Церковное наказание как санкция: что значить отлучить от Церкви

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме


П. Б. Швецов

 

Ап. Павел говорит достаточно резкие, режущие слух слова об отношении к человеку, который не раскаялся в своем грехе: «А я, отсутствуя телом, но присутствуя [у вас] духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5:3-5). Возникает ощущение, что они просто как молот добивают человека.

И действительно, если посмотреть на первую часть стиха, то, кажется, что нет никакой любви в этом действии. Какая может быть любовь, если человека предают сатане, если человека лишают общения с верующими. Один отлученный высказался так по поводу этих слов, сказанных ему при отлучении: «Ну ладно бы меня просто отлучили, а то предать сатане во измождение плоти, это уж совсем жестоко...». И в этом горьком сожалении видно непонимание цели наказания. Отлученный в данном случае ведет себя как несмышленый ребенок, который не понимает практической ценности наказания, чувствуя только боль, руководствуясь только примитивной логикой, «если они мне сделали больно, значит, они меня не любят, они меня ненавидят».

Здесь важно не идти на поводу чувств и как то смягчать эти слова, не важно даже то, что думает и чувствует отлученный. Важно, чтобы все члены церкви увидели в отлучении, в этом строгом акте, высшую цель - это приобретение брата, что по сути своей и является проявлением любви. Поэтому при отлучении важно объяснять и собранию, и отлученному, почему мы так поступили, чем мы руководствовались, какую цель мы преследуем. Как отец объясняет сыну, почему он его наказывает.

«Предать сатане» - это значит, что Господь отнимает от этого человека свою защиту и подвергает его скорбям. Предание сатане - это просто эквивалент отлучения от церкви согрешившего и не кающегося члена церкви, что равносильно помещению этого человека в сферу влияния сатаны, это значит быть более беззащитным к его нападкам.

Но это правильная реакция на грех. Церковь должна изъять из своей среды, из общения развращенного. Это не просто вычеркнуть из списков членов, немного пожурить и потом утешить отлученного: «Ну, ты давай, посещай собрания, общайся, восстанавливайся». Отлучение - это полное изъятие, отделение человека от сообщества верующих во Христа людей. Это значит лишение его любого вида христианского общение. Это значит, что он не должен присутствовать на собрании, в молитвенной группе, малой группе. Члены церкви не должны встречаться с ним для дружеского общения, совместной трапезы, делиться своими нуждами, новостями церковной жизни и т.п.

Цель такого церковного наказания заключается не в том, чтобы таким изъятием отомстить человеку, вынести ему окончательный приговор, а чтобы нераскаявшийся грешник осознал свою нужду во Христе, в Его Церкви и в своём восстановлении (1 Кор. 5:5). Как Иисус Христос, так и апостол Павел дают наставление относительно применения этого церковного наказания, которое представляет собой самый суровый шаг в вопросе поддержания церковной дисциплины (Мат. 18:17). Это серьезное духовное дело. То, что не смогли сделать увещевания, обличения церкви, может сделать Господь через страдания и устыжение, чтобы грешник осознал, чего он лишился.

Но апостол Павел не заканчивает эту строгую формулу только на глаголе «предать», мы видим, что во второй части он раскрывает цель этого действия: «чтобы дух был спасен». И в этой цели, для чего служит это «предание сатане», видно проявление любви: спасение человека.

Если сосредоточить свой взгляд только на образе действия - отлучение, предание сатане - но не видеть цели, то мы будем иметь неправильное представление о любви. Наше понимание любви будет ориентироваться только на то, что мы делаем, а не на то, для чего мы поступаем так строго. Здесь, скорее, нужно оставить в стороне эмоции и поступать по Слову Божьему, осознавая цель отлучения.

Таким образом, целью последнего шага церковной дисциплины - отлучения - остается спасение души, движимое любовью к этому человеку. Об этом нужно постоянно напоминать церкви, учить на собраниях и в малых группах.

Если эта цель игнорируется, то церковная дисциплина может стать только средством для сведения счетом, мести, карательной меры и, таким образом, не достигать цели, назначенной Богом, либо может совершенно игнорироваться, затуманиваться из-за желания «проявить любовь» к грешнику, по сути, закрывая глаза на его грех, потворствуя ему.

Как это ни парадоксально звучит, отлучение - это высшее проявление любви в церковной дисциплине. Это плач о грехах, это плач о грешнике. Мы не можем относиться ко греху равнодушно и смотреть на него сквозь пальцы.

Часто ссылаются на то, что «любовь все покрывает». Но касается ли это равнодушного, безразличного отношения ко греху в церкви? Конечно, нет. Когда Иоанн писал, что мы должны «любить друг друга», он также писал: «И это любовь, чтобы мы поступали по заповедям Его» (2 Ин. 1:6). Как раз правильное осуществление церковной дисциплины и есть одно из проявлений христианской любви, соблюдение заповеди Божьей.

Дисциплина это не ненависть, а как раз прямо противоположное, потому что грех разрушителен и опасен и смертелен. Любовь не проходит мимо греха, потому что грех смертелен для души. Ничего не делать в данном случае - это просто проявлять ненависть к человеку, потворствовать его греху и безучастно смотреть, как он погибает.

Отлучение - это, по сути, объявление не желающему раскаяться грешнику: «Твой образ жизни порочен, греховен, он бесчестит Бога и Его церковь. Наша любовь к тебе вынуждает нас принять этот последний, болезненный шаг, мы надеемся, что милость Господня приведёт тебя к покаянию и последующему восстановлению».

Это означает, что к такому человеку нужно относиться как к неверующему, поскольку он не живет так, как должен жить верующий. Но такого человека нужно любить, поскольку Иисус Христос любит мытарей и грешников. А это значит, что такому человеку нужно только Евангелие, обличение, призыв к покаянию, но не относиться к нему как к члену Тела Христова.

Когда мы принимаем отлученного, мы даем ему повод укрепиться в своей правоте, мы лишаем его возможности осознать, что он потерял. И, по сути, это проявление не любви, а ненависти, так как мы, не видя цели отлучения, делаем все для того, чтобы эту цель разрушить.

В чем будет проявляться любовь в таком случае? В строгости наказания и последовательном его исполнении до покаяния отлученного. Можно сказать, это любовь строгая и последовательная. Любовь, которую сложнее всего исполнить, потому что она сокрыта в наказании и понимании цели наказания. Поэтому важно, чтобы церковь была единой в понимании этого вопроса.

Восстановление и полное принятие такого человека возможно только на условии его покаяния. Покаяние подразумевает оставление греха. Искреннее это признание или неискреннее - уже остается на совести человека. Но как только человек покаялся, тут уже любовь милосердная выходит наружу. Вот здесь нужно оставить всякую строгость и проявить прощающую любовь к раскаявшемуся члену церкви на деле.

Апостол Павел пишет: «И потому, прошу вас оказать ему любовь» (2 Кор. 2:8). На покаяние следует ответить полной ободряющей любовью. Апостол Павел, таким образом, побуждает коринфских верующих показать кающемуся грешнику истинность их любви к нему. Не было достаточным сказать ему на словах: «Мы любим тебя». Апостол призывает их представить доказательства их любви к кающемуся грешнику.

Болезненные шаги дисциплинарного взыскания, наложенного коринфской церковью по совету апостола Павла, дали свои положительные результаты. Согрешивший брат искренне покаялся. По этой причине апостол Павел посчитал, что в данном случае «довольно сего наказания» (2 Кор. 2:6). Дисциплинарное взыскание достигло своей цели. Теперь наступило время, когда церковь, наложившая взыскание, должна предпринять шаги к ободрению покаявшегося, а также к примирению и восстановлению общения.

Если в дисциплинировании нет места покаянию и примирению, то оно не является библейским. Одинаково плохо как позволить возникшему греху оставаться ненаказанным в Теле Христовом, так и лишить допустившего грех члена церкви надежды на возможность возвращения в церковное общение.

Апостол Павел ожидает, что коринфяне покажут видимые доказательства своей любви к покаявшемуся грешнику. Такую любовь можно показать в личном контакте, ободрении, общении, совместном обеде. Церковь не только должна простить согрешившего святого, но также, как повелел апостол Павел, «утешить его» (2 Кор. 2:7), т.е. оказать ободряющую помощь. Даже просто своим присутствием мы можем сделать больше доброго, чем словами утешения.

Людям, прошедшим процесс восстановления, необходимо показать, что они прощены (не разбираться далее, не копать, не напоминать) и проявить милосердную любовь и ободрение.

Итак, дисциплинирование - это проявление любви к согрешившему. На этапах обличения и отлучения эта любовь скорее скрыта в причинах применения дисциплины, чем видима внешне. Эта любовь строгая, ненавидящая грех и последовательная. На этапе покаяния, восстановления эта любовь выходит наружу, из причины и внутренних побуждений она, наконец, достигает то, ради чего и была применена церковная дисциплина. Она становится видна покаявшемуся члену церкви на деле.

 

БЛАГОМЫСЛИЕ, Богословский альманах, Новосибирская библейская богословская семинария, 2012

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: