reveal@mirvboge.ru

Желание спасать души

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


Г. X. Макинтош

Какое место занимает Слово Божье в работе евангелиста.

Нет нужды доказывать, как тесно связано драгоценное Слово Божье с действием Святого Духа. Они неразрывно соседствуют в знаменитых словах, сказанных Господом Никодиму, в словах, так мало понимаемых и применяемых: "...если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие..." (Иоан. 3, 5).

"Вода" символизирует здесь Слово Божье. Слава Богу, мы не разделяем неверного мнения, что человек посредством ритуала водного крещения получает рождение свыше. Мы полностью признаем необходимость крещения для всякого возрожденного верующего и считаем, что обряд не заменяет искупительную смерть Христа, возрождающую силу Духа Святого и живительное Слово Божье.

Итак, Слово Божье — это великий инструмент в деле евангелизации. Многие места Писания утверждают эту истину так ясно и решительно, что не остается места для споров. "Восхотев, родил Он нас словом истины..." (Иак. 1, 18); далее: "...как возрожденные не от тленного семени, но

от нетленного, от Слова Божия, живого и пребывающего в век" (1 Пет. 1, 23). Я ссылаюсь на эти места потому, что они имеют прямое отношение к нашей теме. "Ибо всякая плоть — как трава, и всякая слава человеческая — как цвет на траве, засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает в век. А это есть то слово, которое вам проповедано" (1, 24).

Последнее предложение особенно ценно для евангелиста. Оно совершенно особым образом связывает его со Словом Божьим как с инструментом, единственно необходимым и всеобъемлющим для употребления в этой славной работе. Благовестник передает народу Слово Божье, и чем проще он это делает, тем лучше. К чистой воде, текущей от сердца Божьего к сердцу грешника, не должен примешиваться привкус канала, по которому она течет. Евангелист проповедует Слово Божье и делает это в простой зависимости от Святого Духа. В этом — истинный секрет успеха проповеди.

Настаивая на этой фундаментальной истине — а не настаивать на ней нельзя,— я далек от мысли, что евангелист должен представить слушателям истину во всем ее объеме. Считаю это мнение большой ошибкой. Он должен оставить эту задачу учителям или пасторам. Очень многие наши проповедники считают главной задачей раскрыть истину, а не достичь сердец, поэтому "стреляют выше голов" слушателей. Многие остаются довольными, если скажут очень яркую проповедь с интересным и поучительным разъяснением Писания, порой, весьма ценную для народа Божьего; но необращенные слушатели остаются нетронутыми, недостигнутыми, непробужденными. Для них через такую проповедь ничего не было сказано. Он был больше занят своей проповедью, чем грешниками. Помни: самый успешный евангелист тот, который не теряет из виду грешников, чье сердце склоняется к спасению душ, кого любовь к погибающим доводит до самоотречения. Это человек не просто открывающий истину, но тоскующий по душам; приобретение их — печать его служения.

Утверждая это, я вполне сознаю, что Слово Божье — великий инструмент в деле спасения душ. Этот факт никогда нельзя упускать из виду и никогда нельзя ослаблять его значение. Важно не то, как этим инструментом обрабатывается материал, а то, что только "Словом истины" может быть возрождена душа.

Эту Божественную истину мы должны всегда иметь в нашем разуме. Встречаются проповедники Евангелия (особенно, если они долго остаются на одном месте), которые склонны оставить самую благословенную сферу служения евангелиста и превратиться в учителей и лекторов.

Господь в последнее время неизмеримо углубил в моей душе сознание огромной важности ревностной евангельской проповеди. Сохрани меня Бог подумать, что работа учителя или пастыря менее важна. Считаю, что для всякого любящего Христа, — великое удовольствие пасти и охранять драгоценных ягнят и овец стада Христова, которое Он приобрел Своей Кровью.

Но чтобы овец кормить, надо сначала их собрать. Как же их соберешь, если не через ревностную проповедь Евангелия? В этом и заключается великий труд евангелиста: с громкой трубой Евангелия собирать овец в темных горах греха и заблуждений. Я убежден, что он может выполнить свою задачу наилучшим образом не через детальное объяснение истины, не через лекции, какими бы ценными и поучительными они ни были, не через толкование пророчеств или вопросов вероучения (оно ценно на своем месте), но через усердную, целенаправленную ревностную работу с бессмертными душами. Здесь нужен голос предупреждения, серьезный призыв, верное представление о "правде, воздержании и грядущем суде"; пробуждающее напоминание о смерти и осуждении, отрезвляющее разъяснение об ужасной реальности озера огненного, "где червь не умирает, и огонь не угасает".

Сегодня, как никогда, мы особенно остро нуждаемся в пробуждающих проповедниках. Я вполне понимаю, что учение Евангелия и проповедь Евангелия одинаково необходимы. Апостол Павел был учителем Евангелия (Рим. 1, 11) и его проповедником (Д. Ап. 13 или 17 гл.). Это крайне важно во все времена, тем более сейчас, когда у нас есть много так называемых "приближенных", которым нужно раскрыть полное, ясное, возвышенное Евангелие Воскресения.

Признавая все это, я убежден, что для успешной евангелизации нужно не столько раскрытие большого объема истины, сколько сильная любовь к душам. Посмотрим на выдающегося евангелиста Джорджа Уайтфильда. В чем, по-твоему, был секрет его успеха? Ты читал его проповеди. Нашел ли ты в них обширное изложение истины? — Сомневаюсь. Я был удивлен как раз обратным. Но у него было то, чего ты и я можем лишь пожелать и стараться развивать в себе — это пламенная любовь к душам, жажда их спасения, сильнейшее пробуждение их совести, смелый, пылкий, откровенный разговор с людьми о их прошлых делах, о их настоящем состоянии и будущей участи!

Да, этим человеком Бог владел всецело и неизменно благословлял его. Говорю это так, как будто нахожусь перед очами Божьими: если бы наши сердца были заинтересованы спасением душ, то Бог употребил бы нас для Своего славного дела. И наоборот, если мы предаемся иссушающему влиянию холодной, бездушной, безбожной веры в судьбу, если довольствуемся формальными и официальными выражениями евангельских истин — что может быть печальнее?! Если, грубо говоря, мы проповедуем по принципу "будь что будет" ("спустя рукава"), то надо ли удивляться, что у нас нет обращений? Удивительным было бы обратное!

Хотелось, чтобы все, кто занят евангельским трудом, серьезнее посмотрели на эту великую проблему. Это привело бы их к важным и беспристрастным размышлениям. Конечно, вокруг нас много опасностей, много противоречивых учений. Но я не могу понять, как может любой христианин оставаться спокойным, уклоняясь от ответственности за поиск душ. Кто-то скажет: "Я не евангелист, это не мое служение; я большей частью учитель или пастырь". Я вас понимаю, но скажите, может ли настоящий учитель или пастырь не выходить на поиск душ? Я ни на миг не могу допустить этого!

Скажу больше: даже если у человека совсем мало способностей или вообще нет никаких особых дарований — все равно он должен развивать в себе страстное желание спасать души.

Правильно ли пройти мимо горящего дома и не закричать о тревоге, даже если рядом нет пожарной бригады? Разве не стали бы мы искать возможности спасти утопающего, хотя на берегу нет спасательной лодки? Кто из нас в этих случаях остался бы бесчувственным наблюдателем? Точно так: имея дело с душами, не столь важно обладать дарованием или особым познанием истины, как важно иметь рвение в искании душ — острое чувство опасности, в которой они находятся, — и желание их спасти.

 

Вестник истины, 1, 1989

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: