Переживание страданий и помощь страждущим

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме

Нефедов Геннадий

Почему мы замыкаемся в себе, когда с нами случается беда? Почему в страданиях нам порою не хочется видеть других верующих? Потому что слишком часто нас осуждают за "переживание страданий".

Переживание страдания – это реакция на боль, потерю, трагедию и т.д. Это период, когда человек изливает свои жалобы перед Богом или людьми, когда сетует, не скрывает своих сомнений и разочарований. Мы жалуемся Богу на Него же, изливая свою боль.

Переживание страданий нередко противоречит правильному богословию, поэтому вызывает у окружающих недоумение, огорчение и даже осуждение. Иногда нам кажется, что страждущий огорчает Бога, оскорбляет Его и даже отвергает.

Переживание страданий Иовом, обвиняющим Бога в несправедливости и жестокости, повергало в шок его друзей с их правильным богословием. Разумеется, период переживания страданий должен завершиться покаянием и возвращением к правильному богословию (Иов. 42:6), но полное запрещение переживания страданий – это проявление жестокости, лицемерия и духовной близорукости.

Почему нам иногда запрещают переживать страдание? Потому что существует мнение, что жаловаться на Бога – это ужасный грех. После всего, что сделал для нас Бог – отдал Своего Сына, приобрел нам спасение и т.д. – любая жалоба, сомнение или разочарование – это проявление черной неблагодарности. Страдальцу говорят: "Даже если бы ты страдал в тысячу раз больше, Бог столько для тебя сделал, что заслуживает только благодарности. По сравнению с вечностью все твои страдания – ничто. Ты просто плотской. Не доверяешь Богу и не ценишь всех Его благословений".

Ярким примером такого подхода является высказывание одного автора: "Если бы мне пришлось всю жизнь мучиться, стоять на одной ноге на вершине горы и страдать неимоверно, я все равно был бы счастлив, зная, что впереди меня ждет такая благословенная вечность". Звучит очень духовно, не правда ли? Однако такой "христианский стоицизм" следует отвергнуть по следующим причинам:

1) Писание содержит много примеров того, как сильные в вере люди иногда "переживали страдание", т.е. жаловались на Бога и даже упрекали Его. Иов упрекает Бога: "Хорошо ли для Тебя, что Ты угнетаешь, что презираешь дело рук Твоих, а на совет нечестивых посылаешь свет?" (Иов. 10:3) "Доколе, Господи, будешь забывать меня вконец, доколе будешь скрывать лице Твое от меня?" – жалуется Давид. Сам Иисус Христос "переживал страдание". Его фразы "да минует чаша сия" или "для чего Ты Меня оставил" не отражают правильного богословия. Иисус прекрасно знал, почему Бог Его временно оставил. Он знал, также, что чаша страданий неминуема.

2) Практически все великие миссионеры и проповедники переживали "черную ночь души", когда чувствовали богооставленность, кризис веры и изливали перед Богом свое разочарование. Известный миссионер Адонирам Джадсон (начало 19 века, Индия, Бирма), потеряв жену, впал в такую депрессию, что вырыл себе могилу, "и ожидал своего конца, занимая ум мрачными мыслями о смерти. Он погрузился в состояние духовного опустошения: ""Бог для меня есть Великое Непознаваемое. Я верю в Него, но я не нашел Его"" (Руфь Такер "От Иерусалима до края земли"). Поразительно, не правда ли? Миссионер "не нашел Бога" всего лишь потому, что у него умерла от лихорадки жена. Почему его так мало утешало, что она находится в райском блаженстве? Потому что одно дело – принимать богословие умом, и совсем другое дело – переживать страдание.

3) Вынуждая людей скрывать свои подлинные чувства, мы делаем их озлобленными, черствыми и лицемерными. Таковые живут в тихой депрессии. Умом они Бога благодарят, но сердцем давно уже Ему не доверяют. А еще они очень скоры на осуждение тех, кто не в состоянии скрыть своего разочарования в Боге. Практика показывает, что излияние чувств чаще способствует духовному исцелению, чем их удержание и подавление.

4) Жалобы на Бога не всегда являются греховным ропотом. Осуждаемый Библией ропот имеет плотскую природу. Евреи в пустыне были готовы "ради колбасы" оставить Бога и вернуться в Египет. Причина же страданий истинных страдальцев как раз противоположна: им кажется, что Бог их оставил.

Итак, запрет переживать страдание в лучшем случае является демагогией (требованием невозможного), а в худшем – проявлением черствости, лицемерия, неспособности сострадать.

Иногда мы, пытаясь утешить страдальцев, причиняем им еще больше боли (Иов. 16:2). Мы заставляем их порою чувствовать себя второсортными. Во-первых, потому что их грустный опыт противоречит нашим представлениям о жизни с Богом, и мы склонны обвинять их за это. Во-вторых, в нас проявляется "синдром друзей Иова" – мы подозреваем их в скрытых грехах, чтобы, таким образом, "оправдать" Бога (Иов. 13:8).

Получается парадоксальная и даже трагическая ситуация, когда к невыразимой боли страждущего добавляется еще и чувство вины, неадекватности, неполноценности. Именно поэтому Рик Уоррен скрывал от всех психическую болезнь своего сына (в прошлом году он покончил с собою). Мы не хотим говорить о своих страданиях, чтобы "не подвести" Бога, церковь. Эти страдания "портят всю картину".

Главная наша цель – помочь человеку пережить свою боль, пройти через период переживания страдания. В это время мы не должны наставлять, обличать и учить. Присутствие, сочувствие, помощь по дому (иногда страдалец не в состоянии заниматься домашними делами) – вот, чего ожидает от нас Господь (Иов. 6:14) Важно набраться терпения и спокойно выслушивать все его "не-ортодоксальные" жалобы, упреки, не вступая в дискуссии.

Часто мы, пытаясь утешить страдальца, твердим ему о Божьей любви и сердимся, если он наших слов не принимает. Мы не понимаем, что переживание страданий подразумевает довольно долгий, болезненный процесс восстановления доверия Богу. Когда человек сомневается в Божьей любви, наши слова об этой любви нередко действуют подобно соли на рану – как это ни парадоксально.

Известный апологет Клайв Льюис был настолько сражен горем из-за смерти своей жены (она умерла от рака), что в своем последнем произведении "Исследуя Скорбь" даже назвал Бога "Космическим Садистом". Возможно, эта фраза вам покажется богохульной, но вспомните слова Иова: "Ибо стрелы Вседержителя во мне; яд их пьет дух мой; ужасы Божии ополчились против меня" (Иов. 6:4). Давайте будем честны: Иову казалось, что Бог мучит его.

В такой ситуации, когда страдалец ощущает богооставленность и видит в Боге недруга, он вряд ли примет наши слова о Божьей любви. Парадокс в том, что страдалец отчаянно нуждается в Божьей любви, но не верит в нее и не хочет о ней слышать. Нам остается только одно: явить Божью любовь, а не проповедовать о ней.

В момент переживания боли человек нередко испытывает кризис веры. Клайв Льюис признается, что его вера рассыпалась как карточный домик, и что ему пришлось по крохам собирать ее заново. Не пугайтесь, если страдалец сгоряча заявит вам, что не верит в Божью любовь, в силу молитвы и даже в загробную жизнь. Когда пройдет первая волна боли, он постепенно начнет возвращаться к Богу (если в нем есть живая вера). Клайв Льюис свидетельствует, что сильная скорбь мешает нам видеть Бога и чувствовать Его присутствие. Дождитесь терпеливо, когда слезы перестанут застилать его глаза, и он снова будет способен узреть Бога.

Важно понимать, что нередко кризис веры – это путь к новым духовным высотам. Накачивание мышц представляет собою разрушение старых клеток ради появления новых. Так мы качаем и "духовные мышцы". "Я должен признаться, – пишет Клайв Льюис, сравнивая свою былую веру с карточным домиком, – что если мой дом построен из карт, чем скорее его развалить, тем лучше. И развалить его может только страдание. И тогда все рассуждения о Космическом садисте и Вечном вивисекторе становятся бессмысленной и никчемной гипотезой". Молитесь о страдальце и позвольте Богу разрушить его "старую веру" для возведения стен "новой веры".

В определенных случаях уместно будет указать человеку на возможный грех в его жизни, но делать это следует не сразу, но лишь когда человек эмоционально и морально будет готов к анализу своего хождения перед Богом. Чаще всего, искренний верующий страдалец сам расскажет о своем скрытом грехе. У него даже будет непреодолимая потребность сделать это.

У Бога есть множество путей исцелять израненные Им же души. Кто наносит раны, Тот знает, как наилучшим образом помазывать их елеем – "ибо Он причиняет раны и Сам обвязывает их; Он поражает, и Его же руки врачуют" (Иов. 5:18). Пусть Бог даст нам всем больше смирения, чтобы мы не считали себя великими целителями, знающими, как помочь "всем и всегда". Пусть Бог даст нам мудрости не самим браться за духовный скальпель, но позволять Ему совершать труднейшие операции на сердцах тех, кто несет тяжелое бремя страданий.

 

istina.info

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: