Главные принципы толкования библейских текстов

В категориях: Трудные места


Брюс Уолтке

Библейская герменевтика как искусство толкования библейских текстов призвана установить принципы их интерпретации. В данной статье мы ограничимся рассмотрением двух основных принципов, внеся важные уточнения по каждому из них и добавив несколько слов в качестве наставления читателю. Эти принципы основываются на вере в то, что триединый Бог ради избранного Им народа и согласно Своему собственному непреложному намерению постепенно открывал Себя, вдохновляя древних авторов на написание произведений, и чудесным образом устроил все так, что их книги составили библейский канон к Его вечной славе.

Принцип первый: слова из Библии следует истолковывать в свете их исторического контекста. Основу этого принципа составляет правило: при истолковании отдельных частей библейских произведений следует использовать метод историко-грамматического анализа, то есть стремиться найти подлинное значение слова, какое оно имело в момент написания в соответствии с реалиями своего времени. «Прежде всего переводчики позаботились о тщательном подборе словарных эквивалентов и об их точном соответствии тому смыслу, который библейские авторы вкладывали в оригинал. При работе над переводом был проведен сравнительный анализ лексических и грамматических элементов в древнееврейском, арамейском и греческом текстах». В тех редких случаях, когда авторы настоящих комментариев по данному предмету расходятся во мнениях с переводчиками текстов, они обращают внимание читателей на возможные варианты перевода, которые, с их точки зрения, выглядят предпочтительнее.

Тем не менее книги Библии очень древние. Их мир настолько разнится с нашим, что переводчику порой не удается перекинуть мостик через пропасть, разделяющую понятия эти древних текстов с понятиями современного читателя. Научные комментарии помогут преодолеть эту пропасть (например, объяснят значение терминов «ефод», «завет», еврейского «хесед» («верная любовь») и т.д.).

Важно отметить, что авторы данных комментариев не пытались истолковывать Библию применительно к представлениям современного человека, равно как это не нужно и читателю.

Применение этого фундаментального принципа осложняется тем, что отдельные темы раскрываются в Писании постепенно - на протяжении всего библейского повествования. На фоне разворачивающихся событий священной истории ранние тексты Библии приобретают более глубокий смысл. Г примеру, некоторые псалмы, если их брать по отдельности, поначалу кажутся обращенными только к людям, жившим в эпоху существования первого храма. Но, собранные вместе и расположенные в определенном порядке в Псалтири, они в конечном итоге приобретают значение записанного слова Божиего, адресованного всем людям завета. Впоследствии, читая и размышляя над псалмами (Пс.1), люди воспринимали их уже в свете нового литературного и социального контекста.

Так, например, до вавилонского пленения, в период существования первого храма, Псалом 2, идеалистически провозглашающий Царя Израиля Сыном Божиим, Которому Господь даст мандат на правление «пределами земли» и силу по одной лишь Его просьбе, евреи исполняли, по всей вероятности, при коронации своих царей. Однако ко времени составления Псалтири - по возвращении евреев из плена - израильский трон оставался незанятым в ожидании обещанного Царя («Мессии» - древнеевр., «Христа» - греч.). В этих условиях Псалом 2 сохранял чисто пророческое значение. В контексте же всего Писания личность «Мессии» из псалма 2 открывается со всей полнотой и ясностью: Он не кто иной, как Господь Иисус Христос. С целью истинного раскрытия смысла в Псалме 2 слов «помазанник», «царь», «сын», «тебе» в их общебиблейском значении они написаны с прописной буквы, потому что относятся к Иисусу Христу, воплотившемуся Богу. Для полного понимания того или иного библейского произведения читатель должен прослеживать эти стадии постепенного Божественного откровения.

Принцип второй: отдельные части Библии следует истолковывать с учетом общего контекста Писания. Данный принцип указывает нам на второе важное правило интерпретации - «по аналогии с верой». Это правило основывается на утверждении самой Библии о том, что все входящие в нее произведения написаны по Божественному вдохновению (2 Тим. 3,16), а «Бог не есть Бог неустройства» (1 Кор. 14,33). Кроме того, это правило подтверждается самим существованием Библии («Книги»). Собранные воедино под одним символическим названием шестьдесят шесть произведений, которые писались на протяжении более чем полутора тысячелетий, отражают уверенность церкви в том, что один незримый Автор руководил работой писателей и свел их книги в гармоничное целое. А такая интерпретация, которая предполагает решительное противопоставление одних мест Писания другим, оскорбляет Альфу и Омегу, всевидящего Бога, направляющего Своей рукой ход вещей от начала и до конца времен.

Ветхозаветные книги требуют интерпретации в свете Нового Завета. Это требование продиктовано соображениями как литературного, так и богословского свойства. В обычном лингвистическом рассуждении мысль, развиваясь, отсеивает не предусмотренные ситуацией значения слова. Например, слово «до» останется непонятным в предложении типа «Она пела до королевы», если не добавить «... до того, как королева обратилась к парламенту» или «... до тех пор, пока королева не села на трон». Таким образом, по мере того, как Божественное повествование открывало тайны задуманного Господом установления Царства, тексты с неясным или двусмысленным содержанием становятся более понятными. В качестве примера можно привести понятие «семя», которое Бог употребил в Своем обещании Аврааму (Быт. 22,18) (непонятно, имел ли Господь в виду одного отпрыска Авраама или все его потомство). Из Послания к Галатам (3,16) становится ясно, что обещание Бога относилось ко Христу. Безымянная дева и Еммануил из книги пророка Исаии (7,14) превращаются в Богородицу деву Марию и ее Сына (Мф. 1,23), а анонимный Отрок «Раб Мой» в Исаии (42,1-4; 52,13; 53,11-12; 61,1-2) оказывается Иисусом - страдавшим, а ныне торжествующим - Спасителем (Мф.12,18-    21; Лк. 24,44-49; 1 Пет. 1,11).

Данное правило обосновано соображениями богословского характера. Христос, через Духа Святого оставляющий мир на апостолов, - это не только заключительное, но и лучшее откровение Господа. Бог издревле говорил с людьми многократно и многообразно (Евр. 1,1), включая и откровения Моисею и пророкам. Несмотря на психологические особенности тех, кому Господь открывался, писания всех библейских авторов отличаются непогрешимым авторитетом. И тем не менее они не могут быть уравнены в глазах интерпретатора, что наглядно показывает конфликт, происшедший между Аароном и его сестрой Мариам, с одной стороны, и Моисеем, с другой. Пророк и пророчица, приходившиеся Моисею соответственно братом и сестрой, посчитали, что получаемые ими откровения по значению не уступают Моисеевым, и оспаривали превосходство слов Моисея (Чис. 12,1.2). Тогда Бог осудил их за гордыню, убедив в том, что слова Моисея значат больше, так как Он говорит с ним «устами к устам и явно» (стт. 6-8).

Эта история подчеркивает, как важно при истолковании библейских текстов обращать внимание на способы получения откровений, ибо более совершенная их форма неизбежно приводит к выстраиванию откровений в иерархическом порядке в соответствии со значением. Христос настолько более превосходит Моисея, насколько Сын в доме Его важнее служителя (Евр. 3,5.6). Если пророку и пророчице следовало бояться уравнивать себя с Моисеем, то тем более читатель не должен ставить Ветхий Завет вровень с Новым, без которого тот был бы не полон. В самом деле, Ветхий Завет нельзя понять до конца без Нового Завета, как показывает диалог Филиппа с евнухом ефиоплянином (Деян. 8,30-31). И если при интерпретации Библии возникают некоторые разногласия между Ветхим и Новым Заветами, то предпочтение следует отдавать тому, что говорится в Новом Завете. Это не значит, что Новый Завет во всех случаях корректирует Ветхий Завет, но, скорее, дает возможность с большей ясностью понять его содержание.

 

Новая Женевская учебная Библия, Синодальный перевод, New Geneva Study Bible™ Copyright © 1995 by Foundation for Reformation, стр. 1751-1753


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: