Природное и производное зло: взгляды Н. Лосского

В категориях: Политика, экономика, технология


Федор Стрижачук

В отличие от многих философов (Августин, Барт и др.), Н. Лосский не считает зло просто недостатком добра, или небытием. Зло есть определенное содержание бытия; оно выражается в чувствах, стремлениях и поступках, и даже, когда не затрагивает интересов других существ, является в себе как нечто недостойное, как отрицательная ценность. Мы считаем уместным начать представление последствий нравственного зла с учения о материи.

Материя, обладающая свойствами относительной непроницаемости, рассматривается Н. Лосским как зло. Сама материя возникла как следствие эгоизма субстанциальных деятелей. Полюбив себя больше, чем Бога и других существ, субстанциальный деятель отпадает от Бога и Его силы. Обособившись, он пытается завоевать часть пространства путем отталкивания других деятелей, столь же эгоистичных. Своим беспрерывным действием отталкивания деятель создает непроницаемую объемность вокруг центра обнаружения сил.

Субстанциальные деятели на высших стадиях развития (животные, человек) создают себе тела, подчиняя субстанциальных деятелей на низшей стадии развития, и вместе образуют материальную телесность. Для поддержания жизни в форме материальной телесности им нужны такие относительные блага, как, топливо, жилище, одежда и т.д. Эти блага являются делимыми и истребимыми, их не всегда достаточно для удовлетворения потребностей каждого. В ситуации недостатка деятели вступают в борьбу за право пользования благами, что приводит к увеличению вражды и противоборства.

В нашем мире психо-материального бытия такие высшие формы деятельности, как наука, изобразительное искусство, философия, зависят от удовлетворения низших потребностей. Данная концепция может быть продемонстрирована ссылкой на иерархию потребностей, разработанную А. Маслоу. У основания иерархии расположены физические потребности человека, потом психологические, социальные и на вершине — творческие. Такой строй бытия, по Лосскому, есть необходимое следствие себялюбия деятелей.

Физические болезни также являются следствием эгоизма, нравственного зла деятелей: «даже элементы его собственного тела не вполне согласованы с ним и друг с другом», — утверждает Н. Лосский. Имеется в виду, что подчиненные деятели союзного тела иногда вступают в противоборство с главным субстанциальным деятелем тела (человеческое «я», например), что приводит к физическим страданиям. А при полном расстройстве отношений между главным субстанциальным деятелем и подчиненными ему деятелями союзного тела наступает физическая смерть. Смерть представляется человеку одним из страшных зол, но, по мнению Н. Лосского, не является внешним наказанием Божьим, а производным злом, следствием греха себялюбия.

В понятие «смерть» Н. Лосский вкладывает иногда и более широкий смысл; он говорит о смерти как об отпадении в прошлое содержаний жизни личности. В таком смысле понятие «смерть» включает забывание, изменение с потерей предыдущих свойств и элементов, раскаяние и т.п. Такую трактовку Лосский объясняет следующим образом: «Основной источник смерти в этом царстве есть самоосуждение, невозможность быть последовательным в своем поведении и возникающая отсюда неизбежность частичного самоотрицания» . Частичное самоотрицание возможно, так как деятелем осуществляются относительные ценности, что является неправильным нравственным выбором, нарушением иерархии ценностей.

Ограниченность в знании многие философы рассматривают как метафизическое зло, то есть считается, что эта ограниченность первоначальна и, как следствие своего познания, деятели совершают ошибки. Н. Лосский отрицает, что ограниченность в знании является необходимой характеристикой бытия деятелей. С его точки зрения, ограниченность в знании следует относить на счет себялюбия деятелей. Себялюбивый деятель направляет внимание только на те отрезки жизни, которые представляют для него интерес, а интересы у него обычно довольно узкие, утилитарные. Эгоизм деятелей не позволяет им участвовать в полной мере в жизни друг друга, и они также не способны приобщиться к божественному всезнанию.

Та же эгоистическая обособленность деятелей становится причиной ограниченности творчества личностей. Цели, которые ставят перед собой деятели, не согласуются с целями других деятелей и потому не всегда осуществимы.

Социальное зло, то есть социальное неравенство и эксплуатация одних классов другими, войны и революции, по мнению Н. Лосского, является ярким обнаружением эгоистической природы членов нашего царства бытия. Но Н. Лосский объясняет социальное зло не только исходя из нравственного несовершенства отдельных членов общества, их «суммарного эгоизма». Согласно метафизике иерархического персонализма, во главе рода, племени, народа, государства стоит субстанциальный деятель; потому несовершенства социального строя суть следствие себялюбия не только отдельных людей, но и той «социальной личности», которая стоит во главе общества и организует его жизнь.

Многочисленные и многообразные преступления, которые присутствуют в обществе, Н. Лосский называет наиболее тяжелыми формами зла. Марксисты объясняли наличие преступлений несправедливым социальным устройством. Они даже оправдывали преступления и насилие исходя из этого постулата. Н. Лосский показывает порочность такой логики, цитируя Достоевского:

Делая человека ответственным, — пишет он, — христианство тем самым признает и свободу его. Делая же человека зависящим от каждой ошибки в устройстве общественном, учение о среде доводит человека до совершенной безличности, до совершенного освобождения его от всякого нравственного личного долга, всякой самостоятельности, доводит до мерзейшего рабства, какое только можно вообразить («Дневник писателя» 1873, III) .

Н. Лосский придерживается учения о свободной воле и отрицает социальную детерминацию личности. Эмпирические черты характера: гордость, властолюбие, честолюбие, тщеславие, обидчивое самолюбие, сластолюбие, ревность — сформированы однообразными нравственными решениями. Вышеперечисленные черты ведут к драматическим столкновениям, а иногда и к преступлениям. Землетрясения, извержения вулканов, ураганы, засухи, наводнения и другие стихийные бедствия, губящие тысячи людей и причиняющие страдания сотням тысяч злых и добрых, представляются событиями, труднообъяснимыми для теодицеи. Но с точки зрения метафизики персонализма Н. Лосского, явления природы — это действия актуальных или потенциальных личностей. Большинство деятелей, по Н. Лосскому, являются потенциальными личностями, потому что их действия в большинстве случаев бессознательны. «Инстинктивно борются они за место под солнцем, отвоевывая себе различные примитивные блага; и в своем безоглядном себялюбии стесняют и губят чужую жизнь, чаще всего и даже и без вражды к ней, а просто в равнодушном неведении о ней» . Итак, эти явления также объясняются Н. Лосским как следствия неправильного первичного использования свободы субстанциальными деятелями.

Н. Лосский в своих философских работах говорит и о других видах природного зла и показывает их зависимость в происхождении от первичного нравственного зла деятелей. Но объяснение происхождения зла, даже если показана непричастность Бога ко злу, не представляется достаточным для удовлетворения нравственного сознания. По-прежнему стоит вопрос о смысле производного зла. К рассмотрению этого вопроса мы переходим в следующем разделе.

Смысл производного зла

Проявления зла, в которых претерпевают страдания существа, не являющиеся непосредственными виновниками его происхождения, у многих людей вызывают тягостные сомнения в правильном и справедливом устройстве мира. Н. Лосский считает: «Зло, царящее в нашей жизни, может наносить ущерб лишь тем личностям, которые сами запятнаны виною себялюбия.» .

Согласно разработанной Н. Лосским динамистической теории материи, относительная непроницаемость материальной телесности является следствием эгоистического отталкивания деятелей друг друга. Телесные раны, физические болезни возможны только в царстве вражды; деятель, который освободился от себялюбия, выходит из царства душевно-материального бытия и не может подвергнуться физическому уязвлению. То же можно сказать и о уязвимости души:

Нашу душевную жизнь могут разрушить травмы, вызванные клеветой, притеснениями, нечестным соперничеством; но все эти переживания могут потрясти душу лишь настолько, насколько человек самолюбив, честолюбив, горделив, т.е. далек от святости .

Н. Лосский отрицает возможность безвинного переживания страданий; человек, жалующийся на дурную наследственность или на неблагоприятные начальные условия жизни, не имеет права это делать, так как, согласно учению о перевоплощении, построенному на основе метафизики персонализма, каждый деятель сам выбирает себе среду для создания нового тела. Эту среду он выбирает согласно своим наклонностям, страстям, вкусам, выработанным в предыдущей жизни.

Итак, такое строение психо-материального бытия, которое создает условия для физических и душевных страданий, является имманентным наказанием за нравственное зло. Н. Лосский считает его проявлением справедливости Божьей. Справедливость в данном случае выражается не во временном наказании, а в позволении деятелям переживать результаты нравственного зла. Имманентное наказание не является просто возмездием, оно является положительной служебной ценностью. Н. Лосский в своих работах показывает, что производное зло выступает как служебная ценность.

Первая, возможно, самая легкая форма имманентного наказания есть неудовлетворение; оно является наказанием за неисполнение нравственного долга. Это чувство не присоединяется извне к душевной жизни, а является следствием собственной оценки поведения деятеля. Неудовлетворенность и разочарование жизнью имеют положительную ценность потому, что побуждают искать новые пути поведения и создавать новые формы жизни. Таким образом, деятель становится на путь нормальной эволюции, достижения полноты бытия.

Жизнь в царстве душевно-материального бытия не ограничивается переживанием неудовлетворения; часто деятели испытывают более глубокие страдания и боль. Болезни, нищета, социальные и стихийные катастрофы могут вызвать обострение себялюбия и ужесточение борьбы за существование. В этом опыте деятель приобретает новые способности, расширяет объем своего знания и сознания и накапливает онтологический опыт. Деятель начинает более отчетливо осознавать роль ценностей; совесть его становится более чувствительной, переживание вины — мучительнее. Такое состояние человека ведет к подлинному раскаянию, которое очищает душу от зла. После этого человек может начать новую жизнь, полную свежести и энтузиазма.

Физическая смерть, по метафизике Н. Лосского, не является уходом в небытие, а распадом союзного тела деятеля. «Если бы смерть была уничтожением индивидуального «я», то мир был бы бессмысленным и не заслуживал бы творения».

Так как деятель является сверхвременным, то возможна только телесная смерть. Она представляет расставание главного субстанциального деятеля (например, «я» человека) со своим телом, то есть подчиненными ему деятелями. Смерть во многих случаях освобождает «я» от тела, которое служит препятствием на пути достижения совершенной жизни. Больное дряхлое тело или тело, ставшее источником развившихся страстей (похотливости, обжорства, пьянства), делает невозможным эволюцию к полноте бытия, поэтому расставание «я» с таким телом имеет значение положительной служебной ценности. После телесной смерти «я» может строить более совершенное тело и быть более успешным в осуществлении новых путей поведения.

В отношении гибели цветущего тела молодого существа Н. Лосский отказывается указать на положительную ценность этого события, кроме того, что у этого полного сил деятеля есть возможность создавать еще более совершенное тело и выбрать более приятную среду обитания.

Таким образом, смерть является истребителем всего несовершенного, неудачного, преграждающего путь развитию; в этом смысле она есть положительная служебная ценность.

Итак, по учению Н. Лосского, производное зло, причиняющее боль и страдания существам психо-материального бытия, ведет к осознанию деятелями своей вины в нравственном зле. Оно способствует развитию природных способностей деятеля, а также развивает их нравственно.

 

Федор Стрижачук, ТЕОДИЦЕЯ Н.О. ЛОССКОГО, Альманах БОГОМЫСЛИЕ, № 11, 2007, Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, Издательство

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: