Стоит ли России бояться западных санкций за Украину и Крым

В категориях: События и вести


Эхо Москвы, программа «Особое мнение»

Интервью с Леонидом Радзиховским

О.ЖУРАВЛЁВА: Заявления американских и западноевропейских представителей, с одной стороны, осуждающие, но, с другой стороны, они очень все аккуратные. С нашей стороны тоже никто же не сказал, что мы ввели войска или мы хотим оттяпать, или еще что-нибудь. Никто же не пошел на рожон. Сказали, что войска нам не знакомы, мы не знаем, что это за люди. И, вроде, все пытаются соблюсти некий баланс. Зачем? Говорят «Газ», говорят «Контракты», говорят «Деньги большие». И в конечном итоге никто ссориться не будет, потому что все друг в друге заинтересованы. С этим-то как быть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ:

Теперь что касается вопроса, который вы задали, об экономике. Естественно, Россия, отвергая духовный путь Запада, точнее бездуховный путь гниющего и пропадающего Запада, совершенно не склонна отвергать, как я уже имел удовольствие говорить, технологические, бытовые и прочие удобства, идущие с Запада. И деньги для этого нам нужны. Поэтому рвать экономические отношения с Западом Россия не хочет. И думает, что их удастся не порвать. Вполне возможно. Потому что Запад, действительно, по моим наблюдениям (мне кажется, что в этом смысле я двоемыслием, к сожалению, не обладаю – у меня только вдвое меньше мыслей), он, действительно, нерешительный, он, действительно, трусливый и такой-сякой, не брутальный и не коварный. Они будут долго колебаться, долго извиняться. Они могут вводить политические меры, вводить ограничения на въезд и так далее. Но серьезные экономические санкции они вводить не будут по многим причинам.

Потому что Европа находится в определенной зависимости, энергозависимости от России. В частности, российский газ – это, вроде бы, 30% от того газа, который экспортирует Европа. И одномоментно, естественно, нельзя от этого отказаться (ну, и нефть там, и так далее).

Поэтому правы те, кто говорят, что серьезных санкций не будет. Да и вообще экономика России – шестая по размеру экономика мира. Так что в этом плане изолировать ее довольно трудно.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть мы, действительно, сильная держава, которая может ставить свои условия?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А мы, действительно, сильная держава, вне всякого сомнения, которая может дернуть за нос и Обаму, и дернуть за нос Меркель, вне всякого сомнения.

Но при этом есть, все-таки, одна деталь, что хотя российская экономика шестая в мире и объем ее в 2013 году, объем нашего ВВП 2,5 триллиона долларов, но объем ВВП США в том же году 18 триллионов долларов, а объем ВВП Евросоюза – 17 триллионов долларов. Значит, складывая 17 плюс 18, мы получаем 35 триллионов – это объем ВВП Запада условного, не считая там Канады, Японии, Австралии и так далее. Ну, 35 триллионов. И 2,5 триллиона – это объем ВВП России.

Поэтому я думаю, что хотя эти 2,5 триллиона надо помножить на политическую волю Путина... Путин – самодержец, и у него абсолютная политическая власть в страна, что, кстати, особенно ярко было в эти дни продемонстрировано, например, когда в Совете Федерации никто не посмел даже задать вопроса о том, почему вводить войска и так далее.

Это самодержавное правление, оно всегда более решительно, более мускульно, более энергично. Это правда. Но, все-таки, при преимуществе примерно в 15 раз, в 17 раз западной экономики, их гораздо более вялая, нерешительная, медлительная и так далее система, если начнется конфронтация, не может проиграть просто потому, что не может проиграть никогда.

Поэтому я думаю, что риски для России связаны не с тем, что введут одномоментные быстрые санкции, а связаны они совсем с другим – что мнение о России утвердится на Западе следующее: что это непредсказуемая, брутально агрессивная страна, с которой просто опасно не только иметь дело, но опасно оставлять ее в полной свободе, опасно оставлять ей свободу рук и ее надо ограничить. И они медленно запрягают и не быстро ездят, но, обладая гигантской тушей, ну, просто, вот, еще раз повторяю, в 17 раз больше ВВП, чем у нас (я уж не говорю о том, что там структура ВВП немножко другая), они этой тушей просто постепенно, потихоньку-полегоньку начнут выдавливать-выдавливать-выдавливать. Ну, например, энергоносители? Очень хорошо, будем искать замену. Так называемый сланцевый газ. Получится или не получится, неизвестно. Альтернативные источники, газ из Катара, сжиженный газ. Это не за год, это не за два, это не за три. Но если эта махина раскрутится, если этот маховик начнет крутиться, то российское газовое оружие Газпром просто будет вытеснено. Нефть.

Ну, вот, крупный успех российской дипломатии, что мы добивались и, во многом благодаря нашим усилиям, добились снятия санкций с Ирана. Следовательно, иранская нефть молитвами российских дипломатов и не только российских дипломатов широким потоком может поступать в Европу. Американская нефть. Потом мы сейчас читаем в газетах, что, наконец, не на уровне Ё-мобиля и не на уровне Ё-трепа Прохорова, а, действительно, создаются автомобили, которые работают без нефти, на электромоторах и так далее.

Короче говоря, если так или иначе вот эта огромная вялая, трусливая, нескладная, конформистская махина примет решение «Россия – опасная страна, ее надо остановить», то они ее остановят. Годом раньше, годом позже остановят.

Впрочем, если даже у нас резко упадет экономический уровень, уровень жизни и так далее, и так далее, опять же, тот же великий гениальный Оруэлл прекрасно объяснил: Ненависть, страх, паранойя исключительно питательные продукты, высококалорийные, которые с огромным успехом заменяют хороший уровень потребления. Тем более, что те, кому надо, всегда будут иметь хороший уровень потребления. А огромное большинство населения постепенно может перейти на диету пятиминутки ненависти, десятиминутки паранойи и так далее. Очень питательно.

Человек – это не скотина. То есть он не только хрумкает, у него есть головной мозг, у него есть эмоции. Эмоции ненависти, эмоции страха, эмоции гордыни, эмоции величия. Это прекрасные эмоции, которые в значительной степени способны заменить пищевые рефлексы. Сегодня это многим кажется неправдой. Просто забыли: с 30-х по 50-е годы, вот, ровно эти эмоции с огромным успехом заменяли и жратву, и туалетную бумагу, и обувь, и многое другое. И никто не жаловался – все были очень этим делом довольны.

Так что человек – он существо, так сказать, достаточно сложное.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это только российский человек так устроен?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, любой. Книга Оруэлла называется... Оруэлл писал про «Ангсоц», английский социализм. Не русский, заметьте, английский. И он сам это написал, что «я это описываю на основании опыта национал-социализма и советского большевизма. Я его чуть-чуть довел, и всё получилось».

Почему на Украине так не получается? Ну, это...

О.ЖУРАВЛЁВА: Это, действительно, Запад проплатил и не дал?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Запад проплатил своим рабочим, своим врачам, своим туристам, своим учителям. Запад показал им другой образ жизни, который им показался (им, украинцам), значительной части... Не всем. Украина, еще раз повторяю, расколота. ...значительной части украинцев Запад показал, что западный образ жизни просто привлекательнее, чем российский.

Вот, есть 2 магнита – магнит восточный и магнит западный. Значительная часть украинцев тянется к западному магниту, а значительная часть украинцев тянется к восточному магниту.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему значительная часть россиян тянется к восточному?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Потому что в России есть понятие державности, национального величия, великой, идущей от Александра Невского, истории завоеваний, которой абсолютно нет на Украине. У Украины нет державности, нет державного величия.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но они почему-то на улицах гимн поют своей страны.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, в моменты национального единения, в моменты национального подъема всегда поют гимны. Кстати, я был бы совсем не в восторге, если бы на улицах Москвы пели постоянно российский гимн. Если бы я зашел в эту аудиторию, выкинул руку и крикнул «Слава России!», я боюсь, вам бы это тоже не понравилось. А на Украине, вот, на Майдан приходили ровно так: «Слава Украине!»

О.ЖУРАВЛЁВА: «Героям слава!» нужно было отвечать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, а вы должны были мне в ответ крикнуть «Героям слава!» Это было бы приятно, для меня во всяком случае.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но вы, действительно, считаете, что Украина, потянувшись на Запад, попала под своих нацистов и фашистов?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не знаю, кто такие нацисты и фашисты, поэтому мне трудно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Бандеровцы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я знаю, кто такие борцы с фашистами. В России, вот, у нас главный антифашист – Яровая. Вот, знание такого антифашиста меня заставляет уже забыть обо всех остальных фашистах.

Я хотел еще рассказать буквально два слова. Чтобы кто-то понимал, что это не просто капризы Путина... Вот сейчас в интернете о нем пишут бог знает что. Я не адвокат Путина и меньше всего хочу им быть. Но чтобы кто-то понимал, что это не просто капризы одного человека, русского царя. Я советую пересмотреть фильм «Брат-2». Вот, сейчас мы присутствуем при постановке фильма «Брат-3». «Брат-2» снят, по-моему, еще, кстати, до прихода Путина к власти или в первые годы его властвования. Не важно.

Так вот помимо замечательной реплики «А за Севастополь ты мне отдельно ответишь», которую говорит Сухоруков... И она всегда в кинотеатрах вызывает хохот, аплодисменты и полную эмоциональную поддержку. Вот, кроме этой реплики Сухорукова весь фильм коротко, как положено большому художнику, за 15 лет до выражает официально народную, подчеркиваю, официально-народную (через дефис) единую идеологию российского общества. Это идеология брутально-пацанского патриотизма. Там он изображен почти бандитом, но это не обязательно. Просто брутально-пацанский патриотизм, раз. Брутально-пацанский патриотизм антизападный, четко антизападный, два. Потому что плохой человек в России – это не просто плохой человек, а это человек, связанный с Западом, фактически агент Запада и всё, что в нем есть плохого, идет оттуда, с Запада.

Третье, это брутально-агрессивный патриотизм, направленный против той же самой Украины. И это проявляется не только в Севастополе, но и в том, что плохие бяки и так далее – это как раз украинцы.

Значит, Балабанов был талантливый художник, который прекрасно чувствовал настроения аудитории. Он знал, что этой аудитории приятно и что ей неприятно. Антизападный брутальный патриотизм при очень высоком западном уровне потребления, потому что все герои там не в обносках ходят, а разъезжают в прекрасных западных автомобилях, одеты в великолепную западную одежду и так далее. Западный уровень потребления, брутальный антизападный патриотизм плюс ненависть к Украине как к той стране, которая развалила империю. Это то, что сформулировал Балабанов, и то, что сейчас является реальной народно-государственной идеологией, трендом в нашем обществе.

 

Радио Эхо Москвы

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: