Власть в раю

В категориях: Спаси и сохрани


Власть в Едеме

Папаян Р. А.

Установление божественной власти над человеческой, как мы видели, было предусмотрено с самого начала. При всей реальности властной функции Адама (см. выше), мы не можем абсолютизировать ее, ибо в райском саду рядом с ним был Сам Господь, осуществляющий функцию верховной духовной власти. Мы имели случай говорить о том, что наречение имени осмысляется в Библии как знак власти. Потому Адаму, в знак установления Своей власти над едемским "верхом", имя было дано Самим Богом, а Еве — уже Адамом ("И нарек Адам имя жене своей: Ева" — Быт. 3. 20): Бог — власть над земной властью — Адамом, а посредством его — и над Евой, подвластной непосредственно Адаму.

Верховная духовная власть — Бог — выступал в Едеме, во-первых, как непосредственный духовный ориентир для человека. Необходимости в особом посреднике для этого в раю не было: человек находился в непосредственном общении с Богом. Необходимость в подобном посреднике, каковым позднее стала "наземная" духовная власть — священничество, появилась после утраты возможности непосредственного общения с Богом — после изгнания из рая.

Во-вторых, Господь выступал в раю как законодатель ("Господь — законодатель наш"). Точно так, как первый и наиболее важный компонент земной власти — закон — был дан Моисею самим Богом с тем, чтобы он передал народу, в Едеме также закон был сообщен "верху" с поручением передать его "низу". В. Иванов справедливо отмечает: "Первозакон представляет собой норму и закон одновременно. Норму - потому, что он сконструирован по типу современной классической нормы — гипотеза, диспозиция, санкция. Закон же он потому, что исходит от Высшей власти, может быть принудительно исполнен, распространяется на конкретных субъектов, облечен в форму заповеди, определяет механизм исполнения наказания и вытекающие из него последствия".

Чрезвычайно лаконичное едемское законодательство сводилось к указанию на достоинство и права человека, к подчеркиванию права человека владычествовать над землей и прочими тварями, указывало на иерархию и рамки деятельности едемского "верха" (Адама) — его "полномочия", на правила его поведения, на обязанность трудиться для благоустройства своего дома, не нарушать запрет, предусматривало и санкцию на случай нарушения закона. Основные и неотъемлемые права человека были призваны обеспечить богоподобие человека, и предусматривали определенные гарантии (к примеру, "социальное" обеспечение права на жизнь выражено в словах "со всякого дерева в саду ты можешь есть").

Рамки деятельности ("полномочия") ограничивались тем, что, обладая определенной территорией — райским садом, — человек должен был заботиться о нем ("возделывать его" — Быт. 2. 15) и даже о его "экологии" ("и хранить его" — Быт. 2. 15); в осуществлении этих своих "полномочий" он должен был опираться на поддержку и помощь "низа" ("помощника" — Евы). Правила поведения сводились к соблюдению запрета на вкушение с древа познания добра и зла и к обязательности единения с "низом" ("прилепится к жене своей" — Быт. 2. 24). Так что подчиненность земного "верха" божественной власти фактически сводилась к подчинению закону (не переходить за рамки своих прав и не уклоняться от своих обязанностей).

В-третьих, Господь выполнял также функцию судебной власти. В раю не было необходимости в реализации этой функции, пока "государство Едем" было безгрешно. Судебная функция была реализована лишь тогда, когда грех стал реальностью и появилась надобность осудить законоотступничество. В этом единственном райском прецеденте судопроизводства функцию судебной власти выполнил Сам Господь Бог ("Господь — судия наш"), который произвел первый суд над человеком и вынес приговор. Так уже в Едеме видим соединение в Господе духовной, законодательной и судебной властей. Эти властные функции Бога пока не разделены. Ведь разделение властей — это всего лишь механизм обуздания человеческой греховности, особо проявляющейся при наделении человека властью. Поэтому необходимость в разделении властей появляется в дальнейшем, после изгнания из рая, в 'земной" власти, которая становится прерогативой человека. Так что для первоначального разделения властей было вполне достаточно то, что было заложено в основу управления первым ("райским") человеческим общежитием: божественная власть, сосредоточившая в себе духовную, законодательную и судебную функции, и человеческая, "Адамова" власть, сводящаяся к функции исполнительной власти.

Все, что мы увидим в дальнейшем, в Библии подчинено единому принципу: как бы ни формировались властные структуры на земле, как бы ни разделялись их полномочия, они принципиально едины в своем назначении — обеспечить реализацию богоподобия человека. Они раздельны в полномочиях, но едины в ориентации на Господа. Господь, будучи единым их источником, тем самым является и гарантом их единства. И поскольку это так, то на земле должно быть и то "цементирующее" начало, которое обеспечило бы нерасторжимость властей при раздельности их полномочий.

Этому должна была служить, в первую очередь, власть духовная, в которой обеспечивалась бы единство всех властных функций, сосредоточенных в Боге — как это было в Едеме.

 

Папаян Р. А. Христианские корни современного права.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: