Цель закона Моисеева

В категориях: Трудные места


Дуглас Дж. Моо

Я считаю, что закон Моисеев, подтверждая обетование о спасении, не предназначался, да и не мог предназначаться, для спасения. Я также полагаю, что Бог дал закон, чтобы: (1) открыть Свой характер народу Израильскому и призвать их подражать Ему, (2) сохранить Израиль до времени пришествия Христова и (3) заключить израильтян и, подобно им, всех людей, под грехом.

Закон не ведет ко спасению

Закон содержит обетование спасения, но по причине человеческой греховности спасения дать не может.

Обетование жизни в законе Моисеевом

Специалисты по Ветхому Завету, в основном, соглашаются, что закон был дан народу Израильскому не как средство обретения вечной жизни. Ведь Израиль уже был в то время народом Божьим, выйдя по Его милости и провидению из Египта. Тем не менее, Новый Завет говорит, что закон Моисеев действительно содержит обетование жизни для исполняющих его. Богатому юноше, который спрашивал, как обрести вечную жизнь, Иисус ответил: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди» (Матф. 19:17; ср. Марк. 10:17-18; Лук. 18:18-19). Конечно, по этим словам трудно судить, какой путь к вечной жизни предлагал Христос: налицо Его желание остудить пыл высокомерного молодого человека. Но нет никаких причин полагать, что Он не признавал такой путь хотя бы теоретически возможным. В тон Ему вторит апостол Павел: «Исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2:13б), и: «Заповедь [т.е. закон Моисеев], данная для жизни...» (ейс дзоен; Рим. 7:10).

Еще два стиха часто приводятся как доказательство спасения по закону - Рим. 10:5 и Гал. 3:12, но с ними не все так ясно. Оба они цитируют Левит 18:5: «Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив» (в англ.: «. ибо человек, им послушный, жить будет ими» - прим. перев.). Вполне возможно, что этот стих не дает никакого обетования, а попросту означает, что благочестивый израильтянин должен жить по закону. Но если учесть, что во многих других местах Пятикнижия под «жизнью» понимается награда за исполнение закона (напр., Втор. 30:15, 19), то можно предположить, что и в Лев. 18:5 «будет жив» означает награду за послушание. Дальше в

18 главе книги Левит сказано, что за непослушание закону народ будет изгнан из земли (ст. 28), а если один человек станет нарушать закон, он будет отлучен от народа Божьего (ст. 29). Как видно из Пятикнижия, «жизнь» в этом смысле подразумевает материальное благополучие, избавление от врагов, мир в государстве и «долголетие» (напр., Лев. 26:3-13; Втор. 28:1-14). Поскольку Израиль уже в каком-то смысле приобрел все это, будучи избран Господом, обетование жизни должно рассматриваться как обещание сохранить эти благословения. «Жизнь» Израиля в этом смысле зависела от преданности закону. Эта мысль лейтмотивом проходит по всей книге Второзаконие (см., напр., 4:1-2, 40; 5:33; 6:1-3; 7:12-16; 8:1), и отголоски ее можно найти даже у пророков (напр., Иез. 33:15: «законы жизни»). Напротив, если Израиль не будет повиноваться заповедям, их постигнет «смерть».

Таким образом, Лев. 18:5 не обещает вечной жизни исполнителю закона. С другой стороны, небезосновательным было утверждать, что Павел, как и более поздние иудейские писатели (что явствует из таргумов Онкелоса и Псевдо-Ионафана), относил обетование Лев. 18:5 к жизни вечной, ибо и в 10 главе Послания к римлянам, и в 3 главе

Послания к галатам цитате из Левита противопоставлены праведность и вечная жизнь через веру (см. Гал. 3:11 и Рим. 10:6-8). Если эти стихи понимать в таком ключе, то Павел имел в виду, что вечная жизнь даруется через веру, а не через исполнение закона, как было обещано в Лев. 18:5. Однако апостол мог вкладывать в этот текст и иное значение, более близкое к оригиналу. Дело в том, что стих этот очень точно отражал условный характер завета Моисеева и стал своего рода «лозунгом» для позднейших писателей (см., напр., Неем. 9:29; Иез. 20:13, 21 и др.). Следуя этой традиции, Павел мог цитировать его как сжатое выражение Моисеева завета, в котором благословение зависит от послушания. В таком случае он просто предупреждал евреев и иудействующих христиан, ставивших оправдание в зависимость от соблюдения закона, о последствиях этого шага: их отношения с Богом будут определяться соблюдением заповедей. Возможно, Павел и не утверждал, что Лев. 18:5 говорит о вечной жизни. Его идея могла быть такой: какой бы «жизни» человек ни искал в законе, он обретет ее только через исполнение заповедей - чего ни один грешный человек в совершенстве достичь не может.

В моих словах читатель мог бы заподозрить противоречие: как может быть, что закон дан не для спасения, но обещает спасение тому, кто его соблюдает? Но эти позиции вполне совместимы. Под обещанием спасения я имею в виду, что закон знакомил народ Божьими требованиями, и если бы эти требования были выполнены, он мог привести ко спасению. Но это еще не значит, что хотя бы один грешный человек способен соблюсти требования закона. Зная это, Господь и не предлагал людям спасаться через закон. Представьте себе, что я впервые в жизни даю своему сынишке баскетбольный мячик и говорю: «Если 100 раз подряд забросишь мяч в кольцо, тебя без тренировок возьмут в сборную». Так и Бог, давая закон израильтянам, подразумевал, что совершенное повиновение ему привело бы людей ко спасению и благословениям вечной жизни, но, зная невозможность этого, давал закон не с целью кого-нибудь спасти. Пользуясь богословской терминологией, можно сказать, что закон выражал «гипотетический завет дел». В законе Бог открывал Свой характер и говорил, каким должен быть человек, чтобы предстать пред лицом Господа. Видя, что делами достичь требуемой Богом святости невозможно, благочестивый израильтянин должен был (как Бог того и хотел) верой искать у Него милости. Единственный источник праведности для греховного человечества заключен в милости Божьей.

 

Дуглас Дж. Моо, Закон Христов как исполнение закона Моисеева

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: