Олимпийские кольца надежд на медалях сочинских Игр

В категориях: Трудные места

Александр Жуков: об олимпийских медалях, спортсменах и надеждах

Сергей БУТОВ, Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ из Сочи

 

За неделю до начала сочинских Игр специальные корреспонденты "СЭ" встретились с президентом Олимпийского комитета России.

ШТАЙНШЛИФТ И ГИПОКСИЯ

– Вам известна общая сумма расходов на подготовку олимпийской команды?

– Я могу сказать только, что программа финансирования сборных от лица ОКР составила порядка 1,5 миллиарда рублей. Мы, как известно, использовали средства "Газпрома". Это то, что государство не могло по разным причинам финансировать, – приобретение дополнительного оборудования и инвентаря для команд, оплата иностранных тренеров и специалистов. Плюс масса других вещей, которые мы предоставляли федерациям по их заявкам.

Меня регулярно спрашивают: сколько стоит одна золотая олимпийская медаль? На мой взгляд, этот вопрос не имеет ответа. Невозможно даже за четыре года подготовить олимпийского чемпиона, сколько бы денег вы ни выделили. Нас с вами таковыми не сделать даже за 10 миллиардов долларов, не правда ли? Взять сумму, потраченную на подготовку к Играм, и поделить на количество медалей – расчет бессмысленный и ни о чем не говорящий.

– А сами для себя вы брали карандаш, расписание Игр, чтобы пытаться подсчитать, сколько у нас будет в Сочи медалей?

– Видел прогнозы "Спорт-Экспресса" и других СМИ на эту тему. Вы уж извините, это гадание на кофейной гуще. Все зависит от состояния конкретного спортсмена в конкретный день. Мы знаем потенциал любого нашего олимпийца. Можем говорить, на что в принципе они способны. Есть даже такое понятие – медальный потенциал команды. Так вот, сейчас он как минимум в два раза больше, чем в Ванкувере. Там мы на что-то претендовали в шести видах спорта, сейчас – минимум в 11. А может быть, и больше.

– Если мы превысим рекорд Лиллехаммера-1994, где Россия завоевала 23 медали, это будет успех. Согласны?

– Трудно сравнивать 2014-й с 1994-м. С одной стороны, тогда разыгрывалось существенно меньше комплектов медалей. С другой, в 1994-м за Россию выступала мощная – еще советская – сборная.

Да, наверное, если в Сочи мы выиграем больше, чем в Лиллехаммере, это будет неплохой результат. Хотя вы должны знать, что, несмотря на Ванкувер с его тремя золотыми медалями, в недавнем опросе 70 процентов россиян заявили: мы в Сочи обязаны быть в тройке лучших. То есть все уже забыли, что там, в Ванкувере, было.

– Это говорит о том, что память у людей короткая.

– Скорее о том, что в обществе существует выработанный десятилетиями стереотип: наши спортсмены – лучшие в мире. А 11-е место вроде как было случайностью.

– ОКР потратил много усилий на внедрение новых технологий в командах. Некоторые даже были названы прорывными. Сейчас, за неделю до Олимпиады, когда речь о промышленном шпионаже уже не идет, можете рассказать, в чем новизна?

– Да мы особо и не скрывали. Речь, в частности, о программе подготовки лыж, так называемом штайншлифте. Это довольно сложное оборудование – станки с компьютерным управлением, которые позволяют брать пробы снега утром перед гонкой, анализировать его состояние и предлагать оптимальную шлифовку лыжи. От этого в первую очередь выиграли наши лыжники, биатлонисты и сноубордисты.

Вторая тема – гипоксические палатки, в которых моделируется поведение организма спортсменов в условиях среднегорья и высокогорья. Конькобежцы в прошлом году использовали передвижной центр, приехавший к ним на австрийский сбор. Заходишь в машину – и сразу получаешь результаты экспресс-анализов крови, сердечной деятельности и так далее. Плюс дозированное кислородное голодание. Похожую лабораторию, кстати, мы оборудовали в здании ОКР на Лужнецкой набережной.

ПОЛТОРА МИЛЛИАРДА "ГАЗПРОМА" ПОТРАТИЛИ НЕ ЦЕЛИКОМ

– Государство продолжит финансировать спорт высших достижений после Сочи?

– Конечно. Готовим сейчас достаточно серьезную программу под Рио-де-Жанейро-2016.

– Что, "Газпром" снова выделит ОКР полтора миллиарда?

– Для понимания скажу, что у нас еще кое-что осталось. Потратили не всё, понимая: деньги пригодятся и после Сочи. Другие средства тоже будем привлекать. Мы ведь почему сейчас нуждаемся в спонсорской поддержке? Потому что все олимпийские маркетинговые права переданы Оргкомитету Игр, который реализовал их за огромные деньги. Но скоро ОКР получит эти права обратно.

– Александр Овечкин сказал: если выиграем в хоккей, Олимпиаду можно будет считать успешной. Вы тоже так считаете?

– Доля правды в его словах есть: все-таки хоккей – самый популярный зимний вид. Следом идут биатлон и фигурное катание – с небольшим, кстати, отставанием. Но считать, что надо выигрывать хоккей, а все остальное не важно, согласитесь, в корне неверно. А если хоккей проиграем, но в других видах выступим хорошо, разве можно будет назвать это провалом? Нет, конечно. Героев у нас может быть намного больше, чем только хоккеисты.

КАНДИДАТОВ В ЗНАМЕНОСЦЫ ВСЕ МЕНЬШЕ

– Как можно объяснить допинговый скандал в биатлонной сборной? И можно ли вообще?

– Что комментировать, если ничего пока официально не объявлено? Дождемся подтверждения, тогда и будем делать выводы. Могу сказать только, что продолжим бороться с допингом. В Сочи будет взято беспрецедентное количество проб. И перед Играми WADA не дремлет. У нашей конькобежки Фаткулиной, к примеру, взяли около 15 тестов.

– Патрик Шамаш, бывший глава медицинской комиссии МОК, заявил на днях: в России переходный период борьбы с допингом. Страна стала с ним бороться, направление в целом верное, хотя некоторые спортсмены еще становятся заложниками амбиций, своих или тренерских.

– Заложники спортивных амбиций есть не только в России. Но отношение к теме допинга у нас изменилось. Раньше общественное мнение чаще оправдывало виновного. Сегодня ситуация иная.

– Сколько человек в списке кандидатов в знаменосцы?

– Все меньше и меньше (смеется).

– Кто их оттуда вычеркивает?

– Никакого списка мы не составляли, пусть спортсмены сами решают. Но многие отказываются. Одни не хотят получать эмоциональную и физическую нагрузку перед выступлением, другие суеверны. Считают почему-то, что знаменосцы потом не выигрывают.

– На четырех последних зимних Олимпиадах спортсмены, несшие флаг сборной России, выиграли лишь одну серебряную медаль.

– И Мария Шарапова в Лондоне была второй. Разве серебро плохо?

– Алексей Воевода оказался единственным сочинцем в олимпийской сборной России. Вам не кажется, что если бы их было больше, интерес к Играм среди сочинцев был бы принципиально иным?

– Если бы Сочи давно располагал трассами и сооружениями такого уровня, местных спортсменов в сборной было бы больше. В этом и смысл создания крупных спортивных центров. А без них откуда в Сочи взяться "зимникам"?

– Тут и с "летниками" не очень. Стадион построили, а футбольной команды в городе нет.

– Будет…

– Вы предполагаете или что-то знаете?

– Я надеюсь. При таком стадионе футбольные возможности в большом городе обязаны появиться. К тому же Сочи через четыре года примет чемпионат мира.

– За футболом, знаем, вы следите. И наверняка находитесь в курсе непростой ситуации РФС.

– А в футболе всегда сложная ситуация (улыбается). Простых там не бывает. Но ведь спортивные результаты замечательные!

– Почему так получается: у ОКР часть от полутора спонсорских миллиардов остается нерастраченной, а РФС с его результатами скоро с шапкой по кругу пойдет?

– Не будем забывать – футбол тоже олимпийский вид спорта. Хотя уровень затрат там совсем иной. Думаю, Николай Толстых в итоге справится с трудностями.

– "Дом болельщиков", который откроется в Олимпийском парке 6 февраля, станет аналогом прежних "Русских домов"?

– Этим проектом занимается Совет содействия ОКР. Рассчитываем, что туда будут приходить до 10 тысяч человек в день. В "Доме" будет экспозиция, которая позволит сфотографироваться с любым членом сборной России в натуральную величину. Посмотреть трансляции на огромном экране. Обзавестись российской атрибутикой в широком ассортименте. Прыгнуть с виртуального трамплина. Сесть в настоящий боб. Там много чего настоящего будет.

– И спортсмены настоящие?

– Конкретные фамилии называть не стану, зато скажу о 150 олимпийских чемпионах прошлых лет, которые приедут в Сочи при поддержке ОКР. Болельщики смогут взять у них автографы. А потом посмотреть церемонии награждения медалистов – медальная площадь всего в пяти минутах ходьбы. Рассчитываем, что после награждений там будут и российские призеры. Приглашаю всех, кто приедет на Игры в Сочи, прийти в наш "Дом".

sport-express.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: