Крым раскалывает украинское православие по национальному признаку

В категориях: Общество, Церковь и власть

Владислав Мальцев, Обозреватель приложения "НГ-Религии"

 

После присоединения Крыма Московский патриархат столкнулся с неожиданной проблемой – судьба трех крымских епархий УПЦ МП, оказавшихся 18 марта с.г. на территории России. Синод РПЦ принял по этому поводу следующую резолюцию: «Подчеркнуть, что Крым был и остается неотъемлемой частью нашей единой и многонациональной Церкви». Более точно определить их статус РПЦ еще предстоит. Как считает Андрей Окара, мнение членов Синода еще будет откорректировано в Кремле, но оба варианта развития событий в итоге окажутся невыгодны РПЦ. «Если их (крымские епархии. – «НГР») перевести в состав РПЦ, – говорит политолог, – это будет означать, что Церковь благословила аннексию Крыма». Если крымские епархии останутся в составе УПЦ МП, то тут, по мнению Окары, возникает интересный прецедент. В действующем Уставе УПЦ МП выражена, хотя и неявно, установка, что ее епархии могут находиться лишь на территории Украины (гл. VII, п. 3). «Если же теперь Чистый переулок вместе с Кремлем считают Крым территорией России, это означает, что УПЦ МП может иметь приходы и епархии за пределами Украины, – считает Окара. – Очень многие православные приходы, из которых возможно образование епархий, в дальнем зарубежье, где много украинских иммигрантов, – в Италии, Испании, Португалии – сейчас смогут перейти в УПЦ МП. Это будет подрыв влияния РПЦ за пределами бывшего Советского Союза». Кроме того, в УПЦ МП могут начать уходить и «несогласные» российские священники со своей паствой, ранее искавшие прибежища в РПЦЗ, – такая возможность исчезла после ее объединения с РПЦ в 2007 году – или в разных «истинно-православных» Церквах.

Последний вариант из-за спорной каноничности и малого числа храмов был совсем уж маргинальным, практически равнозначным уходу в катакомбы, и именно это обеспечивало монополию РПЦ среди православных верующих России. Сейчас же ситуация может радикально измениться, ведь церковный авторитет Киева вполне сопоставим с Москвой из-за более древней истории кафедры в Матери городов русских.

В крымском вопросе есть еще один аспект. Сгущаются тучи над митрополитом Симферопольским Лазарем (Швецом), несмотря на то, что он всегда, кажется, занимал пророссийскую позицию. «Я слушал некоторые выступления митрополита Лазаря на помпезных мероприятиях, посвященных русскому единству, – рассказал «НГР» Дмитрий Скворцов, – судя по его словам, более русского архипастыря не сыщешь». Тем не менее публицист недавно сообщил украинским СМИ, что паства «может обратиться к руководству УПЦ с убедительной просьбой убрать с Симферопольской кафедры митрополита Лазаря», а в случае отказа «проситься под непосредственный омофор Патриарха Московского», так как «пока Русская Церковь… в Тавриде будет оставаться не вполне русской, то и сам полуостров будет оставаться в некоторой степени украинским». Дело, пояснил далее Скворцов, в происхождении нынешнего симферопольского архиерея: «Известны случаи снятия русских священников с приходов. Их заменяли земляки Лазаря из Тернопольской области».

На такую кадровую политику митрополита Лазаря еще в июле 2007 года жаловался Патриарху Алексию II Союз русских православных верующих Крыма: «Русских священников отодвигают на второй план, а их места в соборах и церквах занимают священники с Западной Украины». «Как могут священники-украинцы отстаивать интересы Русской Православной Церкви в Крыму?» – говорилось в том обращении. О «русских людях, оказавшихся не по своей вине за пределами российского государства и брошенных демократами» два года назад говорил митрополит Одесский Агафангел (Саввин). Одним словом, к требованию своей национальной во всех смыслах этого слова Церкви вслед за украинцами перешли и проживавшие в этой стране русские православные верующие. «Русская весна», как принято называть прокатившиеся в ответ на евромайдан протесты на юго-востоке страны, пришла и в Украинскую Церковь. Кое-кто из духовенства и сам уже выходит на баррикады, например протоиерей Олег Трофимов, выступивший 5 марта на митинге в Северодонецке со словами: «Я русский человек, и здесь Святая Русь!» Далее, правда, как сообщила пресс-служба Северодонецкой епархии УПЦ МП, священник «был вызван в епархиальное управление, ему было сделано замечание». Вскоре Трофимов бежал с семьей в Россию, а пресс-служба епархии начала уверять, что он «не является и не являлся руководителем ни одного из епархиальных отделов». Хотя еще в прошлом году он упоминался на сайте Синодального отдела по делам молодежи УПЦ МП как глава одноименного епархиального отдела.

УПЦ МП, так же как и руководство РПЦ, оказалась в двусмысленном положении, когда надо одновременно и демонстрировать корпоративное единство, и выражать прямо противоположные патриотические чувства. Чувствуется, что и среди «князей Церкви» нет четкого понимания того, какой должна быть стратегия во время крушения национальных границ и нарастания конфронтации. Возможно, больше определенности будет тогда, когда обретет более стабильную конфигурацию политическая система Украины.

 

"НГ-Религии", 02.04.2014    

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: