Проблемы баптистского учения о Церкви

В категориях: Общество, Церковь и власть


Неадекватное определение Церкви

Гейченко Александр Геннадиевич

Прежде всего, следует отметить, что представление о церкви в основе своей унаследовано баптистами от Реформации. Тот факт, что несколько ключевых вероисповеданий определяют церковь через верную проповедь Слова и отправление таинств, подтверждает наш тезис. Но именно в этой плоскости лежит одна из основных проблем.

Свое определение Церкви реформаторы создавали в условиях христианского мира (Corpus Christianum), когда бы1ло необходимо показать, чем их церкви отличаются от исторических церквей, внешне сохранявших четыре традиционных признака Церкви. На тот момент это было правильным решением, однако сейчас христианского мира уже не существует, практически повсеместно Церковь находится в миссионерской ситуации, и определение природы Церкви через противопоставление ее другим церквам ничего не дает. Суть и назначение Церкви ускользают от нас, поэтому они требуют переосмысления.

Утверждение, что Христос присутствует там, где верно проповедуется Слово и отправляются таинства, практически редуцирует Церковь до ряда несвязанный событий, во время которых в разный местах и в разное время осуществляются определенные действия. Здесь не учитывается тот фактор, что проповедь Слова и отправления таинств непосредственно связаны с конкретными общинами и, следовательно, с богословскими традициями этих общин. Таким образом, сами действия, благодаря которым Церковь создается и живет, являются отражением конкретных богословских и церковных форм. В этой связи уместно сослаться на Л. Ньюбигина, который утверждает, что Христос оставил после Себя на земле общины, которым доверил быть представителями Его Царства на этой земле. Он обозначил для них миссию и наделил Своим Духом для ее осуществления .

На наш взгляд, это перекликается с основной интенцией баптистского богословия, которое рассматривает Церковь прежде всего как общину, сообщество искупленных, которое не следует сводить сугубо к социологическим категориям, ведь речь идет о сообществе, которое собрано Богом через призыв Евангелия. В то же самое время в баптистской экклесиологии остается нерешенной проблема отношения общин, или т.н. расширенных церковных структур. Для большинства баптистов объединения — это результат житейской прагматики и необходимости. Идея же Ньюбигина состоит в том, что Церковь не может мыслиться исключительно как община, поскольку она исторически и евхаристически связана с другими церквами. Признание такой связи помогает выйти за рамки исключительно «горизонтальной», поместной экклесиологии.

Далее, Церковь не может определяться в статичных терминах или в терминах деятельности, которую она совершает. В ХХ веке в экклесиологии сложился консенсус (см. ключевые экклесиологические документы ВСЦ, РК, ПЦ) относительно того, что Церковь необходимо определять в соответствии с ее призванием, или целью существования, миссией. Так, Л. Ньюбигин говорит, что «Церковь — это странствующий народ Божий, который устремляется к краю земли, чтобы умолять всех людей примириться с Богом, и к концу времен, чтобы встретиться со своим Господом, Который всех соберет вместе» . Отсюда следует тезис, что ключевыми библейскими образами Церкви являются образы народа Божьего, тела Христова и храма Духа Святого. Все эти образы указывают на определенные составляющие ее задачи, призвания.

Церковь как инструмент и знамение Царства Божьего

В рамках ранней баптистской экклесиологии нередко происходило отождествление Царства Божьего и Церкви. Некоторые исповедания открыто говорят об этом. Однако на настоящий момент в результате серьезного исследования учения о Царстве Божьем в вести Иисуса и Евангелий ученые пришли к убеждению, что Царство Божье — это более общая категория, чем Церковь . Это означает, что необходимо определить отношения Царства и Церкви.

Современное евангельское (и не только) богословие говорит о том, что Церковь является агентом/инструментом и знамением Царства Божьего. На практике это означает, что Церковь является провозвестником Царства Божьего, возвещая его словом и делом. Церковь как знамение Царства — это реализация ценностей, этики, отношений Божьего нового порядка в конкретной общине. Церковь, как знамение, является контркультурным сообществом, которое живет вопреки порядку вещей, принятому в нашем мире, которое преодолевает отчуждение, замкнутость на себе, расовое, социальное, имущественное разделение. В таком сообществе люди живут для других, а не манипулируют друг другом, первые становятся слугами.

Таким образом, понимание Церкви как инструмента и знамения Царства Божьего дает нам возможность осмыслить ее роль в Божьем плане, домостроительстве, а также увидеть нормативность этой роли для определенного этноса, образа жизни общины Царства.

Проблема неадекватной структуры

Хотя теоретически в баптистской экклесиологии и разработан принцип ассоциации, а вопрос автономности и взаимозависимости церквей находится в творческом напряжении, на практике данная модель дает сбои. Подлинная причина этого не ясна: просто человеческий фактор или же неспособность централизованной системы работать в новых условиях — усиливающихся процессах глобализации и распада институциональных связей в эпоху постмодерна.

Брайан Майерс (вице-президент по исследовательской работе и развитию World Vision International, а также исполнительный директор Mission Advanced Research and Communication Center) в своей статье, посвященной проблемам межконфессионального диалога, делает ряд ценных замечаний об организационных системах в условиях постмодерна . Эти замечания могут оказать помощь в оценке и пересмотре функций и моделей организации межцерковного сотрудничества, существующих в баптистском союзе.

Он отмечает, что большая часть протестантских организаций слишком занята внутренними вопросами, что препятствует нормальному диалогу и кооперации. Задаваясь вопросом, почему так происходит, он приходит к выводу, что проблема кроется в самой структуре организаций, которые более соответствуют мировоззренческой системе модерна. Ведь тогда была сильна вера в мета-ответы, единую концептуальную схему, которая решала бы любые проблемы где угодно.

Также было сильно убеждение, что необходим сильный центр, который бы аккумулировал экспертов, изучающих вопросы и знающих, как их решать лучше, чем «люди на периферии». Такой подход практически устраняет местную инициативу.

Еще одна проблема связана с идеей исключительности, то есть когда организация считает, что только она выполняет какую-либо задачу, а вне этого — чужаки, которые не должны делать то, что делаем мы, поскольку они не с нами.

Что же делать? В качестве новой модели, которая больше подходит к условиям постмодерна, Майерс предлагает модель сетей, сообществ, коалиций, а не формальных институтов с офисами, персоналом, бюджетом и т.д. Подобные сообщества объединены общими ценностями и целями, а не принадлежностью к институту или организации. Основной вектор в данных структурах — центростремительный; всякий, кто разделяет ценности и цели сообщества, может быть его частью, тем самым разделяя ответственность за реализацию этих целей и ценностей. Подобные группы чрезвычайно мобильны, хотя и несут некоторый налет дезорганизованности.

Все сказанное выше не означает, что необходимо отказаться от централизованных институтов. Майерс предлагает несколько идей:

1.    Центры организаций должны обеспечивать документацией, помощью и оценочными навыками, чтобы гарантировать, что первичный опыт не утрачен, а обучение на базовом уровне — это непрерывный процесс.

2.    Следует пересмотреть роль экспертов. Настоящие эксперты — это те, кто постоянно решает проблемы на передовой, осмысливает их в водовороте жизни.

3.    Необходимо научиться доверять тем, кто находится на периферии, и отставить в сторону веру в силу централизованных организаций. Например, миссионерский отдел Консервативных баптистов в Америке был реструктурирован таким образом, чтобы просто обучать общины тому, как они могут совершать миссионерскую работу более эффективно.

4.    Центр не там, где собраны руководители, а там, где что-то происходит, где кипит жизнь, — на передовой.

Несмотря на заманчивость предложений Майерса, следует отметить, что они имеют скорее практический, чем богословский характер. Это означает, что любой пересмотр церковных структур следует осуществлять с учетом экклесиологических положений, и только потом — прагматики.

Подводя итоги, следует отметить, что, несмотря на отсутствие единой экклесиологической позиции, баптистское учение о поместной церкви всегда подчеркивало значимость поместной общины как основной экклесиологической категории. Это, тем не менее, не означало радикального обособления поместной церкви от других церквей.

История свидетельствует, что на достаточно раннем этапе баптистские церкви объединялись в ассоциации, однако следует признать, что это скорее было вызвано прагматическими задачами (миссионерская деятельность, подготовка служителей, взаимное назидание, издательская деятельность), нежели вытекало из богословского осмысления природы Вселенской Церкви.

На сегодняшний момент баптистским церквам требуется серьезно пересмотреть свое представление о природе церкви, чтобы устранить те проблемы, которые быгли затронуты нами в данном докладе. Такой пересмотр невозможен в изоляции от процессов, происходящих в современном богословии, и интеграции наиболее серьезных и фундаментальных экклесиологических наработок в существующее баптистское наследие.

С нашей точки зрения, начало серьезного духовного обновления баптистских церквей лежит не столько в области прагматики и устройства союза, сколько в области богословия и мировоззрения.

 

АВТОНОМИЯ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ. Материалы первого Симпозиума «Взаимоотношения поместной церкви и Союза» 67 декабря 2007

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: