Власть в христианской семье: покорность – средство социальной гармонии

В категориях: Созидая свой внутренний мир


Ларри Кристенсон

Апостол Павел писал: "Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал. 3,27-28). Некоторые люди, вырвав эти слова из контекста, пытаются строить на базе их учение об "огульном" социальном равенстве между мужчиной и женщиной. Но апостол вовсе не это имел в виду.

Речь здесь идет о том, что в своем отношении к Богу, будучи Его детьми, в духовном общении с Христом, в обладании Святым Духом - то есть во всех этих связях с Богом, мужчины и женщины пребывают в одинаковом или равноправном положении.

Однако, это вовсе не "потрясает основы" ни одного из видов тех человеческих взаимоотношений, которые установлены Богом в этом мире. И Павел, конечно, был далек от того, чтобы проповедовать политическое равенство всех людей или "дележку" частной собственности в коммунистическом духе. Так же, как не думал он выступать в пользу современных идей равноправия между мужчиной и женщиной.

Постановление Бога в отношении статуса мужчины и женщины - твердо и неизменно. Оно было провозглашено актом их сотворения и отразилось в природе обоих. Христианство не только не перечеркнуло его, но подтвердило в Новом Завете. И именно на нем зиждется гармония христианского брака. Кажется, признать это нетрудно. Между тем, оно оборачивается проблемой, решить которую удовлетворительно удается лишь немногим христианским парам; в неспособности большинства решить ее как раз и кроется причина стольких несчастных браков.

Согласно представлениям восточных народов, жена создана для того, чтобы пребывать у мужа в рабстве. По представлениям, сложившимся в "романтический период" человеческой цивилизации (позднее средневековье, возрождение), она царит над ним, даруя ему любовь. Обе эти концепции ошибочны, хотя ошибка "романтического периода" - благороднее. И сегодня еще обе крайности не изжиты и пересекаются друг с другом в повседневной жизни. Но истинный христианский идеал - отличен как от той, так и от другой.

Библия учит о подчиненном положении жены по отношению к мужу. Об этом говорится как в Ветхом, так и в Новом Заветах. Подчиненность, зависимость жены уходят своими корнями в характер творения ("Вначале был сотворен Адам, потом - Ева"). И далее - в грехопадении первых людей: Адам не был обманут (пока был без Евы), "но жена, прельстившись, впала в преступление" (1 Тим. 2,13-14). После грехопадения каждый из них понес свою кару. Зависимость жены от мужа была подтверждена, более того, она - возросла. Бог сказал женщине: "В болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою". Адаму же сказал: "Проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят" (Быт. 3,16-19).

Мы можем возмущаться по поводу этих слов сколько угодно. Они есть и пребудут - слова первичного закона, который не переставал действовать во все время нашего существования. Павший человек обязан подчиниться им, чтобы не отдалиться от Бога еще больше. Сопротивлению здесь нет места. Упомянутый закон по-прежнему в силе. Твердо стоят поставленные им преграды. Бремена, наложенные им на нас, нельзя сбросить. На мужчину возложена ответственность управления. Но с нею приходят к нему нелегкие заботы и тяжкий труд на проклятой земле. Выполняя любое из своих земных призваний, он должен вкушать горечь этого проклятия. С радостью выпустил бы мужчина из рук своих бразды правления, если бы одновременно был освобожден от забот и ответственности. Число мужчин, которые в наши дни отрекаются от своей миссии, как главы семьи, свидетельствует об этом.

Женщина не боится "скорби", но жаждет управлять. Ее тяжелейшим испытанием является постоянное принесение в жертву ее собственной воли.

Таким образом, бремя для них обоих - мужчины и женщины - с той целью и выбрано, чтобы как можно тяжелее придавить природные наклонности его и ее. В своем естественном состоянии мужчина и женщина обнаруживают, что их бремя, действительно, является проклятием. Но если оно непереносимо, то удивляться этому не следует - ибо оно и должно быть таковым. Бремя должно быть настолько тяжелым для них, чтобы они не в состоянии были нести его без помощи Божьей. Бремя их жизни должно подталкивать их на поиски Бога.

И если они ищут Его, тогда в проклятии им открывается скрытое благословение. Бремя становится вдвое легче. И служит очищению. Оно проявляет себя как божественное управление, основанное на мудрости и любви; как подготовка к Царству Божьему; делается источником воспитания и образования.

Многие люди, в других отношениях разумные, силой пытаются так перестроить брачные узы, чтобы они действовали противно своей природе. Представьте себе человека, который, спускаясь на автомобиле с горы, пытался бы заставить его лететь по воздуху: смешное, если не трагическое, получилось бы зрелище; ведь конструкция автомобиля вовсе не рассчитана на полет... В браке Бог отвел каждому из супругов определенную роль. Эти соотносящиеся друг с другом роли лежат в его основе. Игнорировать их или пытаться подменить на свой лад - значит подвергать свои семейные отношения опасности развала.

"Но что, если муж принял решение, которое навлечет на семью беду? Не должна ли жена в таком случае взять дело в свои руки, чтобы отвратить угрозу? Предусмотрены ли вообще пределы ее покорности?" (Вопрос этот так и напрашивается).

В Библии читаем: "Жены, повинуйтесь мужьям своим как прилично в Господе" (Кол. 3,18). "Как прилично в Господе", - говорит апостол, т. е. он имеет в виду, что послушание жены не должно быть таковым, чтобы вовлечь ее в греховное дело. Это, однако, не означает, что жена может выступить против авторитета мужа, когда дело касается простого несогласия, скажем, по вопросам ее или их детей духовной жизни.

Андрэ Бустаноби, баптистский пастор в Фуллертоне (Калифорния) указывает, что и Петр и Павел требуют от жены безоговорочной покорности мужу (Еф. 5,24; 1 Пет. 3,1). "Примечательно, что Петр, говоря о послушании, ссылается на пример Сарры, - замечает он, - поскольку Авраам дважды, чтобы спасти свою жизнь, заявляет, что Сарра - не жена ему, и допускает, чтобы ее взяли в дом правителя (Быт. 12,10-20; 20,1-8). Это, конечно, не означает, что жена должна позволить своему мужу и проституткой ее сделать, если ему заблагорассудится".

В одной из церквей Бразилии, через которую приходили ко Христу многие души, столкнулись с такой проблемой: в ряде случаев женщины становились верующими, тогда как их мужья либо оставались безразличными к вере, либо проявляли к ней откровенную враждебность. Некоторые даже запрещали своим женам посещать церковь. Руководство церкви пришло к выводу, что женщины должны подчиниться и с верою просить Бога, чтобы Он изменил сердца их мужей. В результате некоторые из прежде упорствовавших в своем заблуждении мужчин пришли к вере.

Это трудный и спорный вопрос - ведь, резонно можно возразить, что поклонение Богу затрагивает самую основу нашей веры, и здесь больше пристало слушаться Его, чем людей (Деян. 5,29). Но, с другой стороны, это свидетельствует о том, как далеко готов идти Господь, чтобы подчеркнуть важность Им же принятого установления для семьи.

При всем том важно, однако, отличать покорность от рабского подчинения. Жена, которая видит, что суждения ее мужа - неверны или неразумны, должна сказать ему об этом - со всем уважением, но смело и честно. Мнение любящей жены, ее здравый смысл и мудрость - одно из величайших достояний мужчины. Они спасают его от множества ошибок; уметь принять мудрый совет жены составляет его привилегию, входит в его ответственность. Жена, которая равнодушно говорит: "Делай то, что считаешь нужным", не пытаясь высказать своего суждения даже тогда, когда видит, что муж навлекает несчастье на семью, не покорной является, а неразумной рабыней. Она обязана высказать ему все и достаточно решительно. Тон ее должен оставаться уважительным, но в каждом отдельном случае ей не пристало скрывать от него своих сомнений и опасений. Поступив так, она может возложить решение на мужа, уповая при этом на Бога, чтобы привел его к правильному решению.

Покорность не является лишь внешней формой поведения, она соответствует внутренней установке. Жена может быть личностью, придерживающейся твердых искренних мнений, и все же покорной авторитету мужа, если в глубине души уважает его и вполне полагается на него в вынесении и выполнении окончательного решения. С другой стороны, жена, которая едва открывает рот в присутствии мужа и, казалось бы, не подвергает сомнению его решения, даже самые неразумные, может глубоко подспудно лелеять зловеще-мятежные чувства. Рано или поздно Господь поставит ее в такую ситуацию, когда все это вырвется наружу и примет, так сказать, практический оборот, поскольку Он больше заинтересован в состоянии нашего сердца, чем в чисто внешних "поведенческих проявлениях".

Особенно в духовных вопросах мудрый муж с радостью выслушает мнение и совет своей жены. Ведь часто женщины понимают их правильнее и глубже, чем мужчины. Вот как говорит об этом немецкий лютеранский пастор Клаус Гесс: "Физическую жизнь зачинает мужчина, женщина принимает ее от него, вынашивает и производит на свет. В духовной жизни часто происходит наоборот: новое видение и понимание духовной реальности первой приходят женщине; и мужчине надлежит тогда лишь терпеливо воплощать его в своих повседневных действиях".

Если, к примеру, жена замечает, что семья отдаляется от Бога - пренебрегая общими и индивидуальными молитвами, пропуская церковь, чрезмерно увлекаясь разными мирскими делами - она должна, не смущаясь, поделиться тем, что подсказывает ей интуиция, с мужем. Возможно то, что тревожит жену, осталось за пределами внимания ее мужа: ведь, "грехи упущения" особенно легко не заметить. Сказать о них мужу, даже подтолкнуть его к тому, чтобы он взялся за исправление положения, - вовсе не означает перестать быть покорной. В сущности, неправильно было бы со стороны жены хранить в таких случаях молчание. Она просто обязана поделиться с мужем своим прозрением, чтобы он мог спокойно обдумать его и взвесить. Ибо духовное здоровье семьи в равной степени зависит как от проницательности жены, так и от авторитета мужа, стоящего на страже его.

Хранить чуть ли не благочестивое молчание перед лицом мужа, все оставляя на его усмотрение, не является покорностью. Покорность авторитету означает полное предоставление себя в распоряжение того, кто поставлен над тобою. Именно о такого рода покорности христианина перед Богом говорит апостол Павел:

"Представьте себя Богу... и члены ваши Богу в орудие праведности" (Рим. 6,13).

Именно на такого рода покорности строятся взаимоотношения мужа и жены. И если жена утаивает от мужа свои мысли и чувства по тому или иному поводу, значит, она недостаточно покорна, поскольку не предоставляет их в его распоряжение.

Когда она полностью высказала ему то, что думает, тогда она может ответственность за вынесение решения возложить на него и на Бога. Настаивать любой ценой, чтобы муж поступил так, как она считает правильным, ей не следует, но высказать свое мнение можно и должно, иначе семья может лишиться тех благословлений, которые Бог изливает на нее через жену.

Таким образом, подчиненная роль жены не подавляет ее личности. Таков Божий способ выявления ее интеллектуальных возможностей, ее дара проницательности и суждений - без того, чтобы возлагать на нее тяжесть власти и ответственность за решение. Подчиненная или второстепенная роль жены необходима, однако, не только для ее собственного благополучия, но и для поддерживания гармонических отношений как в отдельной семье, так и в обществе в целом.

Доктор Бруно Беттелхейм, видный психолог, директор Ортогенического центра для дефективных детей, с огорчением констатирует, что слишком многие мужья становятся сегодня "помощниками мам" у себя дома. "В бесчисленных семьях, - говорит он, - можно услышать, как жена наставляет мужа: "Покорми-ка ребенка, пока я в магазин схожу", "А почему бы тебе не перепеленать его?" "Одень ребенка, я занята".

"И многие эксперты по проблемам семьи, - продолжает Беттелхейм, - одобряют такое положение. Они даже побуждают современных отцов становиться няньками хоть на несколько часов в день с тем, чтобы подобно матерям "эмоционально обогатиться". Но это глупый совет. Ни физиология, ни психология мужчины не приспособлена для этого. Не следует, конечно, видеть что-то дурное в том, что отец время от времени покормит малыша из бутылочки, если необходимость этого требует, либо если это доставляет ему удовольствие. Дурное или неправильное заключается в представлении, будто от этого он станет лучшим родителем. Когда мужчина пытается быть лучшим отцом, действуя, как мать, он не только статусу отца, но и статусу мужчины соответствует в меньшей степени, чем предназначен к этому. Взаимоотношения отца с детьми не могут строиться, главным образом, на его "материнской" заботе о них. В этом случае он из отца превращается в заместителя матери!"

"Точно также, - развивает свою мысль доктор Беттелхейм, - не возрастает отцовский авторитет мужчины, если его, усталого, заставляют помогать на кухне или как-то иначе "используют по хозяйству". Кроме того, жена, которая перекладывает неприятные ей домашние обязанности на мужа, низводит свои собственные функции в глазах детей.

Многие отцы с самыми добрыми намерениями еженедельно вручают свои чеки жене, а та выдает им на "карманные расходы", совсем как ребенку. Этот подход к делу под девизом "мать знает лучше" свидетельствует, что муж - высокого мнения о своей жене. Но ребенок, наблюдающий этот обычай, не может не прийти к мысли, что папа - такое же "малое дитя" в семье, как он сам.

Это стирание границ между материнской и отцовской ролями может вредно отразиться на детях. Сыновья часто не знают, что значит быть мужчиной, именно потому, что отцы в наше время моют посуду, купают детей и выполняют другую традиционно женскую работу. Поскольку они - мать и отец - делают одно и то же, перед ребенком не возникает четкого образа ни той, ни другого. "Не удивительно, что взрослые, многие мальчики и девочки путают собственные роли", - заканчивает доктор Беттелхейм.

Ответственность следить за тем, чтобы роли мужа и жены не смешивались, лежит на обоих супругах. Поскольку мужчины виноваты в том, что отказываются от своей роли главы дома, а женщины - в том, что эту роль узурпируют. Но легко ли жене сохранять покорность тому, кто перекладывает на нее свои обязанности, отказываясь руководить семьей!

Женская эмансипация дала обществу много необходимых реформ, но имела и крайне неприятный побочный результат: она лишила женщину безопасности и защиты, которые являются ее правом. Женщина сегодня поставлена перед необходимостью решать финансовые проблемы семьи, заниматься общественной работой, воспитывать детей, быть представителем семьи в общине; от нее ожидается последнее слово на семейном совете, и она же является духовным руководителем в семье. И все это противоречит Божьему установлению. Организм обычной женщины не так устроен, чтобы жить ей в условиях постоянного психологического и эмоционального напряжения, выполняя в то же время роль жены и матери, для которой предназначил ее Бог.

То обстоятельство, что некоторые из перечисленных дел женщины выполняют с достаточной компентентностью, лишь камуфлирует невосполнимый урон, наносимый женщине, семье, обществу этим отходом от порядка, установленного Богом.

Не в последнюю очередь и Церковь страдает от тенденции нашей культуры к феминизации. По мере того, как мужчины отказываются от своей роли духовной главы семьи, все больше ответственности ложится на плечи женщин и в церкви.

Женщины ведут уроки в воскресной школе, руководят ассоциацией родителей и учителей; братьев и сестер по церкви тоже навещают большей частью они, и на них же - львиная доля забот о поддержании в порядке здания церкви; в молитве и изучении Библии женщины также на первом месте. Отрекшись от своей миссии, мужчины и в церкви оказываются не у дел. Все, все перекладывают они на жен - семейные обязанности, деятельность в церкви, духовное воспитание детей. Возникает порочный круг: все, что имеет отношение к духовной жизни, принимает женский образ. Девочки верховодят в церковных молодежных группах, как матери их верховодят в церкви. А мальчики растут, следуя примеру отцов и скоро проникаются мыслью, что "когда я стану мужчиной, я сумею отбросить в сторону все эти детские забавы". Как все это не похоже на твердое первоначальное христианство, о котором читаем в Новом Завете: мужчины, исповедовавшие Его, бросали любое свое дело, чтобы следовать за Иисусом; они страдали от непонимания, трудностей, преследований и даже шли на смерть - потому что обрели в Нем Учителя и Господина, которому до последней капли принадлежали их любовь и верность.

Можете ли вы представить себе Петра, посылающего свою жену в храм, чтобы отстаивать христианский путь перед лицом Синедриона? Или Павла, позволяющего своей сестре распределять дары, собранные для бедных в Иерусалиме? Не следует ошибаться: женщины играли в ранней Церкви жизненно-важную роль; христианское движение распространялось вширь в немалой степени благодаря их преданной работе и свидетельствованию. Но управление Церковью оставалось в руках мужчин. Своей ответственности они на женщин не перекладывали.

Церковь опять обретет свою силу и духовный авторитет, как только мужчины вновь займут руководящее место в ней. Церковь, в которой мужчины станут собираться в утренние часы для молитвы; где они станут вести старшие классы в воскресной школе; где особенно преданные Христу мужчины станут навещать как членов своей церкви, так и тех, кто не принадлежит к ней; где во главе с пастором будет собираться совет, состоящий из духовно зрелых мужчин - не только для того, чтобы обсудить надбавку к жалованью церковного сторожа на следующий год, но с целью выработать духовные тон и направление конгрегации, - такая церковь восстановит равновесие, предусмотренное Богом для Тела Христова. И более всего будут радоваться этому женщины, потому что отсутствие мужского авторитета в церкви в каком-то смысле еще болезненнее для них, чем отсутствие его в доме. Женщина, сидящая со своими детьми в церкви, тогда как муж ее остался дома, чувствует себя особенно одинокой. Возможно, ни в каком другом месте не ощущает она так остро свою нужду в "духовной главе", как в присутствии Бога, учредившего этот высший порядок.

Бог дал женщине большие таланты и возможности. Интеллект женщин не ниже мужского, а жизнеспособность и эмоциональная стойкость - зачастую выше. И Он не хочет, чтобы они хоронили свои способности, но желает направить их в соответствующее русло.

Первостепенная ответственность жены состоит в том, чтобы отдавать себя, свое время и энергию мужу, детям и дому. Это не означает, что женщины не могут занимать ответственное руководящее положение и в то же время быть в плане Божьем. Ведь и Сам Господь оказывал им особую честь: они последними отошли от Креста и первыми пришли к Его могиле. Именно женщине, Марии Магдалине, первой явился Иисус после своего воскресения. Из Ветхого Завета мы узнаем о Мариам, которая послужила орудием спасения младенца Моисея; о Деворе, которая руководила израильтянами (во время отступления Израиля от Бога), как пророчица и судья; об Эсфири, мужественной царице, спасшей народ свой от гибели.

Новый Завет тоже повествует о благословенных женщинах, таких как Анна (вдова), Лидия, одна из первых обращенных, духовная дочь Павла, имела хорошее звание у людей, Мария (благословенная среди жен), мать нашего Господа была всего лишь скромной женщиной, исполнившей свое предназначение в качестве жены и матери в том доме, в который Бог поместил ее.

 

Ларри Кристенсон, Христианская семья, Изд-во Slavic Gospel Press, Chicago. 1991

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: