Непогрешимость Библии, экзегетика и разъяснение

В категориях: Трудные места

Мак-Артур-младший, Джон

Бог дал нам Свое Слово, чтобы оно передавалось полностью, как Он его дал, следовательно, надо проповедовать все сказанное Богом (Мф. 28:20; Деян. 5:20; 20:27). Соответственно, каждая часть Слова Божьего должна рассматриваться в свете целого.

Бог дал нам Свое истинное Слово, чтобы мы в точности передавали его. Оно должно передаваться так же, как было дано, без изменений послания. Бог дал нам Свое Слово, чтобы оно передавалось полностью и мы в точности передавали его. Это мы можем добиться только разъяснительной проповеди.

Откуда берет начало послание проповедника?

Послание начинается со слов Божьих, которые преподаются как непреложная истина, потому что цель Бога — передавать истину. Послание было задумано Богом как истинное и передано с помощью Духа Святого в сотрудничестве со святыми людьми, которые восприняли Слово таким же, каким его мыслил Бог (2 Пет. 1:20-21). Писание было принято пророками и апостолами как высшая истина, то есть изначальная формулировка Писания, задуманная Богом, не была искажена.

Таким образом, авторы нашего канона восприняли текст, который мы называем Писанием, безошибочно.

Как может послание Бога оставаться безошибочным?

Если послание Бога было воспринято истинно, так, как оно было передано, то как сохранить его чистоту теперь во время проповеди, с переводами на другие языки, в других культурных условиях и временных рамках? Только экзегетический подход является приемлемым для точного разъяснения.

Мы согласились, что экзегетика необходима, отсюда логически вытекает следующий вопрос: «Как толкование/экзегетика связана с проповедью? »

Если принимать во внимание характер Библии, любое подлинное толкование должно принимать форму проповеди. Из этого следует и обратное утверждение, не менее важное: если принимать во внимание природу проповеди, то любая подлинная проповедь должна иметь форму толкования Библии.

Каков конечный шаг, связывающий понятие безошибочности с проповедью?

Во-первых, надо использовать подлинный текст. Мы в долгу перед теми немногими учеными, которые усердно трудились в области критики текста. С помощью их исследований оригинальный текст Писания был извлечен из-под груды рукописных копий с разными текстовыми отклонениями. Это точка отсчета. Если у нас не будет текста, данного Богом, проповедник не сможет передать Его послание.

Во-вторых, получив подлинный текст, мы должны правильно его истолковать. Имеется в виду герменевтика.

Как богословская дисциплина, герменевтика — наука правильного толкования Библии. Это особое применение общей лингвистической науки о значениях. Она пытается формулировать особые правила, которые относятся к специфическим факторам, связанным с Библией... Герменевтика — это наука, которая устанавливает определенные принципы истолкования многозначного текста, и это не просто список правил, но совокупность органически связанных друг с другом моментов. Это можно считать искусством, как мы упомянули раньше, потому что эти принципы, или правила, нельзя применять механически, здесь необходимо применить навык толкователя.

В-третьих, наша экзегетика должна проистекать из надлежащей герменевтики. Бернард Рамм заметил в связи с этим, что герменевтика так же связана с экзегетикой, как правила игры — с самой игрой. Правила составлены на основании размышлений, анализа и опыта. Во время игры они применяются конкретно. Правила не входят в игру, но игра не имеет смысла без правил. Герменевтика — это не экзегетика, но экзегетика — применение герменевтики.

Экзегеза, таким образом, может быть определена как умелое применение здравых герменевтических принципов к библейскому тексту на оригинальном языке с целью понять его и передать первоначальное значение как непосредственной, так и последующей аудитории. В совокупности герменевтика и экзегетика рассматривают библейский текст, чтобы установить его оригинальное звучание и значение." Таким образом, экзегетика в самом широком значении будет включать в себя различные аспекты литературной критики, исторических исследований, грамматического анализа, исторического богословия, библейского богословия и систематического богословия. Правильная экзегетика способна сказать исследователю, что гласит текст и что он означает, позволяя сделать надлежащее личное применение.

Толкование Писания — это краеугольный камень не только всего процесса подготовки проповеди, но и жизни проповедника. Усердный исследователь Писания постарается быть полностью уверенным в библейской точности своего толкования.

В-четвертых, мы теперь готовы к настоящему разъяснению. Исходя из вышесказанного, я утверждаю, что разъяснительная проповедь — это воистину экзегетическая проповедь, а не гомилетическая форма послания. Важна не величина рассматриваемого отрывка, будет ли это единственный стих или фрагмент большего объема, но сама манера рассмотрения. Неважно, насколько длинным будет объясняемый фрагмент, но если его подлинное и существенное значение в свете всего контекста Писания стало понятным и применимым к актуальным нуждам слушателей, это можно спокойно назвать разъяснительной проповедью.

В результате экзегетического процесса, который начался с утверждения доктрины безошибочности, автор разъяснительной проповеди получает истинное послание, с истинными намерениями и применением. Его проповедь получает историческую, богословскую, контекстуальную, литературную, синоптическую и культурную перспективу. Его послание соответствует намерениям Бога.

 

Мак-Артур-младший, Джон. Возвращение к разъяснительной проповеди: Пер. с англ. — СПб. Христианское общество «Библия для всех», 2001. — 364 с.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: