иметь или не иметь детей, право на добровольную контрацепцию и прерывание беременности. Супружеские пары одного пола должны обладать теми же правами, что и гетеросексуальные пары. Не должны запрещаться смешанные браки, в частности между белыми и черными, и браки между родственниками .

Подобная тенденция в обществе, безусловно, приведёт к конфликту между церковью и государством. И церковь встанет перед моральным выбором: оставаться верной библейскому учению или нивелировать свои принципы церковной дисциплины в угоду гуманистическому подходу к вопросам, которые

Бог в Библии однозначно называет грехом, несовместимым с принадлежностью к церкви, да и к христианству вообще.

Если церковь откажется от практики церковной дисциплины, то это приведёт к множеству проблем, среди которых можно упомянуть следующие: утрата моральной чистоты, отсутствие духовной силы, потеря церковного единства, охлаждение в вере и, наконец, отступление от Бога.

Библейская практика церковной дисциплины придает важный и особый смысл понятию членства в церкви. Членство в церкви Христа - это привилегия, которая сопровождается ответственностью являть в жизни плоды Духа Святого.

Ослабление церковной дисциплины, возможно, является одним из самых видимых пороков современной церкви. Ослабло стремление хранить чистоту вероисповедания или жизни. Современная церковь видит себя как добровольная ассоциация автономных членов с минимальным уровнем моральной подотчетности перед Богом, не говоря уже друг перед другом .

Так характеризует состояние современных церквей др. Р. Альберт Молер мл., президент Южной Баптистской Теологической Семинарии.

Любая христианская община, в какой-то мере, всегда является вызовом для окружающего общества и сложившихся в нём моральных норм и правил.

Церковная дисциплина затрагивает юридическую сторону жизни церкви. Всегда есть опасность слишком жесткого или слишком либерального подхода к практике церковной дисциплины. В трудные для церкви времена, связанные с гонениями или притеснениями, как правило, возникает меньше случаев, требующих применения церковной дисциплины, потому что верующие глубже осознают ценность принадлежности к церкви. Во времена лояльности и свободы резко снижается уровень духовной сознательности верующих, так как «мир» перестаёт быть врагом, все причисляют себя к верующим. А если церковь и государство достигают симфонии отношений, то, получив статус государственной, церковь начинает гнать инакомыслящих. Это приводит к парадоксальным явлениям, когда церковь запугивает анафемой даже тех, кто не воцерковлён.

Удивительно, но некоторые светские учёные занимаются серьёзным исследованием влияния явления анафемы (анафематствования) и его проявления в условиях современного светского общества. Так, например, по запросу Института религии и права было сделано экспертное заключение на явление анафемы (анафематствования) и его проявление в условиях современного светского общества доктором культурологии, доцентом, профессором кафедры сравнительного изучения национальных литератур и культур факультета иностранных языков и религиоведения МГУ им. М. В. Ломоносова Е. И. Волковой.

Постмодернизм

Поскольку гуманисты продолжают уповать на то, что наука даст ответы на все вопросы реальной жизни, появилось новое мировоззрение, последователи которого уже не верят, что рациональное мировоззрение может всё объяснить, особенно духовные аспекты, в наличии которых уже почти никто не сомневается. Это новое мировоззрение называется постмодернизм. Постмодернизм утверждает, что коль нельзя осознать или выразить универсальную истину на человеческом языке, то стоит искать частные «истины», которые хотя и не объясняют всего, но зато помогают в жизни. Поэтому нужно принять плюрализм мнений, то есть то, что правильно для тебя, может не быть правильным для меня. Другими словами нет абсолютной истины, а у каждого своя истина. Постмодернисты не терпят нетерпимости и готовы защищать право людей иметь собственные взгляды и вести другой образ жизни, хотя сами этого могут и не разделять. Они очень ценят личную свободу.

Следовательно, постмодернисты исповедуют разнообразие моральных норм и образа жизни. Они признают наличие духовного и ищут собственную личную духовность, свой духовный опыт. Они не озабочены принципами, для них важен результат, важно только то, что работает, то есть практичность .

Сегодня, когда в обществе преобладает постмодернистское мировоззрение, церковь ищет выразить себя адекватным образом, не утрачивая своих библейских основ. Это часто приводит церковь к приспособленчеству, и тогда она утрачивает способность распознавать чуждые Библии мировоззренческие утверждения . Постмодернизм имеет много схожего с христианским мировоззрением: невозможность полностью постичь истину, человеческая ограниченность, тяга к общности, терпимость к другим мнениям, однако всё это в корне отличается от библейского мировоззрения. Христиане верят, что существует Абсолютная Истина - это Иисус Христос, а Библия есть непогрешимое Откровение Бога людям.

Церкви, открытые к постмодернизму, могут сами стать постмодернистскими, что приводит к терпимости к вероучительным различиям, и склонности ставить своё учение выше библейского, что, в свою очередь, приводит к принятию решений, не основанных на Библии. Богослужения в таких церквах больше ориентированы на творчество и сценическое искусство, современную музыку, там меньше проповеди, но больше изучения и обсуждения Библии в малых группах, там много близкого общения и возможности служить друг другу. Постмодернистские церкви избегают конфессиональных названий, не терпят критики, особенно других форм выражения христианской веры, против акцентов на доктринах, назначают нетрадиционное время богослужений, церковные здания больше похожи на театры, открыты для посетителей альтернативного образа жизни (гомосексуалистов, лесбиянок и т.п.). Библейское учение в таких церквах очень важно, но в плане развития личного познания Бога.

Современная церковь в постмодернизме больше становится местом, где нужно учиться жизненно важным, основанным на Библии взаимоотношениям со Христом и возможностью поклоняться Ему в радости совместно с общиной. Некоторые аналитики называют постмодернистские церкви «неоязычеством» и не без основания, так как нет никаких гарантий, что люди новой эпохи будут обладать общими знаниями о традиционном христианстве, и сохранят приверженность христианским ценностям.

Всё вышеизложенное показывает, что в таких церквах практиковать библейскую дисциплину будет непросто. И нужна будет особая осторожность и корректность.

Чарльз Колсон рассказывает об одной евангелической церкви, которая решила, что ей необходимо увеличить число членов. Для начала пастор попросил исследовать рынок. Выяснилось, что многим людям не нравится слово «баптист». Церковь сменила свое название. Исследования показали, что люди желают более удобного подъезда к церкви, поэтому было построено новое здание справа от магистрали. В нем были светлые своды, каменные камины, но не было ни крестов, ни других символов, которые могли бы заставить людей чувствовать себя неуютно. Затем пастор решил перестать использовать богословский язык. «Если мы употребляем слова искупление или обращение,- рассуждал он,- они решат, что мы говорим о долговых обязательствах».

Он прекратил проповедовать на тему ада и вечного осуждения и переключился на более светлые темы. Церковь действительно росла. Отказываясь от доктрины и нравственных авторитетов и приспосабливая учение к требованиям рынка, эта церковь начала свое паломничество в обители постмодернизма.

Вместо проповеди, изобличающей грех и показывающей путь спасения через жертву Христову, церкви предлагают «развлекательные» проповеди, которые бы веселили прихожан.

Некоторые описывают постмодернистскую культуру как «терапевтическую культуру», где главной ценностью считается психологическое здоровье, а не истина. Современная Церковь также встречается с искушением подменить теологию терапией .

Индивидуализм и сепаратизм

Индивидуализм - тип мировоззрения, в основе которого лежит противопоставление отдельного индивида обществу. Индивидуализм включает широкий диапазон ориентаций: от принципов свободного развития личности до эгоизма и анархического нигилизма.

Влияние глобализации, гуманизации и постмодернизма на мировоззрение наших современников настолько сильно, что роль личной свободы выбора приобрело такую тенденцию, когда утверждается, что не может существовать никаких абсолютных критериев, что хорошо, а что плохо для каждого конкретного человека. Конечно, вера во Христа и желание принадлежать той или другой церкви не может навязываться силой. Иначе это будет уже не осознанный выбор, и не искренняя и сердечная вера. Принуждение качественно меняет сущность нашей веры . Люди не желают семейных общинных отношений и хотят, чтобы никто не вторгался в их личную жизнь, а это практически невозможно в баптистской церкви. Тогда некоторые переходят в исторические церкви (РПЦ, РКЦ), где поклонение индивидуальное и нет близких отношений между прихожанами, нет дела до вас.

Тем не менее, нам нужно сообщество верующих, которое всегда готово помочь нам не уклониться в субъективное откровение.

Отход от конгрегации

В настоящее время всё чаще в среде церквей ЕХБ говорят о кризисе самоидентичности. Вероисповедание и богослужебная практика наших церквей сильно отличается от местности к местности, от церкви к церкви, даже в пределах одного города. Хотя баптистские церкви ЕХБ исповедуют семь принципов баптизма, четвёртому принципу «автономия поместной церкви» изначально присуща была своя практика. Уже в 1911 году возникла идея создания института районных пресвитеров с наименованием «старший пресвитер», что говорило о тенденции к епископальной форме управления. В 1960 году институт старших пресвитеров был признан Братством ЕХБ. После распада СССР институт старших пресвитеров был закреплён уставом РС ЕХБ и уставами, созданными Объединениями в пределах административного деления России. Так окончательно оформилась добровольная форма «самобытной автономии», в которой из среды пресвитеров демократичным методом на региональной конференции избирался первый среди равных пресвитер, именуемый как председатель Объединения, старшим пресвитером, епископом. Это указывает на тенденцию к отходу от «чистой» автономии поместных церквей ЕХБ .

Отход от конгрегации происходит в наших церквях ЕХБ по двум направлениям.

А) Первое направление - это чрезмерный интерес к подъёму авторитета руководителей, как в поместных церквях, так и на региональном уровне. Власть незаметно переходит от общины к авторитетному руководству. И это в какой-то степени даже странно в век постмодернизма, когда отсутствуют или подвергаются критике всякие авторитеты, у некоторых пасторов появилась тоска по «жезлу власти», к авторитарному руководству поместной церковью. И это получает особенно сильное распространение в харизматических церквях и некоторых церквах нашего Братства ЕХБ.

Большинство авторитарных церквей представляют собой автономные группы. Они не являются частью деноминации, которая могла бы с них спросить и призвать их к ответу. Лидеры таких церквей никому не подотчетны и не допускают никакого вмешательства извне. Понятно, что такие автономные группы или церкви не могут и не будут сами себя проверять на предмет каких-либо отклонений от библейских принципов. Так как люди дорожат своей автономией и независимостью, то проблему авторитарных церквей очень трудно решить.

В последнее время происходит ослабление конфессионального христианства, и появляются так называемые «свободные и независимые» церкви. Суть этого явления в том, что некоторые пасторы, миссионеры или проповедники присваивают себе безраздельную власть над паствой вопреки заповеди Христа: «Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом» (Мк. 10:42-44).

Мы действительно должны ценить свою духовную независимость и отвергать любое учение, которое подвергает сомнению роль Христа, как единственного посредника между Богом и человечеством. Никто из христиан не обязан беспрекословно повиноваться какому-то другому человеку. Право требовать беспрекословного повиновения принадлежит только Иисусу Христу.

Еще одна особенность церкви, которая может привести к злоупотреблениям, это склонность к сепаратизму и изоляции от окружающего христианского сообществ, целенаправленная цензура всякой информации. Цель, конечно, благая - защитить паству от заблуждения и ересей. Серьёзную опасность представляет для церквей ЕХБ отказ служителям из других общин нашего Братства проповедовать на их собраниях. А также случаи, когда в церкви регулярно осуждают, унижают и высмеивают другие церкви нашего Союза. Руководители авторитарных церквей редко готовы делить свой авторитет с кем-либо еще. По их мнению, мало кто соответствует их высоким требованиям.

Обычно в таких церквах чрезмерно озабочены и увлечены церковной дисциплиной. Злоупотребление дисциплиной ведёт к авторитаризму. И поэтому одним из признаков «диотрефства» является зацикленность на дисциплине и регулярные отлучения людей от церкви.

Руководители, которые стоят у истоков общины, могут легко скатиться к авторитаризму потому, что им доверяют те, кто через них уверовал, у них учился и под их руководством духовно возрастал. Такой человек - настоящий авторитет для них. И для него существует угроза стать авторитарным руководителем.

Б) Второе направление, в котором движутся некоторые наши поместные церкви - это утверждение смешанных форм управления церквами - от пресвитерианской до епископальной. Все вопросы в церкви решает группа братьев, наделённых властью и авторитетом, а община только информируется. Это, конечно, серьёзно отражается на практике церковной дисциплины. Автор далёк от критики одобренных Братством форм управления, но обеспокоен темпами и разнообразием отказа от конгрегации. Это требует каких-то мер, предупреждающих уклонение отдельных пресвитеров и старших пресвитеров от привлечения общины в решении вопросов её внутренней жизни. Таковой мерой могла бы быть ежегодная практика тестирования служителей по ключевым вопросам богословия и семи принципам баптизма, которая помогла бы выявить тенденцию к какому-либо уклонению.

 

БЛАГОМЫСЛИЕ, Богословский альманах, Новосибирская библейская богословская семинария, 2012

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: