Министр о здоровье и расходах на здравоохранение

В категориях: События и вести


На "Деловом завтраке" в "РГ" заместитель председателя правительства Ольга Голодец отвечала на вопросы.

Марина Грицюк

Нас нередко обвиняют в том, что мы слишком социальное государство и много денег тратим на социальную сферу. Но если посмотреть, сколько процентов ВВП тратится у нас на образование, науку, другие сферы, получаются небольшие цифры. По вашему мнению, какой процент ВВП мы должны тратить на здравоохранение, образование, науку?

Ольга Голодец: Это краеугольный вопрос нашей социальной политики. Действительно, разные страны тратят на социальную сферу разные средства. Приведу пример: Россия на здравоохранение тратит около 4 процентов ВВП, США - 15, Италия - около 5 процентов. Но расходы не всегда прямо пропорциональны эффективности системы. Например, по показателям продолжительности жизни и смертности от самых значимых видов заболеваний - скажем, материнской смертности - итальянцы успешно конкурируют с Америкой. Вопрос не столько в объемах вложений, сколько их результативности.

Сфера образования является для нас определяющей. Вклад в подрастающее поколение будет определять вектор дальнейшего развития страны, и нужно обеспечить достаточное финансирование, чтобы у ребят была возможность получить хорошее, качественное дошкольное и школьное образование, как в городе, так и в селе.

Считаю, что необходимо дополнительно финансировать и здравоохранение. Мы должны перейти к высокотехнологичной медицинской помощи, и это вызов для всей страны, всех регионов, ведь высокотехнологичная помощь - это не только новое оборудование, но и квалификация врачей. Сегодня в России продолжительность жизни - а это основной показатель уровня жизни - составляет 70,7 года. Мы должны сделать прорыв до 74 лет.

Ключевым становится вопрос подготовки терапевтов, врачей амбулаторно-поликлинического звена. Это звено будет усилено, у них должна быть высокая зарплата, это должны быть люди высокой квалификации, которые не пропускают серьезных случаев. Необходимо произвести перестройку всей системы здравоохранения, потому что повышение ответственности будет связано с изменением финансовых потоков. Деньги придут в амбулаторно-поликлиническое звено, от которого будет выстроена четкая, внятная логистика оказания необходимой медпомощи.

Одна из острых тем последнего времени - финансирование федеральных медицинских центров. Как мы знаем, с 2015 года они должны быть переданы регионам. А если у регионов не будет хватать на них средств?

Ольга Голодец: Не существует обязательного норматива о передаче федеральных учреждений на региональный уровень. Есть положение о том, что вся высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП) должна оказываться за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС) в соответствии с правилом "деньги идут за пациентом". Если пациенту необходима операция в федеральном центре, то она будет оплачена из ОМС. Если ему нужно обслуживаться в местной больнице, то деньги за лечение получит она.

Поэтому как только средства на сложную помощь ушли в ОМС, а в этом году в систему пришла значимая часть денег высокотехнологичной помощи, оказалось, что многие операции можно сделать и на местном уровне и федеральные учреждения недозагружены. Поэтому они потеряли больше двух миллиардов рублей. Это не значит, что сокращены объемы ВМП, они увеличились на 19 процентов. Но региональное здравоохранение говорит: мы можем эти операции делать сами, мы увеличим поток. И есть уже федеральные учреждения, которые работают по "региональному сценарию". Пока их меньшинство. Регионы готовы принять такие учреждения к себе в систему ОМС, а "федералы" готовы передать их.

Большинство учреждений, которые являются крупными научными медицинскими центрами, сохранят федеральный статус, они должны развиваться и быть ведущими не только в стране, но и на мировом уровне. Сейчас решается, какие учреждения будут флагманами в том или ином направлении медицины.

Год назад система здравоохранения перешла на "одноканальное финансирование" - деньги в медучреждения пошли не напрямую из бюджетов, а через фонд ОМС. Минздрав утверждает, что новые тарифы, по которым оплачивается медицинская помощь, нормальные, финансирование не снизилось. Медики говорят, что тарифы на одну и ту же помощь стали в два раза меньше. Где правда?

Ольга Голодец: В 2011 году было принято ключевое решение по увеличению тарифов ОМС. До этого, в 2010 году, консолидированное финансирование медицины составляло 1 триллион 580 миллиардов рублей. Бюджет 2014 года - 2 триллиона 530 миллиардов. То есть произошел существенный рост стоимости медицины, и россияне вправе ожидать и роста продолжительности жизни, и увеличения видов медицинской помощи, и повышения ее качества. Постепенно это происходит. Тем более что это не просто увеличение расходов - медицина перевооружилась. Сегодня томографы и ангиографы есть во всех регионах страны, людям доступны разные виды высокотехнологичной помощи. Но нужно сделать еще очень много, чтобы существенно улучшить ситуацию в медицине.

Отдельная тема - онкология. У нас очень слабая диагностика. Онкологические больницы и поликлиники есть в региональных центрах, и жителям отдаленных территорий трудно регулярно приезжать в них за медпомощью. Будут ли решены эти проблемы?

Ольга Голодец: Этот вопрос напрямую касается качества работы первичного звена. Определить, болен человек или нет, выявить болезнь на ранних стадиях может врач первичного звена, к которому обращается большинство граждан. Но сегодня заболевания, к сожалению, часто пропускаются на ранних стадиях, работа cистемы далека от идеала и нужно кардинально перестраивать первичное звено. Как я уже говорила, мы этим занимаемся, реформируя амбулаторно-поликлиническую часть российского здравоохранения.

Ольга Голодец: Зарплата врачей по итогам прошлого года должна была достичь 129 процентов от средней в регионе. По результатам 9 месяцев достигнуто 135 процентов. По итогам этого года ожидается рост до 140 процентов от средней по региону. Здравоохранение в этом плане идет с некоторым опережением графика. Но нужно понимать: повышение зарплаты и в образовании, и в здравоохранении должно быть тесно связано с ростом эффективности работы специалистов.

Много жалоб читателей на организацию санаторно-курортного лечения для инвалидов. Путевок мало, проблемы с оплатой проезда… Предполагается ли изменить ситуацию?

Ольга Голодец: Проблема известна. В 2013 году на санаторно-курортное лечение и проезд к месту лечения и обратно в федеральном бюджете было предусмотрено 5,0 млрд руб., в 2014 году - 5,2 млрд рублей. Но как показывает практика, спрос сегодня выше. К сожалению, механизм предоставления санаторно-курортного лечения в рамках набора социальных услуг, основанный на принципе солидарного участия в нем всех соответствующих категорий граждан, вносящих в него часть ежемесячной денежной выплаты, при условии, что услуги предоставляются незначительной части нуждающихся в них групп населения, не позволяет обеспечить финансирование предоставления гражданам данной услуги в полном объеме.

Геннадий из Бийска спрашивает об электроколясках для инвалидов. По его словам, коляски, которые сейчас выдают инвалидам на 5 лет, очень ненадежные, они ломаются в первый год эксплуатации. Можно ли решить проблему?

Ольга Голодец: Будет дано поручение разобраться в конкретной ситуации и отследить качество колясок. Нужно понять, идет ли речь о единичном случае или же есть системная проблема с качеством. В любом случае следует отметить, что действующим законодательством предусматривается возможность ремонта или досрочной замены ТСР за пределами гарантийного срока. Такой ремонт ТСР для инвалидов бесплатен и осуществляется на основании заявления, поданного инвалидом, в уполномоченный орган, по итогам проведения медико-технической экспертизы.

 

Российская газета, 07.03.2014

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: