reveal@mirvboge.ru

Запад стал растленным, когда стал либеральным

В категориях: Падая и поднимаясь


Юлия Латынина, обозреватель "Эха Москвы"

 

Задолго до всяких исламистов в мире много было всяких людей, рассказывающих о том, какой растленный Запад, а какие они крутые, какие они духовные.

Таких людей в истории XIX-го и XX-го века было полно. Было восстание ихэтуаней в Китае мое любимое, которые рассказывали, что они неуязвимы для варварских пуль и ночью летают над вражескими городами – Лондоном и Парижем - сея чуму. Не было у них телевизионных проблем, поэтому они рассказывали не как Дмитрий Киселёв про Россию, которая может нанести ядерный удар по США, а просто в узком кругу.

И, вот, поскольку тогда еще не было международной бюрократии и левой идеологии, ну, вот, как-то Запад не сообразил, что он имеет дело с уникальным проявлением самобытной культуры, и просто длинноносые варвары с Запада расстреливали ихэтуаней и как-то, вот, оказывалось, что пули действуют.

Было знаменитое восстание Махди, 1881-й год, когда исламистские фанатики под руководством человека, объявившего себя пророком... Там сложная система согласований. То есть он объявил себя пророком, но не таким пророком как Мухаммед. То есть он по исламской идеологии пролезал.

Так вот они вырезали английские войска во главе с китайцем Гордоном. И вместо того, чтобы начать мирный процесс, заняться поиском компромисса, англичане подождали, подождали довольно существенно, они подождали, пока они обзавелись пулеметом Максим (на это у них ушло, по-моему, лет 17), и в 1898 году в битве при Омдурмане выкосили всех сторонников Махди. Собственно, Махди к этому времени уже умер, но остался его преемник. Причем, махдистов погибло 10 тысяч человек, а англичан погибло 47 штук, потому что оказалось, что Аллах против пулемета Максим помогает плохо.

Был замечательный распространенный с конца XIX века культ в Меланезии, культ карго, жрецы которого учили, что все замечательные вещи, которые есть у белых, - консервы, ружья, одежда, лодки – всё это подарки духов предков, которые посланы, на самом деле, хорошим меланезийцам духовным, а, вот, проклятые белые их по дороге отобрали. Кстати, с разновидностью культа карго я встретилась как раз в Донецке, где один из местных товарищей, ополченцев, объяснял мне, что 80% изобретений в мире сделаны русскими людьми. Ну, вот, видимо, плодами их почему-то пользуется проклятый Запад, всё просто по культу карго.

И как я уже сказала, все вот эти вот вещи – ни ихэтуани, ни культ карго, ни восстание Махди – не оказывали большого влияния на судьбы мира. И, в общем, к середине XX века те правители мусульманского Востока, которые хотели сделать из своей страны что-то приличное, они как раз занимались модернизацией как Ататюрк.

И проблема... Пока Запад был силен, исламисты были слабы. Я еще раз повторяю, нет какого-то сильного движения Исламское государство, а есть бесконечная слабость Запада. И даже тот же самый аль-Багдади - есть совершенно потрясающая деталь, которая заключается в том, что он был отпущен из иракской тюрьмы американцами в 2009 году. Попрощался с американцами, сказал «До встречи в Нью-Йорке».

Как вы думаете, что в это время писали мировые либеральные и не либеральные СМИ? Они, наверное, могли удивиться, что на волю отпускают нового Бен Ладена, потому что человек уже тогда был, в общем, мягко говоря, влиятельным персонажем и буквально в следующем году стал главой как раз исламского государства Ирака и Леванта.

Вместо этого, естественно, писали, нам рассказывали об ужасах Абу Грейб и пытках в Гуантанамо. Кстати, Бен Ладена до 2001 года, до даты взрывов башен-близнецов тоже могли убить американцы раза три. Каждый раз стеснялись, потому что рядом были какие-то лица, которых в случае этой ликвидации непременно Human Rights Watch и Amnesty International, и прочие хорошие люди доброй воли назвали бы гражданскими людьми.

И в этом смысле, вот, страшно, что общества, которые строятся на основе подобных идеологий, они... С одной стороны, их Запад не трогает. Вот, понятно, что не надо считать то, что сейчас происходит в Донецке, и, там, то, что сделал Путин в Крыму, вызовом мировому порядку. Уж вызов мировому порядку, ну, извините, ребята, начинается с исламистов. А у нас всё то же самое, только без Аллаха и гораздо слабее.

Но поразительно сходство и поразительно... Вот, обратите внимание, что там есть люди, которые являются явно исламистами, но воюют против украинских фашистов за русский народ. И, вот, в одном из репортажей я нашла совершенно замечательный монолог товарища, которого зовут Рафи и который является товарищем воюющего в Донецке Палестинца (Палестинец – это тоже позывной). И вот этот Рафи говорит «Я оказался в Донецке по доброй своей воле. Здесь люди не хотят быть в однополых браках, не хотят тех ценностей, которые Запад нам выставляет. Я как мусульманин, Аллах велик, пришел сюда по доброй воле, потому что в Коране есть аяты, что если что-то происходит плохое, то постарайтесь предотвратить».

Меня очень занимает эта мысль, что нет разных деструктивных мемов (ходячих идей), направленных против западной цивилизации. Есть один и тот же деструктивный мем. Но, все-таки, следует задуматься, с какой стати мы оказались по обе стороны одного и того же конфликта.

 

Эхо Москвы, 05.07.2014


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: