reveal@mirvboge.ru

Любовь и закон

В категориях: Трудные места


Дуглас Дж. Моо

Настойчивое требование Христа к ученикам, что любовь должна быть краеугольным камнем всего - хорошо известно. Какое влияние это учение Христа о любви оказывает на актуальность заповедей Моисея? По этому поводу существуют три наиболее распространенные точки зрения: (1) любовь пришла на смену закону (любовь вместо закона); (2) любовь - это критерий, по которому оценивают значимость заповедей Моисея (любовь выше закона); (3) любовь - центральное требование закона, без которого исполнение остальных требований не имеет смысла (любовь - основа закона).

Здесь я попробую доказать, что элементы второй и третьей точек зрения можно найти в Христовом учении.

Самым первым доказательством служит то, что Христос выделяет любовь к Богу (Второзаконие 6:5) и ближнему (Левит 19:18) в главнейшую заповедь закона (Матфея 22:34-40; Марка 12:28-34; ср. Луки 10:25-28). На этих двух заповедях, по словам Христа, «утверждается [крематай] весь закон и пророки». Как мы выяснили, выражением «закон и пророки» Матфей отмечает повеления Ветхого Завета. Христос говорит, что все остальные заповеди покоятся на этих двух, как дверь на петлях - без них исполнение закона кончится ничем.

Повиновение всем заповедям закона без проявления любви к Богу и ближнему бесполезно и бессмысленно. Следовательно, Иисус не говорит о замене закона любовью, а о том, что любовь - основа и жизнь закона. Подобным образом, Иисус упрекает иудеев за то, что при крайне щепетильном соблюдении закона о десятине они пренебрегают «важнейш[им] в законе: суд[ом], милость[ю] и вер[ой]» (Матфея 23:23, вероятно ссылаясь на Мих. 6:8). И опять-таки, Господь говорит не о замене законов о десятине этими требованиями, а о том, что иудеям следовало бы уделять больше внимания требованиям более высокого порядка, «не пренебрегая прежними».

Все же Иисус устанавливает любовь краеугольным камнем Своего понимания и толкования закона, и она становится силой толкования и применения Божьей воли, явленной в законе. По крайней мере в трех случаях Иисус заявил о том, что любовь к ближним, или «милость», важнее жертвоприношений (Матфея 9:13; 12:7 [цитаты из Ос. 6:6]; Марка 12:32-34). Сохраняя пророческую традицию, Иисус, видимо, просто настаивает на первенстве любви в этих заповедях. Однако применение этого принципа к закону о субботе (Матфея 12:7) наводит на мысль, что Иисус не ограничивается лишь этим.

По крайней мере, в шести различных случаях (Матфея 12:1-8 = Марка 2:23-28 = Луки 6:1-5 = Матфея 2:9-14 = Марка 3:1-6 = Луки 6:6-11; Луки 13:10-17; 14:1-6; Иоанна 5:1-15; 9:1-12) Иисус или Его ученики нарушают общепринятое учение иудеев о должном соблюдении субботы. Хотя ничто из содеянного не нарушало писаного закона, совершенные Христом исцеления, которые могли бы подождать следующего дня, определенно «расшатывали» каноны. Однако более важными представляются ответы Христа иудеям, критикующим Его и Его учеников. По этой самой причине цитирование Иисусом Осии 6:6 (Матфея 12:7) представляет особый интерес, поскольку в параллельном месте Евангелия от Марка Христос заявляет, что «суббота для человека, а не человек для субботы» (Марка 2:27).

Таким образом, он дает понять, что забота о благополучии ближнего играет не последнюю роль в толковании заповеди о соблюдении субботы.

Однако главное оправдание «работы» в день субботний - христологическое. Это очевидно из дискурса в 5 главе Евангелия от Иоанна, а также из некоторых нюансов в синоптических отрывках. Христос оправдывает учеников, подбиравших колосья в субботу, проводя параллель с Давидом, который незаконно съел хлеб предложения, проголодавшись со своими людьми. (Матфея 12:3-4 = Марка 2:25-26 = Луки 6:3-4; ср. 1 Царств 21:1-6). На первый взгляд может показаться, что Господь ведет к принципу превосходства нужды над скрупулезностью исполнения закона. Однако Христос преследует противоположную идею. Из примера о храме и священниках, в следующих двух стихах (12:5-6) следует главный христологический вывод: сколь невиновны в нарушении закона священники, служащие в храме в субботу, и Давид, вкусивший с соратниками священный хлеб, столь невиновны в нарушении субботы и ученики, ибо они служители и последователи Того, Кто величественнее храма и Давида.

Христологический акцент особенно отчетливо прослеживается в кульминации этого эпизода во всех трех первых Евангелиях: «Посему Сын Человеческий есть господин и субботы». Как мы замечали, эти слова служат подтверждением вышесказанному: Иисус заботится больше не об установлении точного значения и применения Моисеева закона, а об утверждении Своего права установить то, что было величественней закона и служило его исполнением. Хотя Христос, безусловно, не проповедует отмену заповеди о субботе, Он смещает акцент с закона на Себя, Господина субботы, и таким образом заменяет его принципом, которым в последствии церковь объясняла несоблюдение субботы.

Таким образом, Иисус ставит любовь центром закона, слегка смещая акцент в пользу любви как критерия в толковании закона. Но Он никогда не считал, и это можно с уверенностью утверждать, что любовь отменяет заповедь.

 

Дуглас Дж. Моо, Закон Христов как исполнение закона Моисеева

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: