Библейские основания отлучения от церкви

В категориях: Общество, Церковь и власть

Библейские требования к поддержанию чистоты в церкви

И. В. Шайфулин, магистр богословия, НББС - преподаватель систематического богословия, герменевтики, истории

 

Бог не оставляет Свою церковь в неведении о том, как реагировать сообществу верующих на появление греха в своей среде. Ключевыми для понимания этого вопроса являются Мат. 18:15-20 и 1 Кор. 5:1-13, где наставления по этой проблеме дают Сам Христос и апостол Павел.

Эти два текста со всей очевидностью демонстрируют, во-первых, важность поддержания нравственной чистоты церкви, во-вторых, путь, каким необходимо идти сообществу верующих, когда оно сталкивается с упорством человека, находящегося в грехе.

Не ставя перед собой цель сделать детальное экзегетическое исследование этих текстов, постараемся сосредоточиться на выводах, следующих из их общего рассмотрения:

1.    Во-первых, всякое действие должно иметь ясную и понятную цель. Дисциплина по своей сути определяется неким набором правил поведения личности, соответствующим принятым нормам. Соблюдение дисциплины невозможно без определённой системы наказаний. Если не видеть конечной цели церковной дисциплины, то может возникать искаженное представление и о системе наказаний. Можно выделить три цели церковной дисциплины:

(1)    Восстановление грешника. Прежде всего, мы должны твердо помнить, что первоочередной целью церковного наказания должно являться желание помочь грешнику восстановить свои поврежденные отношения с Богом («чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» 1 Кор. 5:5). По этой причине отчуждение грешника из общины наступает только после обязательного трехступенчатого процесса обличения (Мат. 18:15-17), который дает все шансы на исправление ситуации («приобрел ты брата твоего», Мат. 18:15) .

(2)    Содержание церкви в чистоте. Церковь находится в состоянии постоянной борьбы с грехом, поэтому на ней лежит серьезная ответственность по контролю над своим состоянием. В противном случае возникает опасность бесконтрольного распространения зла в среде самой церкви. Апостол Павел, говоря об этой опасности, приводит яркий образ закваски, характерной особенностью которой является способность малым количеством оказывать влияние на все вещество (1 Кор. 5:6). Обращение Павла в письме коринфской церкви не к преступнику, а только к общине показывает, что она ответственна за моральное поведение своих членов.

(3)    Сохранение доброго свидетельства перед окружающим миром. Церковь призвана к сообщению обществу нравственных ориентиров. Если церковь живет, как и погибающий мир, то она ничего не может этому миру предложить (1 Кор. 5:1, 9-13). Наличие греха стирает все моральные границы, отделяющие святых людей от их неверующих соседей. Таким образом, поддержание дисциплины в церкви должно быть не неким исключением, но обычной практикой. В этом смысле дисциплина не должна, конечно, рассматриваться исключительно в виде наказаний, но и в виде наставлений, побуждений, обличений, духовной поддержки . Однако без отлучения - последней ступени процесса - тоже не обойтись.

2.    Во-вторых, необходимо признать, что отлучение должно производиться, по сути, не за сам по себе совершенный грех, а за упорство в грехе. Сегодня в церквях ЕХБ сложилась практика наложения церковных взысканий в соответствии со степенью тяжести греха. Упрощено это выглядит так: «легкий», незначительный грех - замечание, «тяжелый» грех - отлучение. Однако в Мат. 18 мы видим указание Христа, что изгнание человека из общины производится только в том случае, когда грешник упорствует и не раскаивается. То есть получается, отлучение должно совершаться не за сам совершенный грех, но за нежелание соглашаться с обличением, за сохранение состояния «жизни в грехе». Только в таком случае мы можем быть уверены, что наше решение «связано на небе», и в принятии такого решения участвует Сам Христос (Мат. 18:20) .

3.    В-третьих, важно определиться с тем, чем по существу является отлучение. В Новом Завете это церковное наказание фигурирует под двумя описаниями: «да будет, как язычник и мытарь» (Мат. 18:17) и «предание сатане» (1 Кор. 5:5, 1 Тим. 1:20). Что значит каждое из этих описаний?

В Евангелии от Матфея, 18 главе приводится хронологически первое предписание, как поступать церкви с грешником. После ряда безуспешных шагов, направленных на исправление ситуации, выносится решение о том, что упорствующий в грехе человек должен отныне восприниматься «как язычник и мытарь». Это очень жесткое определение, если учитывать то сообщество, в котором произносились эти слова. В еврейском народе, к которому принадлежали как Сам Христос, давший это наставление, так и слушавшие Его апостолы, язычники и мытари принадлежали к той категории людей, общение с которыми не просто не одобрялось, но оскверняло всякого правоверного иудея. Между язычниками и мытарями, безусловно, была разница. Язычники вообще ни-когда не принадлежали к избранному обществу Божьего народа, поэтому не имели никакого отношения к прекрасным Божьим обетованиям, а значит, не могли надеяться на блаженства будущего Царства. Ситуация с мытарями в каком-то смысле еще хуже. Мытари - пораженные коррупцией своего рода налоговики в Римской Империи - по своему рождению могли принадлежать к избранному народу, но потеряли это право по причине предательства и угнетения своего же народа. Мытарей обычно отлучали от синагог, что было почти равносильно объявлению человека прокаженным.

Таким образом, хоть происходили язычники и мытари из разных народов, но как с теми, так и с другими общение старались свести к самому возможному минимуму, так как оно вело к ритуальному осквернению.

В 1 Коринфянам, 5 главе апостол Павел жестко обличает церковь за их равнодушие к факту безнравственного поведения одного из своих членов. В качестве необходимой меры для исправления ситуации Павел призывает церковь вынести определенное решение в отношении распутника. Павел описывает это решение как «предание сатане» (1 Кор. 5:50, ту же формулировку мы читаем в 1 Тим. 1:20). По поводу этих слов существует немало комментариев с разными точками зрения. Не оспаривая определенную экзегетическую сложность данного текста, все же вряд ли стоит искать в его толковании особую «эксклюзивность». Мысль Павла достаточно ясна, если воспринимать ее в свете всей пятой главы.

Павел призывает церковь очнуться от духовной гордости и проявить ревность и принципиальность по отношению к преступнику. Решение, к которому Павел побуждает их, чрезвычайно важно, поэтому он говорит об этом трижды, причем разными способами, так чтобы читателям его письма было все понятно настолько глубоко, насколько это возможно. Первый раз он говорит об этом прямо: «дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело» (1 Кор. 5:2). Второй раз ту же мысль он выражает метафорически: «Очистите старую закваску» (5:7). В третий раз Павел приводит цитату из книги Второзаконие (Втор. 17:7, 19:19, 21:21): «извергните развращенного из среды вас» (5:13).

В таком случае фраза «предать сатане» становится более ясной. Она означает удалить человека из церкви, вывести его из церковного общения, «передать» его в ту сферу, где обладает властью сатана.

Важно понимать: это не определение вопроса спасения. То есть церковь в этом случае не решает окончательную судьбу человека, будет он спасен или осужден. Это решает Бог. Павел здесь призывает церковь принять решение только о том, что человек, называющийся братом, но ведущий себя не как брат и сопротивляющийся наставлению должен быть выведен за пределы церкви. Церковь, таким образом, снимает с себя ответственность за поведение такого человека - он теперь вне церкви - и отдает все на суд Богу.

Этот Божий суд в отношении упорствующего грешника описан в словах: «предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (5:5). Вряд ли слова об «измождении плоти» означают идею спасения только духа без тела. Такое дуалистическое представление о человеке было характерно для платонизма, но никак не для иудаизма, антропология которого была воспринята и церковью. А в иудаизме человек всегда воспринимался как единое целое. И читая апостола Павла можно увидеть, что он ни в коем случае не противопоставляет материальную и нематериальную природы человека, больше того, говоря о будущем христиан, он пишет о спасении человека в совокупности: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5:23).

В таком случае «плоть» и «дух» относятся к мировоззренческой категории, и «измождение плоти» - это разрушение греховных качеств человека, его ущербных, «плотских» взглядов, «дел плоти», результатом которого будет спасение «новой природы».

Итак, в словах об отношении к нераскаявшемуся грешнику как к «язычнику и мытарю» и «предании его сатане» выражена одна идея - изоляция преступника от христианского сообщества с тем, чтобы он ощутил во всей полноте глубину наказания, был лишен общения с верующими, оказался вне защиты от нападок «врага душ человеческих» и, в результате всего этого, мог раскаяться.

4.    И, наконец, в-четвертых, какое значение имеет отлучение для жизни общины и как она должна строить отношения с отлученным.

Понимание этот важного вопроса в церквях ЕХБ страдает некой расплывчатостью. Во-первых, само по себе отлучение воспринимается то ли как «месть» грешнику, то ли как констатация факта потери спасения грешником, и тесной взаимосвязи между всей церковью и конкретным грешником не прослеживается. Отсюда зачастую возникают призывы «потерпеть-подождать-помолиться», потому что «жалко/совсем потеряется человек/нельзя угашать курящегося льна». Во-вторых, не до конца понятен статус отлученного и уровень отношений с ним. Если попытаться суммировать наиболее распространенные ограничения для отлученных, то получится следующий список. Отлученный лишается права на христианское приветствие, под которым часто понимается именно произнесение при встрече слова «приветствую», которому придается корпоративный или даже некий сакральный смысл.

Отлученный лишается права на определенные виды труда в церкви, связанные с духовными вопросами, например, проповедь или пение в хоре. Всеми признается, что отлученный не может участвовать в хлебопреломлении. Вместе с тем обычно не возбраняется обычное, внецерковное общение с отлученным (приглашение в гости, общие интересы). Вполне допускается присутствие отлученного на всех церковных служениях, кроме членских. Также допускается привлечение отлученного к любому труду в церкви, не связанному с духовным служением, например, к физическому труду (строительные работы, уборка помещений и т.п.). Иногда встречается дифференциация отлученных по степени тяжести греха. То есть если отлучение было связано с неким «тяжким» грехом, то предписывается более строгий уровень отношений с отлученным, если с «легким» грехом - то можно иметь более близкие отношения.

Ясно только одно - отлученный не является отныне членом церкви, а значит, не совершает никакого духовного служения и не может участвовать в хлебопреломлении и в членских собраниях. Все остальное - на уровне инициативы членов церкви.

 

БЛАГОМЫСЛИЕ, Богословский альманах, Новосибирская библейская богословская семинария, 2012

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: