«Смерть! где твое жало?»

В категориях: Наставь и научи


Возможно ли говорить о легкой и даже приятной смерти? Кажется, какой это странный вопрос! Может ли быть смерть, например, столь же не страшна, как хотя бы рождение? Но приятна или не приятна для людей мысль о смерти, все же рано или поздно умереть придется всем. Смерть может быть гостьей очень ранней, может быть и поздней, хотя люди почти всегда считают приход ее слишком ранним, и вообще несвоевременным, нежеланным. Однако поскольку смерти никому не избежать, тема эта очень насущна и необходима, и размышлять о смерти и быть к ней готовыми следовало бы всем людям. Думать о ней надо глубоко, серьезно.

Слово Божье говорит: «Последний же враг истребится — смерть...» (1 Кор. 15, 26). Можно ли действительно представить себе смерть истребленной? Ведь она постоянно, уже с самого начала, от времени грехопадения прародителей, много тысячелетий только то и делает, что без спросу и против нашего желания вторгается к нам и, как неумолимый жестокий враг, уносит в вечность поколение за поколением, забирая с собой то одного, то другого из любимых и близких нам людей, угрожая одновременно и нам самим. Для чада Божьего смерть уже «лишена жала». Прощенный грешник, принятый Богом и облагодатствованный Им во Христе Иисусе (Еф. 1, 6—7), он пережил это на личном опыте. И поэтому, когда спрашивают, как могут истинные христиане не дрожать перед лицом смерти и встречать ее без ужаса, — ответ вполне ясен и прост: такое отношение к смерти возможно лишь потому, что в Голгофской победе Христа и в Его воскресении «смерть поглощена победой», «смертью смерть попрана» и участниками (или причастниками) в победе Христовой сделаны все принявшие Его спасение.

Когда умирают наши близкие, тогда и сами мы вплотную подходим к грани вечности, ибо присутствуем при их уходе туда. Кто-то от нас ушел, ушел навсегда, чтобы больше не вернуться, а мы... мы остались осиротевшими.

Если поглубже вдуматься, то как, в сущности, поразительно, что, находясь среди близких нам людей, как и вообще среди людей, независимо от близости их к нам, мы самих-то людей никогда и не видим. Видим мы только их тела, внешнюю их «хижину», в которой люди лишь временно обитают, но не их самих. Сами же мы и они — как дух человека — невидимы. Дух проявляет себя в теле и чрез тело, сотворенное Богом, соответственно нуждам духа. И это он, дух человека, мыслящий, любящий, надеющийся, строящий планы и пр., открывает себя чрез тело. И когда кто-то из дорогих нам людей умирает, мы опять-таки не их видим уходящими и не их предаем земле, а только ставшее теперь мертвым и безжизненным тело их. Оно никуда не уходит, а остается здесь, по эту сторону вечности, и вскоре начинает распадаться. Тело это бессильно явить нам жившего в нем и уже ушедшего духа человеческого, с которым было все наше земное общение. Вышел дух из тела, и нет его больше в нем. Но хотя среди нас дух этот отсутствует, где-то в другом месте он реально присутствует. И если это возрожденный Богом дух искупленного чада Его, спасенного во Христе, то Слово Господне говорит, где он сейчас находится: он «вышел из тела и водворился у Господа», он разрешился и находится со Христом, что несравненно лучше.

Как узнать яснее, что именно происходит по ту сторону земной жизни? Сам Господь Иисус Христос и есть раскрытие и подтверждение тайны невидимого мира. Был Господь на земле, имел общение с людьми; потом был распят, совершил Собою искупление; затем воскрес из мертвых, являлся ученикам Своим в воскресшем Теле и имел с ними личное общение; далее Он вознесся на небо — в сферу пока еще невидимого для нас духовного мира, а потом вновь явился и дал увидеть Себя одесную Отца в славе Своей, например, первому мученику Стефану.

Для нашего назидания и духовного укрепления и ободрения Слово Божье сохранило подробную запись этого явления Христа.

Люди, скорые на осуждение, могут спросить, а что же Бог, собственно, сделал для Стефана посредством этого видения? Да прежде всего то, что Бог освободил сердце Стефана от опасности появления в нем горечи против убийц и дал ему возможность даже молиться за них.

Спасение Божье делает смерть легкой. Бог и утешил, и вознаградил сердце Стефана в ту минуту, дав ему победу над ненавистью врагов, а также и над своей физически мучительной смертью. Дал ему Бог видеть славу Свою и ту встречу, какая ожидала дух Стефана пред престолом Божьим. И мученик Христов мирно почил, безопасно достигнув пристани небесного блаженства!

Заканчиваем мы эти краткие размышления словом предостережения не примирившимся с Богом во Христе душам: «...человекам положено однажды умереть, а потом суд...» (Евр. 9, 27), а также напоминанием всем Евангелия, т. е. благой вести, что Христос умер за нечестивых (Рим. 5, 6).

Итак, что же может сделать смерть легкой? Знание, что Бог простил грехи и несомненная достоверность Царства Небесного и вечного блаженства искупленных со своим Господом и Спасителем!

 

Вестник истины, 1, 1989

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: