Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой

В категориях: Наставь и научи


Г. X. Макинтош

 

Евангелист должен серьезно понять, что там, где действует Дух Божий, сатана не дремлет. Об этом надо постоянно помнить.

Враг Христа и враг душ человеческих всегда на страже, всегда высматривает, что еще предпринять, чтобы помешать работе Евангелия. Это, конечно, не должно устрашать и даже смущать работника, но надо всегда иметь это в виду и бодрствовать. Еще не было такого случая продвижения и успеха в деле Божьем, которому сатана не пытался бы препятствовать или вредить. Начиная от Едема и до настоящего времени, он показал себя неустанным и неусыпным врагом этого дела.

Прослеживая путь сатаны, мы видим, что он проявляет себя двояко: как змей и как лев, применяя то хитрость, то насилие. Сначала он пытается обмануть и, если это не получается,— тогда применяет насилие. Об этом рассказывается в 16й главе Деяний Апостолов.

Обратим внимание на нечто совершенно противоположное: на работу врага душ человеческих, выступающего в роли обманщика.

Этот случай, кажется, был специально рассчитан на то, чтобы проверить и испытать духовность и чистоту евангелиста. "...Служанка, одержимая духом прорицательным... идя за Павлом... кричала, говоря: сии человеки — рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения" (ст. 16—17). Большинство людей приветствовало бы такие слова из уст девицы как ободряющее свидетельство признания и успеха их работы. Но почему же Павел недоволен? Почему не позволил ей и дальше разглашать о цели их миссии?

Разве они не были в самом деле "рабами Бога Всевышнего"? Разве не возвещали путь спасения? Разве неправду говорила о них девица? Почему же Павел возмутился и заставил замолчать такого свидетеля? — Потому что это был сатана! Вполне понятно, что Апостол не мог принять свидетельство от него. Он не позволил сатане помогать в святой работе. А ведь Апостол мог бы ходить по улицам города Филиппы как признанный и почитаемый служитель Божий, если бы только согласился позволить дьяволу приложить руку к его работе. Но Павел не допустил сатану участвовать в деле Господнем. Сделай он это — и на его свидетельство в Филиппах повеяло бы дыханием смерти, вся миссия в Македонии потерпела бы полный крах.

Для работника Господнего очень важно правильно взвесить этот факт. Можно с уверенностью сказать, что эта история с девицей написана в наставление нам.

Не секрет, что христианство наполнено лжеисповедниками. В данный момент их существует великое множество. Печально, что мы со всех сторон окружены теми, которые чисто номинально воспринимают истины христианской религии. Неделя за неделей, год за годом они живут, исповедуя веру в некоторые предметы, на самом же деле вообще ни во что не веря. Тысячи людей по воскресным дням исповедуют свою веру в прощение грехов, но если проверить, то окажется, что они либо вовсе не задумываются над этим, либо считают, что быть уверенным в прощении грехов — это вершина притворства и самоуверенности.

Это очень серьезно. Подумайте только: человек стоит в присутствии Бога и говорит: "я верую в прощение грехов", а сам находится в грехах, не приняв верой прощение ни одного из них! Может ли быть что-либо более очерствляющее для сердца и мертвящее для совести, чем это? Мы твердо убеждены, что обряды и лозунги номинального христианства губят драгоценные души больше, чем все вместе взятые виды наихудших пороков. Страшно подумать, что по проторенной широкой дороге религиозного исповедания бесчисленные толпы идут прямо в ад! Мы чувствуем побуждение подать сигнал предупреждения. Мы крайне серьезно желаем читателю быть бдительным в данном вопросе.

Остановимся лишь на одной важной формулировке: прощение грехов. Как, в общем-то, мало тех, кто просвещен и утвержден в этом вопросе! Немногие сегодня могут спокойно, решительно и осознанно сказать: "я знаю, что мои грехи прощены!" Действительно, не так уж много тех, кто через веру в драгоценную Кровь, очищающую нас от всякого греха, вкусил радость полного прощения. И как страшно слышать людей, произносящих: "я верую в прощение грехов", но не верящих в то, что говорят!

Не употребляешь ли ты, наш читатель, подобные выражения? Веришь ли в них? Скажи, прощены ли твои грехи? Омыт ли ты драгоценной искупительной Кровью Христа? Если нет, то почему? Путь открыт! Препятствий нет! В этот самый момент тебя приглашает Христос, чтобы ты мог испытать на себе всю благотворность Его искупительного труда! Хотя грех твой, как пурпур, и темен, как ночь, и мрачен, как ад; хотя он, подобно угрожающей скале, громоздится перед взором твоей смущенной души или пытается втянуть тебя в вечную погибель,— Божественным небесным светом сияют для тебя вдохновенные слова Писания:"... Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха" (1 Иоан. 1, 7).

Поэтому, мой друг, не живи неделя за неделей, насмехаясь над Богом, очерствляя ложным вероисповеданием сердце и выполняя планы заклятого врага Христова. Этим ты напоминаешь девицу, одержимую духом прорицания. Ее история олицетворяет собой жуткое состояние христианства наших дней. В самом деле, обратим внимание на смысл слов, произносимых ею "много дней": "Сии человеки — рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения". Говоря это, сама она не была спасена, не была избавлена от власти сатаны!

Так обстоит дело со всяким ложным вероисповедником, принадлежащим к любой христианской церкви. Даже на самом дне морального падения, в самой дремучей темноте язычества мы не знаем ничего более ужасного, чем состояние беспечного, закоренелого, самодовольного, с невспаханным сердцем вероисповедника, каждое воскресенье произносящего в своих молитвах и песнях слова, в которые сам совершенно не верит.

Невозможно видеть это без глубокой внутренней скорби. Еще и еще раз предостерегаем читателя даже в малейшей степени не склоняться к ложному вероисповеданию. Никогда не произноси и не пой того, во что не веруешь всем сердцем. В глубине всякого ложного исповедания сидит дьявол, который всеми способами ищет, как низложить, подорвать и умалить дело Господне.

Какими ободряюще верными были действия Апостола в отношении этой девицы! Если бы он преследовал личные цели или был просто религиозным, то, вероятно, приветствовал бы ее слова, как дополнительную струю, увеличивающую поток его популярности и содействующую его намерениям. Но Павел был служителем Христа, а это совсем разные вещи!

Девица не произнесла ни слова о Христе. На ее устах не было драгоценного, ни с чем несравнимого имени Иисуса. О Нем — полное молчание. Это верный признак присутствия и действия сатаны. "Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1 Кор. 12, 3). Люди могут говорить о Боге, о религии, но для Христа нет места в их сердцах. Фарисеи сказали исцеленному Иисусом человеку: "Воздай славу Богу", но как только речь зашла об Иисусе, они заявили: "Человек Тот грешник" (Иоан. 9, 24).

То же происходит с людьми, исповедующими ложную религию. О Христе — ни звука! Это значит, что в них нет истины, нет жизни, нет реальности — все пусто и лживо, как в случае с девицей. Это было делом сатаны, поэтому Павел был возмущен и решительно отверг его.

О, если бы все были похожими на Апостола Павла! Если бы все имели такую духовную ясность и чистоту сердец, чтобы во всем, что нас окружает, различать и отвергать работу сатаны! По благодати Божьей Павел, имея ясные очи, видел, что в целом все это было попыткой сатаны вмешаться в работу Духа Святого, чтобы таким образом испортить ее. Но "...Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час" (Д. Ап. 16, 1В).

Это было истинно духовное действие. Павел не торопился вступать в столкновение с дьяволом раньше времени. Он выждал много дней. И как только настал момент, когда враг был ясно определен, воспротивился ему и отразил его с бескомпромиссной решимостью. Менее духовный работник мог бы пройти мимо такого события или же посчитать, что оно послужит ему в помощь. Павел же мыслил иначе и оказался прав, не приняв помощи от сатаны. Он не мог совершать работу с таким "сотрудником" и поэтому именем Иисуса Христа — Тем именем, которого сатана так старательно избегает,— изгнал сатану. Но коль скоро сатана был отражен как змей, он тут же обрушился на Апостола как лев. Потерпев неудачу в хитрости, он прибег к насилию (Д. Ап. 16, 19—23).

Может показаться, что здесь враг восторжествовал, но не будем забывать, что воины Христовы одерживают самые чудесные победы, когда дьяволу удается ввергнуть их в тюрьму. Для нас утешительно знать, что сатана с момента падения и по сей день никогда не может делать ничего, кроме ошибок. Вся его история — это сплошная цепь неверных действий.

Итак, мы уже заметили, что дьявол ошибся, ввергнув Апостола Павла в темницу. С плотской точки зрения это воспринимается иначе, но в глазах веры слуги Христова находиться в тюрьме за истину намного благословенней, чем, отвергнув заповеди Господа, оставаться на свободе. Действительно, Апостол Павел мог бы спастись от неволи и быть почетным, признанным "слугой Всевышнего Бога", если бы принял свидетельство девицы и позволил дьяволу помочь в работе. Но он не смел допустить подобное и потому должен был страдать (ст. 22, 24).

Здесь, на первый взгляд, пришел конец евангельской работе в городе Филиппах. Проповедь Евангелия, казалось, была надежно остановлена. Но нет! Тюрьма на тот момент стала самым подходящим местом для евангелиста. Апостола ждала работа именно здесь. Не имея возможности пойти на собрание за стенами тюрьмы, он нашел его внутри этих стен. Здесь мы приходим к третьему типу людей — закоренелому грешнику.

Невероятно даже предположить, чтобы тюремный страж пошел на молитвенное собрание у реки. Он мало беспокоился о таких вещах и не был усердным искателем истины. Он был грешником в худшем смысле этого слова. Тюремщики, в силу служебной специфики, в основном, люди суровые и жестокие. Конечно, бывают и исключения. Иногда туда попадают люди и с мягким сердцем, но, как правило, тюремщики не знают жалости. Трудно представить их иными.

Исходя из Богодухновенного повествования, мы находим, что тюремщик из города Филиппы не был исключением из общего правила. Он даже и не пытался проявить мягкость по отношению к Павлу и Силе, но "ввергнул их во внутреннюю темницу и ноги их забил в колоду". Кажется, он сделал все, что только мог, чтобы усилить страдания Апостолов.

Но велика была милость Божья к этому бедному, закоренелому в жестокости человеку. Поскольку он сам вряд ли когда-нибудь пошел бы слушать Евангелие, Господь послал Евангелие к нему, использовав для этой цели, как инструмент, самого дьявола. Вряд ли тюремщик знал, кого именно он посадил в карцер, и уж, конечно, никак не мог предположить, что произойдет в его жизни с восходом солнца следующего дня. Да и сам дьявол, отправляя проповедников Евангелия в тюрьму, вряд ли до конца знал, что делал.

Господь желал спасти тюремщика, и сатана никак не мог помешать Ему. Наоборот, сатана стал инструментом для выполнения этого намерения. "...Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю" (Ис. 46, 10). Если Он простер Свою любовь к бедному, несчастному виновному грешнику, то, несмотря на злобное и отчаянное сопротивление ада, Он приобретет его для неба.

Павел и Сила, находясь в темнице, были на своем месте. Они оказались там ради истины и Господь был с ними. По этой причине они были абсолютно счастливы. Дух их не был стеснен теснотой мрачных тюремных стен. Хотя ноги их были забиты в колоду, ничто не могло лишить радости тех, кто пребывает в общении с Господом. Седрах, Мисах и Авденаго были счастливы в огненной печи, Даниил — во рву львином, а Павел и Сила — в Филиппийской тюрьме.

"Около полуночи Павел и Сила, молясь, воспевали Бога; узники же слушали их". Можно с уверенностью сказать: ничего подобного раньше здесь не слышали. Под тюремными сводами можно было услышать проклятья, ругань, хулу, вздохи, крики и стоны. Но молитва и пение в полуночи могли показаться странными в этих стенах. Вера способна петь и в темнице с таким же наслаждением, как и на молитвенном собрании. Дело не в том, где мы находимся, а в том, пребывает ли с нами Господь. Его присутствие пронизывает светом самую мрачную камеру и превращает ее во врата Небесные. Бог может сделать Своих слуг счастливыми в любом месте и дать им победу над самыми жуткими обстоятельствами, наполнив их сердца возгласом радости там, где другие были бы переполнены горем.

"Вдруг сделалось великое землетрясение, так что поколебалось основание темницы; тотчас отворились все двери, и у всех узы ослабели".

Если бы Апостол Павел не был в полном единении со Христом, он, наверное, повернулся бы к Силе и сказал: "Сейчас самый момент бежать отсюда. Бог ясно показывает это, открыв нам все двери тюрьмы. Сама Судьба идет нам навстречу!" Однако нет, Павел знал нечто лучшее. Он был в полном согласии с мыслями своего благословенного Господа и имел чувствования Христовы и поэтому и не пытался бежать. Зов истины привел его в тюрьму, и труд благодати удерживал его там. Чудом Божьим открылись двери, но вера отказалась выйти через них. Люди иногда говорят, что надо руководствоваться "провидением", но, если бы Павел руководствовался таким мнением, тюремщик никогда не стал бы драгоценным камнем в его венце.

"Тюремный же страж, пробудившись и увидев, что двери темницы отворены, извлек меч и хотел умертвить себя, думая, что узники убежали". Этот факт со всей определенностью доказывает, что землетрясение не тронуло сердце тюремщика. Увидев двери открытыми, он, естественно, предположил, что узников теперь нет. Он и представить не мог, что при открытых дверях и разорванных цепях они бы спокойно сидели в подземелье. Что же теперь будет? Как отвечать перед начальством? Нет, это невозможно. Что угодно, только не это. В таком случае предпочтительнее смерть.

Так дьявол подвел этого закоренелого грешника к самому краю пропасти, чтобы навсегда столкнуть его в вечный адский огонь. Но вот голос любви донесся до его слуха. Это были слова Иисуса, произнесенные устами Его слуги; слова нежности и глубокого сострадания: "не делай себе никакого зла!"

Это подействовало неотразимо. Неисправимого грешника не испугало землетрясение и даже сама смерть, но он не смог устоять перед могучей расплавляющей силой любви. "Он потребовал огня, вбежал в темницу и в трепете припал к Павлу и Силе, и, выведши их вон, сказал: государи мои! что мне делать, чтобы спастись?"

Заметим, Апостолы ни словом не упрекнули его в содеянном им зле. Здесь — подобие Христу. В Евангелии мы нигде не найдем, чтобы Господь упрекал грешников.

Так поступал и Павел, потому что в нем был Божий Дух. Он ни слова не обмолвился о грубом обращении, о карцере, о колодах. "Не делай себе зла", а затем: "веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой".

Сколь богата и драгоценна благодать Божья! Она сияет в этом рассказе необыкновенно ярко. Ей одной присущим образом она находит удовольствие приобретать безнадежных грешников, умилять и подчинять себе жестокие сердца и затем приводить их во свет полного спасения. Да, у Бога Свой стиль работы — да будет благословенно Его имя! Радость для Него, и притом наибольшая, — спасать грешника; и Он делает это достойным Себя Самого образом.

Посмотрим на результаты вышесказанного. Обращение тюремного стража было самым неоспоримым. Спасенный на самом краю ада, он оказался в атмосфере самого неба. Удержанный от самоубийства, он обрел полноту Божьего спасения. Доказательства этого ясны настолько, насколько можно пожелать: "И проповедали слово Господне ему и всем, бывшим в доме его. И, взяв их в тот час ночи, он омыл раны их, и немедленно крестился сам и все домашние его; и, приведши их в дом свой, предложил трапезу и возрадовался со всем домом своим, что уверовал в Бога".

Какая чудесная перемена! Жестокий тюремщик стал щедрым и великодушным хозяином! "Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5, 17). Как отчетливо теперь проявляется правота Апостола Павла, не захотевшего руководствоваться "провидением"! Насколько же лучше и выше быть водимым Духом Божьим! Если бы он вышел через открытые двери, какой невосполнимой была бы его потеря! Несравненно лучше, когда из тюрьмы выводит Божьих слуг та же рука, которая и повела их туда,— рука, бывшая прежде орудием жестокости и греха, а теперь ставшая орудием праведности и любви! Какая величественная победа! Какая впечатляющая картина! 

Бросив в тюрьму Господних слуг, дьявол меньше всего ожидал такого результата! Он был полностью поражен. Его замысел обернулся против него. Он хотел помешать Евангелию, но лишь помог ему. Он надеялся отделаться от двух слуг Христовых, в результате — потерял своего слугу. Христос сильнее сатаны; и кто полагается на Христа и действует в согласии с Его намерениями, обязательно разделит соучастие в торжестве Его благодати ныне и в сиянии славы Его вовеки. Таково "дело благовестника". С подобными людьми и он может встретиться на пути благовествования и, как мы видели, должен иметь силу Божью удовлетворить запросы усердного искателя, привести в молчание обманщика, спасти закоренелого грешника.

Пусть же тот, кто несет Евангелие благодати Божьей, знает, как поступать с различными характерами, встречающимися на его пути! Пусть еще многие услышат из уст истинных подвижников Христовых благодатные слова спасения: "Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой" (Д. Ап. 16, 31).

 

Вестник истины, 2, 1988

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: