Прощение как часть преображения личности

В категориях: Личное освящение - свеча, зажженная во тьме

«дабы общение веры твоей оказалось деятельным в познании всякого у вас добра во Христе Иисусе». (Флм.1:6)

Джон Мак-Артур

 

Глубоко поучительна и современна история ходатайства апостола Павла о прощении беглого раба своим хозяином. Оба были христианами и оба пришли ко Христу через личное служение Павла.

Эта просьба к Филимону выделяет три решающих аспекта прощения.

Принятие


«Прими его» (ст. 17). Павел просил Филимона открыть свой дом и жизнь Онисиму и принять его обратно. Филимон, естественно, мог быть не
склонен это делать. Ведь Онисим однажды уже причинил ему зло. Почему он должен давать еще один шанс непокорному рабу? Любой рабовладелец просто выжег бы клеймо на челе беглого раба, и затем продал бы его или понизил до самого низкого уровня ответственности.

Поэтому Павел дал Филимону несколько причин рассматривать Онисима в новом свете.

Первая, он покаялся. Когда Павел писал: «[Его] родил я в узах моих» (ст. 10), он говорил о духовном возрождении Онисима. Павел говорил, что он лично привел Онисима ко Христу. Онисим был сыном Павла в вере, как и сам Филимон (ст. 19). Павел хотел, чтобы Филимон знал о его уверенности в настоящем обращении раба.

Сам факт, что Онисим вернулся с письмом Павла к Филимону, был доказательством реальности его покаяния. Его появление перед Филимоном было равноценно готовности принять любое наказание, которое Филимон посчитает соответствующим. Показательно и то, что Онисим не остался в Риме, укрываясь под апостольским авторитетом Павла, пока Тихик отнесет за него письмо в Колоссы. Наоборот, Онисим, несомненно, с побуждения Павла, пошел обратно, чтобы предстать перед человеком, которому он причинил зло, и лично искать его прощения. Он был готов принять последствия за свой грех, и это означало, что он готов понести любое наказание, которое Филимон признает справедливым. Все это, конечно, показывало «достойный плод покаяния» (Матф. 3:8).

Вторая, Онисим был преображенным человеком. «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5:17). Онисим, прежде бесполезный бунтарь, «теперь годен» (Филим. 11). Это ссылка на репутацию раба (обычная для рабов), означающая «пригодный». Павел уверял Филимона, что перемена в Онисиме была подлинной. Христос изменил направление всей его жизни. Когда-то непригодный, теперь он стал драгоценным братом, годным для Павла, и потенциально пригодным для Филимона.

Третья, Онисим показал себя верным. Он провел достаточно времени с Павлом в Риме, продемонстрировав свою верность Христу. Любовь Павла к обращенному рабу и уверенность в нем утвердилась. Онисим хорошо послужил Павлу и этим показал свою готовность нести поношение за Христа. Другие, более закаленные помощники Павла, когда невзгоды гонений становились невыносимыми для них, оставляли его (2 Тим. 4:10). Но Онисим, будучи младенцем в вере, посвятил себя на служение Павлу.

В этом присутствует скрытая ирония. В непослушании бежав из подчинения Филимону, по Божественной благодати Онисим стал рабом Иисуса Христа. Когдато отказавшись служить Филимону, теперь он с готовностью посвятил себя послужить Апостолу Павлу. И это случилось в важный момент — когда Апостол Павел был в состоянии крайней нужды. Фактически, Онисим стал настолько нужным заключенному в тюрьму Апостолу, что Павел сказал, что возвращая его обратно к Филимону, он как бы отрывал его от своего сердца (Филим. 12). Если бы Павел смог, он оставил бы Онисима в Риме, рядом с собой. Но он знал, что Онисим должен был вернуться и восстановить нарушенные взаимоотношения со своим хозяином.

Апостол Павел также знал, что будь это возможным, Филимон сам был бы в Риме, чтобы послужить ему. Поэтому Павел заверил Филимона, что принял служение Онисима, как предложенное «вместо тебя» (ст. 13). Но не желая более злоупотреблять милосердием своего дорогого друга, Павел решил, что пришло время отослать Онисима обратно. Взаимоотношения между двумя братьями во Христе должны быть восстановлены. И поэтому Павел обращается к одному другу от имени другого: «Прими его» (ст. 17).

Восстановление

Павел высказал предположение, что все эти события были допущены Божественным промыслом по хорошей причине: «Ибо, может быть, он для того на время отлучился, чтобы тебе принять его навсегда, не как уже раба, но выше раба, брата возлюбленного, особенно мне, а тем больше тебе, и по плоти и в Господе» (ст. 1516).

Действительно, в истории с Онисимом не трудно увидеть руку Божью. Промысел устроил его встречу с Павлом вдали от Колосс. Божественная благодать привлекла его ко Христу и преобразила всю его жизнь и отношения. И теперь под водительством Святого Духа Онисим возвращался обратно, чтобы искать примирения с хозяином, которого он обманул. И во всем этом Апостол Павел приобрел друга и любящего слугу, не говоря уже о помощи и ободрении, которые он получал от Онисима. А Филимон получил своего раба обратно, позаимствовав его, сам того не зная, дорогому другу, которому он желал помочь и послужить, но не имел земной возможности сделать это. Только Бог мог извлечь столько блага из акта человеческого греха (ср. Быт. 50:20; Рим. 8:28)!

Павел просил Филимона не только принять Онисима, но также восстановить его. Не просто восстановить его как раба до его прежнего положения, но Павел просил принять его «выше раба, брата возлюбленного» (ст. 16). Некоторые понимают это выражение неправильно, считая, что Павел просил об освобождении Онисима. Но делать такой вывод из просьбы Павла нет причины. Как уже было отмечено раньше, Апостолы не рассматривали Великое Поручение нашего Господа, как кампанию по освобождению рабов. В другом месте Павел пишет:

Каждый оставайся в том звании, в котором призван. Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов. 1 Кор. 7:20-22

Тем не менее, Павел уговаривает Филимона принять Онисима не как простого раба, но как брата во Христе. Павел, видя посвященность Онисима Христу, знал, что он будет большим источником радости, вдохновения и общения для Филимона.

Возмещение

И теперь Павел дает Филимону удивительное предложение: «Итак, если ты имеешь общение со мною, то прими его, как меня. Если же он чем обидел тебя, или должен, считай это на мне» (ст. 17-18). Павел предлагает возместить Филимону убытки за Онисима.

Возмещение справедливо и правильно; когда мы ищем прощения другого человека, всегда уместно предложить возмещение. Гражданские законы Ветхого Завета требовали возмещения в большинстве случаев, когда зло можно было измерить деньгами или имуществом. За преднамеренное зло закон требовал возмещения убытка плюс одну пятую (Числ. 5:6-7).

Несомненно, побег Онисима дорого обошелся Филимону. Он, конечно, должен был найти и нанять замену Онисиму. Возможно также, что грех Онисима включал хищение денег или имущества у Филимона. Раб не имел права требовать, чтобы Филимон возместил ему долг.

Но он тоже не мог заплатить то, что был должен сам. Поэтому Павел любезно предложил заплатить за него.

Хотя возмещение всегда справедливо и хорошо, милость, предложенная Павлом, лучше. Самое милосердное, благородное дело, которое Филимон мог сделать, — это полностью простить долг раба. Но Павел не хотел принуждать Филимона к прощению проступка. Поэтому он лично предложил позаботиться о долге Онисима.

Эти стихи служат хорошей иллюстрацией, как действует вменение. Павел просит Филимона приписать Онисиму заслуги самого Апостола: «Прими его, как меня» (Филим. 17). И он хочет, чтобы долг Онисима был занесен на его счет (ст. 18). Именно так оправдывает верующего Христос. Заплатив долг за наш грех, Он вменяет нам Свою праведность, и на этом основании нас принимает Бог (Рим. 4:5).

Павел создавал для Филимона образец такого христианского отношения, которое, он надеялся, его друг проявит к раскаявшемуся рабу. Ничто не показывает сходства со Христом так, как покрытие чужого долга для достижения примирения. Павел был готов переносить временные последствия греха Онисима, как Христос с готовностью перенес вечные последствия всех грехов всех искупленных от начала времен.

Хотя реакция Филимона и не записана в Священном Писании, скорее всего он понял смысл примера Павла и полностью простил долг Онисима. Так поступая, сам Филимон взял бы на себя долг своего обидчика, что в точности соответствует тому, что совершил Христос, умерев за наши грехи. Вот почему акт прощения есть совершенное подражание Христу.

Цена

Простил Филимон долг или нет, Павел был настолько посвящен достижению примирения, что он повторил свое обещание заплатить долг. Для того, чтобы сделать это официальным контрактом, он своей рукой подписался под обязательством: «Я, Павел, написал моею рукою: я заплачу» (Филим. 19). Обычно Апостол Павел диктовал свои Послания, а затем, чтобы гарантировать их подлинность, он часто дописывал короткое завершающее приветствие своей рукой (см. Кол. 4:18; 2 Фес. 3:17). В данном случае предание раннехристианской церкви говорит, что Онисим действовал как секретарь Павла. И затем Павел закончил Послание такой яркой фразой: «Считай это на мне». Этим он подчеркнул свое огромное желание к примирению этих двух братьев и официально подтвердил свое обещание Филимону обязывающей, договорной гарантией.

Сам Онисим не имел средств заплатить долг по той причине, что был простым рабом. Более того, похоже, что после своего обращения в Риме он посвятил себя на служение Апостолу Павлу (см. Филим. 11-13; Кол. 4:9), и это, вероятно, означало, что он не поступил ни на какую оплачиваемую работу. Павел, с другой стороны, вполне мог иметь достаточно финансовых ресурсов, чтобы заплатить долг, потому что Филиппийская церковь была так щедра к нему во время его нужды (ср. Фил. 4:14-18).

Однако, как факт, Павел напомнил Филимону, что тот сам должен был Павлу неоплатный долг: «Не говорю тебе о том, что ты и самим собою мне должен» (ст. 19). Если бы Филимон занес долг Онисима на счет Павла, долг был бы автоматически погашен, потому что Филимон должен был Павлу намного больший долг. Долг Онисима Филимону измерялся в цифрах; долг Филимона Павлу был вечной, духовной обязанностью. В конце концов, Павел засвидетельствовал Филимону о Христе. Это был несметный долг, который Филимон никогда бы не оплатил.

Такое отношение должно быть у каждого христианина. Самим своим существованием мы все обязаны неизмеримой благодати Божьей. Этот долг мы не можем даже надеяться оплатить. Ни при каких обстоятельствах мы не оправдываемся за отказ оказания милости другим. Если Христос заплатил за наши вечные оскорбления против Бога, то как мы можем не брать на себя бремя временного

оскорбления, которое кто-либо нанес нам? Этот принцип является смыслом притчи Иисуса о немилосердном рабе (см. главу 5).

Нет сомнения, что прощение дорого, и этот эпизод иллюстрирует данный факт. Но самое дорогое прощение из всех было приобретено искупительной жертвой Иисуса Христа, и те, кто пользуются этим великим даром, имеют все причины прощать других любой ценой. Любое оскорбление, которое мы переносим, относительно незначительно, независимо от того, насколько великим оно кажется по человеческим меркам.

Побудительные мотивы

Павел был уверен в готовности Филимона полностью простить долг Онисима. Возможно он это имел ввиду, когда в 21м стихе писал: «[Я знаю], что ты сделаешь и более, нежели говорю». Тем не менее, Павел искусно предложил Филимону несколько дополнительных мотивов для прощения непослушного раба.

Сам Апостол Павел надеялся увидеть плод прощения у Филимона. И как дополнительная причина для проявления великодушия — сообщение Павла, что вскоре он может быть посетит его лично: «А вместе приготовь для меня и помещение; ибо надеюсь, что по молитвам вашим я буду дарован вам» (ст. 22). Возможно, даже вероятно, что когда Павел писал свое Послание, была установлена дата, когда он должен предстать перед судом императора, и повидимому Павел вполне надеялся на освобождение. Он надеялся вернуться из Рима в церкви, которые организовал в Малой Азии. Это также имело бы влияние на сознание Филимона. Вряд ли бы он молился за возвращение Апостола Павла в Колоссы, не простив Онисима. Он не захотел бы, чтобы его дорогой друг, придя, был им разочарован. Такая ответственность перед своим духовным наставником побуждала его к правильным действиям по отношению к Онисиму.

Завершающие стихи Послания также дают мотивы для прощения. Павел пишет: «Приветствует тебя Епафрас, узник вместе со мною ради Христа Иисуса, Марк, Аристарх, Димас, Лука, сотрудники мои. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим» (ст. 2325).

Во-первых, передавая приветы от пяти известных Филимону братьев в Господе, Павел напомнил ему, что все они будут свидетелями его действий по отношению к Филимону.

Во-вторых, в этот список незаметно включено имя Марк. Это Иоанн Марк, автор третьего Евангелия. Марк был двоюродным братом Варнаве, и еще юношей сопровождал Павла и Варнаву в их первом миссионерском путешествии. Но по пути он оставил группу и вернулся в Иерусалим (Деян. 13:13). Отпадение Марка стало причиной того, что Павел потерял в нем уверенность. Позже Варнава хотел взять Иоанна Марка в их второе миссионерское путешествие, но Павел отказался. Павел был настолько против, что Варнава и он расстались из-за этого разногласия (Деян. 15:3739). Апостол Петр, очевидно, взял Марка под свою опеку и помог в его духовном становлении (1 Пет. 5:13). Позже Иоанн Марк хорошо зарекомендовал себя, даже перед Апостолом Павлом.

К настоящему моменту прошло много времени после того, как Павел простил Марка. В конечном счете Марк настолько стал частью служения Павла, что незадолго до своей смерти именно его Павел просил прислать к нему: «Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения» (2 Тим. 4:11).

Прежняя напряженность в отношениях между Павлом и Марком была широко известна в церкви. Этот эпизод даже стал частью содержания книги Деяний. Лука, записавший его, был также известен Филимону; поэтому он включен в список тех, чьи приветы передает Павел в этом Послании. И хотя Павел не говорит этого, сам пример прощения им Марка предстал, как еще одно ободрение Филимону, что он должен правильно поступить по отношению к Онисиму.

Итог

Простил ли Филимон Онисима? Хотя Писание и не говорит ясно о том, как закончился этот инцидент, есть несколько причин предполагать, что реакция Филимона была именно такой, на какую надеялся Павел. Одно ясно, что это Послание Павла оказалось в каноне Нового Завета. Это было частное письмо Филимону, и весьма маловероятно, что он позволил бы, чтобы оно разошлось по церквям, если бы он решил отвергнуть совет Павла.

Более того, если Филимон был волевым человеком, как описывает его Павел, немыслимо, что он отвергнул бы совет Павла. (Если бы он не был верным и благочестивым человеком, как описывает его Павел, то мы имели бы проблему с доверием Священному Писанию). К тому же, если бы Филимон отказался подарить Онисиму прощение, весьма маловероятно, что раннехристианская церковь включила бы Послание в канон без чьего-либо протеста. Поэтому само присутствие этого Послания в каноне — очень сильное подтверждение того, что Филимон поступил так, как просил того Павел.

Исторические данные говорят, что Павел был освобожден из тюрьмы, как и надеялся (ст. 22). Мы знаем, что в оставшиеся годы своей жизни он много путешествовал, и если бы он осуществил все свои планы, он вернулся бы в Колоссы, чтобы самому увидеть, как совершенно примирились друг с другом двое его сыновей в вере.

Спустя несколько десятилетий, вскоре в начале второго столетия Игнатий, один из ранних отцов Церкви, написал три послания Церкви в Ефесе. Первые два послания говорят о пасторе в Ефесе: «Онисим, человек невыразимой любви». Трудно сказать, был ли это тот же Онисим. Если да, то он был старым человеком, вероятно старше семидесяти лет. Если это был другой, более молодой Онисим, он мог быть назван по имени старого раба, который стал пригодным для Апостола Павла.

Только небо раскроет полную правду о финале этой истории. И там, я уверен, мы узнаем, насколько далеко распространяются плоды одного акта прощения. В этом случае семена были посеяны даже прежде, чем Филимон простил, — семена для богатой жатвы духовных плодов, потому что короткое Послание-призыв Павла к Филимону нашло свой путь в Новый Завет, где оно продолжает призывать всех нас прощать других, как Христос простил нас.

А для Павла, Филимона и Онисима примирение разбитых взаимоотношений стало одним из таких возвышенных моментов, когда все торжествовали победу — и Павел, потому что он поучаствовал в радости примирения двух своих дорогих друзей, и Онисим, потому что ему был прощен неуплатный долг, и Филимон, потому что он получил вечные благословения, ниспосылаемые тому, кто прощает.

 

Джон Мак-Артур, Свобода и сила прощения. Славянское Евангельское Общество 2005, Перевод: С. Омельченко


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: