Благовестие это не долг, а привилегия христиан

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Марк Дэвер

Но насколько Благая весть сложна для того, чтобы средний христианин мог возвестить её окружающим?

Мой друг был сильным христианином. Его духовный рост был сравним с ростом молодого сорняка. Но, как христианин, он был гораздо моложе меня. Ко всему, он обладал, как я это называю, нормально сбалансированным темпераментом, в то время как я — ярко выраженный и не вписывающийся ни в какие рамки экстраверт, что имеет свои благословения и свои трудности. Но способность экстраверта заводить разговор с разными людьми — это, конечно же, один из плюсов.

Один из моих минусов экстраверта проявился, когда из-за моего темперамента мой друг решил, что не способен благовествовать. У нас была приятная беседа о благовестии и о возможностях, которые недавно ему представились, но этот случай заставил меня серьёзно подумать о том, что священнослужители, как я, намеренно или нет, зачастую преподносят всё так, что кажется, будто благовестием должны заниматься исключительно профессионалы. В конце концов, вы же не хотите, чтобы случайный прохожий взялся вас оперировать, не так ли? Вы же не хотите, чтобы ведением вашего банковского счёта занимался рабочий с автозаправки? Вы же не хотите, чтобы счета за квартиру оплачивал ваш сын-второклассник? «Ну, что ж, — думаете вы, — я не настолько красноречив, как человек, стоящий за кафедрой. Я не умею так проповедовать. Не умею так ловко отвечать на вопросы».

А затем приходит убийственный вывод: «Мне не стоит делиться с людьми Благой вестью. По крайней мере, не так часто. Когда же придётся это делать, скорее всего, это будет перед близкими друзьями. и, может быть, только спустя много времени. и если они первыми попросят меня. и только если я в этот день молился и читал Слово. И только если».

Так кто же должен заниматься благовестием? В Новом Завете были люди, о которых сказано, что они имели дар благовестия (см. Ефес. 4:11; Деян. 21:8). Мы знаем, что и сегодня есть люди, которых называют евангелистами, или благовестниками. Иногда они даже основывают миссии с названиями типа «Евангелизационная ассоциация имени такого-то». Неужели только они призваны распространять Благую весть?

В Деян. 4:29 Пётр молился: «И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всей смелостью говорить слово Твоё». Неужели эта молитва применима только к проповедникам? Неужели благовестие — это дело исключительно пасторов? Павел пишет Тимофею, пастору: «Совершай дело благовестника» (2 Тим. 4:5). Должны ли достойно подготовленные и призванные люди становиться профессиональными благовестника ми? Должны ли все остальные в большинстве случаев оставить это занятие? Должны ли рядовые члены церкви оставаться безучастными и пассивными, и приглашать других людей только послушать их пастора, проповедника, гостя и других благовестников-профессионалов? Неужели всё наше благовестие заключается только в том, чтобы просто привести людей в церковь, вместо того, чтобы привести их прямо ко Христу?

Похож ли обычный христианин, который занимается благовестием, на обычного работника, пытающегося вести бухгалтерский учёт компании? Должны ли мы, рядовые христиане, стать благовестниками или нам стоит оставить это занятие для выпускников библейских колледжей и семинарий?

Какой бы сложной ни была для многих из нас тема благовестия, всё же от неё трудно уклониться, не уклонившись от Библии. Библия пестрит стихами о распространении Благой вести. Павел писал римлянам: «Я должен и еллинам, и варварам, мудрецам и невеждам. Итак, что касается меня, я готов благовествовать и вам, находящимся в Риме» (Рим. 1:1415). Не являются ли такие высказывания просто заявлениями о личном призвании Павла, а не чем-то общеприменимым?

Конечно, такие высказывания были истинными для Павла. Но когда мы читаем Новый Завет, мы не читаем о том, что призыв к благовестию был ограничен только Павлом или только апостолами. Сам Иисус в Своём заключительном повелении ученикам заявил: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам.» (Матф. 28:18-20). Обычно это повеление называют Великим поручением, данным Иисусом Его ученикам, и было бы очень сложно переоценить его значимость. Из слов Иисуса Джон Стотт делает такой вывод:

[Это] поручение... обязательно для каждого члена всей Церкви. Каждый христианин призван быть свидетелем Христовым в окружении, куда поставил его Бог. И хотя общественное служение Словом и занимает высокое и почётное место, частное, или личное, благовестие, обладает собственной ценностью, которая в некоторых случаях даже превосходит ценность проповеди, поскольку весть таким образом усваивается на более личностном уровне.

Первые ученики, став апостолами, приняли Великое поручение Иисуса близко к сердцу. Они постоянно благовествовали (см. Деян. 5:42; 8:25; 13:32; 14:7, 15, 21; 15:35; 16:10; 17:18). Но, опять-таки, звучит вопрос, так часто задаваемый сегодня: кто должен заниматься этим в наши дни? Только проповедники и профессиональные религиозные деятели?

Согласно Библии, это поручение дано всем верующим. В книге Деяний Апостолов мы мельком видим всеобщее послушание призыву к благовестию. Во 2й главе книги Деяний мы читаем, как на всех христиан был излит Святой Дух. В Ветхом Завете такое излитие указывало на подготовку к пророческому служению и проповеди Слова Божьего. Поэтому вовсе не удивительно, что в книге Деяний Апостолов мы встречаем огромное количество людей, занимающихся благовестием. В Деян. 8:14 мы читаем:

В те дни произошло великое гонение на церковь в Иерусалиме; и все, кроме Апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии.

В этой же главе мы читаем о Филиппе, диаконе, занимавшемся благовестием (Деян. 8:512, 2640), а позже в книге Деяний говорится:

Были же некоторые киприоты и киринейцы, которые, придя в Антиохию, говорили еллинам, благовествуя Господа Иисуса. И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу (Деян. 11:19-21).

Из этих отрывков мы видим, что, несмотря на постоянные гонения во времена Нового Завета, ранние христиане не пытались держать свою религию в тайне, хотя знали, что её проповедь могла привести к неприятностям. Павел пишет молодой фессалоникийской церкви о её «многих скорбях» (1 Фес. 1:6) и упоминает о тех, кто причинял ей неприятности (2 Фес. 2:57). Подобное можно видеть и в других местах Нового Завета. Даже несмотря на то, что христиане страдали в результате перемен в своей жизни, они продолжали благовествовать и говорить о своей новой вере.

В 1-м послании Петра 3:15-16 мы читаем наставление Петра христианам:

Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчёта в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением. (Лук. 15; 19:10).

В деле искупления грешников Христос — наш единственный Спаситель. Однако Он является для нас примером в том, как искать грешников. Как же мы можем следовать за Христом, не приглашая людей последовать за Ним? Можно ли быть Его учеником и не искать потерянную драхму, заблудшую овцу и блудного сына? В книге Деяний Апостолов есть много примеров свидетельства. Те, кто не были названы апостолами, благовестниками или пресвитерами, молились и искали заблудших.

Когда законник спросил о наибольшей заповеди, Иисус ответил, цитируя 6ю главу книги Второзаконие, повеление любить Бога, и 19ю главу книги Левит, повеление любить ближнего, как самого себя (Марк. 12:31). Иаков называет такую любовь «законом царским» (Иак. 2:8). Чего такая любовь требует от нас? Похоже, она требует, чтобы мы желали и другим того же, что желаем себе.

Если вы желаете возлюбить Бога совершенной любовью, то вы пожелаете того же и своему ближнему. Но если вы не пытаетесь убедить ближнего в отношении величайшего и лучшего выбора в вашей собственной жизни, — ваших взаимоотношений с Богом — то вы не любите своего ближнего. Если вы — христианин, то вы следуете за Христом. Вы подражаете Ему, вы желаете быть с Ним. Поэтому вы должны желать такого же высочайшего блага всем, кого вы любите. Сама любовь требует, чтобы мы стремились к благу для тех, кого мы любим, а это включает в себя и благовествование им Иисуса Христа.

Более того, каждый христианин призван жить жизнью, приносящей похвалу Евангелию. Любовь, которую являла миру община верующих в Новом Завете, была составной частью их свидетельства миру, как мы видим это в Иоан. 13:3435. Такая любовь не была лишь уделом руководителей; она была общей для всех христиан. Собственно, кажется, что основным планом евангелизации Иисуса было именно внешнее проявление веры через поместную церковь. А это включает всех нас.3 Павел писал филиппийской церкви, повелевая им продолжать придерживаться слова жизни (Фил. 2:16). Они должны были показать это как жизнью, так и словами.

Мы знаем, что Божьим намерением в основании церкви было свидетельство о Нём Самом и Его характере, чтобы, как писал Павел, «ныне сделалась известной через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божья» (Ефес. 3:10). И хотя Павел говорит о небесных «начальствах и властях», из других мест Писания мы знаем, что Божий план заключался и в том, чтобы явить Его характер людям.

Каждому христианину отведена роль в том, чтобы сделать видимым Евангелие невидимого Бога. Более всего Божья любовь должна проявляться в церкви. Вот как эту возможность и задачу прокомментировал Джон Стотт:

Одна из основных причин, почему поместная церковь должна быть очагом любви, — чтобы другие люди узнали о Божьей любви. Бог сотворил людей по Своему образу, чтобы они познали Его. Жизнь поместной общины делает слышимое Евангелие ещё и видимым. И мы все должны участвовать в таком благовестии.

Мы все можем внести вклад в благовестие, просто созидая поместную церковь: помогая в её организации или руководстве. Мы можем наставлять и обучать. Мы можем ободрять и проявлять гостеприимство. Мы можем молиться, служить, проявлять милосердие и жертвовать. Но все мы несём ответственность за то, чтобы говорить о Боге и благовествовать как внутри, так и вне церкви.

Благовестие, прежде всего, зависит от качества христианской жизни, которая знакома и приятна церкви. Бог призывает всех христиан благовествовать. Наши церкви должны позаботиться о том, чтобы мы знали Благую весть и могли ясно донести её другим людям. Мы должны учить друг друга жить христианской жизнью и иметь ясное понимание, облегчающее наше благовестие. Если мы честны, мы признаем, что основной причиной, почему мы хотим переложить ответственность за благовестие на других, является то, что мы не совсем уверены, как это делать.

 

Марк Дэвер, Евангелие и личное благовестие. Славянское Евангельское Общество 2010 Перевод: С. Аваков

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: