Божьи установления при разделении супругов и разводе

В категориях: Созидая свой внутренний мир


Ларри Кристенсон

Согласно общественным установлениям, брак соответствует своего рода договору между двумя индивидами, который может быть расторгнут по уважительной причине. Рассматривая брачные отношения столь "ограничительно", члены общества, естественно, изыскивают всевозможные извинения для расторжения их.

Между тем, когда фарисеи пришли к Иисусу, чтобы "испытать" Его по вопросу о разводе, то Он, как известно, ответил им: "Не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их и сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Матф. 19, 4-6).

Во второй главе книги пророка Малахии говорится о том, что Богу ненавистен развод. Библия совершенно недвусмысленно заявляет о том, что брак заключается на всю жизнь; разделение супругов и развод противоречат Божьему установлению.

Соответственно и мы делаем здесь категорическое заявление на этот счет, несмотря на то, что признаем те два исключения, о которых упоминают Иисус и апостол Павел (Матф. 5,32 и 1 Кор. 7,15).

Число браков, распадающихся только на этих исключительных основаниях, - минимально, и тому есть исчерпывающее объяснение: браки, в которых хотя бы один из супругов исполнен решимости жить по Писанию, редко приходят к такому концу. Приведем еще одну цитату из проповеди Бонхеффера: "Бог делает ваш союз нерасторжимым. Он защищает его от всякой опасности, угрожающей ему извне или изнутри, и Сам, таким образом, гарантирует его нерасторжимость. Ни искушения, ни человеческие слабости не могут разрушить то, что соединяет Бог; и тот, кто знает это, действительно может с уверенностью повторить: "Что Бог сочетал, того человек разлучить не может".

Принимающие Христа должны сознавать, что вместе с Ним приемлют и нормы брачных отношений, отличные от тех, которые регулируются гражданскими властями. Мартин Лютер не отрицал, что гражданские власти могут разрешать развод. Но при этом он подробно объяснял, что вытекает отсюда для христианства. "Тем, которые не христиане, - писал он, - либо христиане фальшивые и извратившиеся, власти могут разрешать бросать своих жен и брать других, подобно язычникам - дабы своей беспорядочной жизнью не сотворили ада в двух местах одновременно. Однако, дайте им знать, что расторгнув брак, они перестают быть христианами и делаются язычниками, так что подлежат осуждению".

В противовес этому возникает возражение, которое столь естественно, что никого удивить не может: "Если брачные узы нерасторжимы и если муж и жена связаны друг с другом на всю жизнь, тогда несчастливый брак становится злом громадного масштаба". Да, это так: и это должно быть так. Пусть не говорят, что такая кара чрезмерно сурова для легкомыслия юности, в дни которой был сделан выбор. Легкомыслие и ветренность следует подвергать тяжелейшему из наказаний за то, что самый ответственный шаг в жизни был сделан совершенно необдуманно. Господь призывает Свой народ терпеть и преодолевать трудности, если в этом наилучший метод достижения Его целей. Вполне возможно, что именно с целью сохранения стабильности брака как института, созданного Богом, некоторым людям надо нести на себе тяготы несчастливого брака. И это - меньшее зло, чем массовый развал семей, который мы наблюдаем в наши дни. Своим примером мы не можем "поставить запруду" на порочном пути всего [ общества в целом.

Но христиане могут решить для себя, что будут жить по Божьим законам, несмотря на преимущественно иные нормы, принятые в окружающем их мире. А значит, и христианским пасторам не следует "смягчать" Божий закон - во имя предполагаемого сострадания j к тем, чья семейная жизнь несчастлива. Наступают времена, о которых христианам сказано, что им надо пострадать за Христа. Кроме того, зло, которое терпят люди по причине распада семей, само по себе очень велико. По свидетельству статистики в Калифорнии, к примеру, где число разводов примерно в два раза выше среднего показателя по стране в целом, от заболеваний общего и психического порядка, детских проблем, алкоголизма и самоубийства гораздо больше страдают именно в распавшихся семьях (данные д-ра Лестера Бреслау, директора Калифорнийского департамента здравоохранения). Масштабы этого зла в пределах всего общества - еще больше.

Законы в пользу разводов были, по всей вероятности, приняты в "гуманных целях". Но не дух любви, а дух нашего века стоит за ними. Именно потому, что брак является бесценным основанием и краеугольным камнем всего общества, разрушительный дух нашего времени с особой силой проявляет себя в законах о разводе. Нет большей и более фатальной глупости, чем воображать, что можно расстаться с моралью и сохранить религию; ослабить узы брака и одновременно укрепить узы правительственных установлений и контроля; допустить разрушение самой основы всего человеческого благополучия, установленной Богом, "обезопасив" себя при этом за счет мер собственного изобретения: железного кулака и хитроумной слежки.

Но самое величайшее зло - это то, которое наносится разводом авторитету и закону Христа, ибо, разрешая развод, мы бросаем прямой вызов Его Слову: "Что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Матф. 19,6).

Христос произнес эти слова, глубоко сознавая, что брак занимает в вечных Божьих планах относительно человечества центральное место. Человек, который подрывает столь возвышенное установление Христа, подвергает себя большой духовной опасности. Недаром апостолы, не колеблясь, побуждали своих последователей жертвовать временным земным счастьем ради достижений в вечности. Не должны и мы колебаться в этом отношении. Лучше прожить жизнь в одиночестве и нищете, чем быть обреченным на бесплодные раскаяния в вечности.

 

Ларри Кристенсон, Христианская семья, Изд-во Slavic Gospel Press, Chicago. 1991

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: