Классовый и социальный антагонизм в России сохраняется даже на скамье подсудимых

В категориях: Политика, экономика, технология


Предпринимателя и правоохранителя в России судят по-разному

Шансы на оправдание у предпринимателя выше, чем у безработного, но ниже, чем у госслужащего, подсчитали эксперты Института проблем правоприменения

Мария Железнова

Чаще всего суды оправдывают подсудимых из числа правоохранителей, реже всего — безработных и заключенных, следует из анализа официальной статистики за 2009 г., который провели эксперты петербургского Института проблем правоприменения (ИПП). Их исследование уголовной статистики и состояния правосудия, часть которого составляет оценка влияния социально-экономического положения подсудимого на исход дела, было представлено вчера в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина.

Обезличенные данные по 0,93 млн подсудимых, прошедших через судебную систему в 2009 г., когда такая информация была собрана впервые, исследователям предоставил Судебный департамент при Верховном суде. Система отличается значительной устойчивостью, данные за 2009 г. отражают многие сложившиеся в ней тенденции, пояснила на презентации эксперт ИПП, бывший следователь Мария Шклярук.

Более высокий социальный статус (госслужащие, топ-менеджеры и предприниматели) означает и большую вероятность оправдания (см. график), и меньшую — вынесения приговора с реальным сроком лишения свободы. Еще выше шансы на оправдание только у представителей самой правоохранительной системы (17,5%), но среди них велика и доля приговоров с реальным сроком — 25,3% (этот процент больше только у безработных и заключенных). Но высокий социальный статус означает и более длинный средний срок лишения свободы: самый большой — у предпринимателей, почти такой же — у правоохранителей и топ-менеджеров.

Эти зависимости могут быть объяснены не только социальным статусом, но и юридическими характеристиками преступлений и предусмотренного за их совершение наказания, отмечают исследователи. Так, доля имущественных преступлений выше всего у безработных (68,3% от общего числа совершенных ими преступлений), коррупционных — у госслужащих (36,6%) и правоохранителей (13,8%), а экономические преступления больше характерны для топ-менеджеров (17,6%) и предпринимателей (16,8%), хотя лидируют в этой группе преступлений безработные.

Математическое моделирование подтверждает, что именно юридические факторы объясняют большинство различий в назначении наказания, но социальный статус тоже имеет значение, указывают исследователи. Иными словами, при прочих равных обстоятельствах подсудимые одного возраста и пола из одного региона, будучи судимы за одно и то же преступление, имеют все же разные шансы на тот или иной вердикт суда в зависимости от своего социального статуса. Если принять за точку отсчета безработного, то у госслужащих, предпринимателей и топ-менеджеров вероятность оправдания на 8% больше, а вот у рабочего — такая же. Вероятность получить реальный срок у топ-менеджера на 17% меньше, чем у безработного, у предпринимателя — на 19% меньше, а вот шансы на условный срок у них не отличаются от шансов безработного. Наконец, нет статистически значимых различий в сроке лишения свободы для предпринимателя и безработного (топ-менеджер получит на два месяца меньше).

Различия проявляются сильнее по одной из самых массовых статей для предпринимателей — мошенничество (ст. 159): вероятность получить условный срок для предпринимателя на 6% ниже, чем у безработного, а срок будет на 2,4 месяца длиннее. Правоохранитель, наоборот, получит на год меньше.

Даже за убийство, бывает, судья дает меньший срок, чем за мошенничество, какому-нибудь гендиректору: предприниматели — часто непонятные для судов люди, рассуждает лидер «Бизнес-солидарности» Яна Яковлева. За посаженным предпринимателем обычно стоит чей-то интерес, этим объясняется суровость наказания, полагает она.

 

«Ведомости» от 18.06.2014, №107

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: