Бог как объект науки

В категориях: Политика, экономика, технология

Першин Юрий Юрьевич. К. филос. наук, доцент

 

Если мы коснемся теологии в аспекте доказательства бытия Бога, то нам придется констатировать, что теология представляет собой систему рациональных доказательств, применяемую и выстраиваемую на основании заранее неочевидных и недоказуемых посылок. В самом деле, формальной логике безразлично, для доказательства чего ее применяют. Она может оперировать как с реальными объектами, так и с совершенно фантастическими, выдуманными. Следовательно, объектом для логических упражнений мы можем взять и Бога.

Однако такого рода рациональные доказательства бытия Бога, вошедшие в историю еще в средние века, не устраивают политических теологов. К примеру, А. Брехт в свое время предлагал провести «научный» анализ бытия Бога и его реальности. Он выступал против научного подхода, который заключает бога и его реальность в скобки как интер-субъективно невозможные. Существующий научный подход, по его мнению, относится к заключенному в скобки Богу как к несуществующему. «После пятидесяти лет заключения Бога в скобки мы должны быть готовыми к тому, чтобы убрать скобки, признать скрытое присутствие Бога в политических теориях двадцатого века, и при этом продолжать исполнять функции ученых-политологов – четко разграничивать простые спекуляции, гипотезы, предположения и допущения, личные верования от научно проверенной информации, пригодной для интер-субъективного восприятия» [2, 156-157].

Иными словами, Брехт считает, что существующую в науке «негативную» позицию, т.е. принимающую несуществование Бога, следует сменить на «позитивную», признающую существование бога. Но в науке не все так просто, и если только попытаться вывести, как предлагает Брехт, Бога из скобок, то сразу же возникает проблема достаточности оснований для утверждений о его существовании, иными словами, все опять сводится к проблеме доказательства бытия бога. В этом вопросе точка зрения Брехта похожа на кантианскую: мы не можем ни доказать существование Бога, ни опровергнуть его, так как проблема доказательства бытия Бога выходит за рамки научных проблем. Получается, что Брехт, в духе политической теологии, предлагает снять скобки и признать существование Бога без всяких на то оснований. В науке такое неприемлемо.

Помимо этого, предложение Брехта по «снятию скобок», не устраивает не только ученых, но и теологов. Для первых это слишком «ненаучно», для вторых – слишком «научно». Х. Юнг по этому поводу убежден, что мы не можем отрицать очевидных «взаимоотношений» между Богом и политикой [10, 42], однако бытие Бога невозможно верифицировать, и, следовательно, нам необходимо различать религию как предмет научного исследования от религии как источника знания.

Наука не считает религию источником знания, и такая позиция не дает возможности относиться к Богу как к существующему. Научная рациональность пока достаточно успешно отстраняется от религиозной рациональности. Однако она может испытывать сильное давление со стороны последней, входить с ней в своеобразный симбиоз. К примеру, объясняя политическую амбивалентность религии, Д. Филпотт говорит о том, что политическая теология – это набор идей о том, как религиозное объединение влияет на легитимную политическую власть. Политическая теология может быть сложной и заумной, простой и популярной. Иногда политическая теология приобретает для обычных людей статус «здравого смысла», который американцы, к примеру, считают основанием разделения церкви и государства [21, 507-508].

Стратегия политической теологии, скрывающейся за определением, данным Д. Филпоттом, как раз опасна именно пониманием, что «религиозное объединение влияет». Пример такого прямого концептуального влияния религиозных доктрин на науку через религиозную группу и члена такой группы, носителя религиозных доктрин, очевиден в случае уже цитированного нами А. Брехта. Здесь определение политической теологии Филпотта может зазвучать по-другому: это набор идей о том, как религиозное объединение влияет на науку. Содержание этого влияния определяются религиозными доктринами, которые это объединение поддерживает и проповедует.

В своем замечании Филпотт очень точно показал понимание того, как религия в лице соответствующих религиозных организаций формирует свой рациональный дискурс, претендующий на доминирование и тотальность не только в политической сфере, но и в сфере науки. Создается ситуация, когда мифорелигиозные идеи настолько глубоко входят в сознание человека, что становятся совершенно обыденными, обуславливающими такое «критическое» и «рациональное» восприятие реальности, в котором религиозные постулаты и догмы находятся вне критики и воспринимаются как нечто само собой разумеющееся.

В самом деле, надо быть достаточно наивным, чтобы не понимать, что допустив однажды теологию к проблеме легитимизациии государства и государственной власти, мы получим агента влияния на все сферы социальной жизни, в том числе и на независимую пока от теологии науку. Введение Бога в науку закономерно приведет к изменению топологии научной рациональности, введению в научную сферу областей знания, ранее не считавшихся научными. Нельзя исключить того, что изменение топологии научной рациональности, которое закономерно сделает бога «другом», не привнесет в науку категорию противостоящего ему «врага», как это и положено для политико-теологической науки, или конфессиональной науки (скажем иными словами, знакомым нам термином: «партийной» науки).

В XXI веке социогенная религиозность, присвоив себе монополию на «духовность», может существовать преимущественно в условиях политического дискурса, а следовательно, в условиях использования политического и административного ресурса, т.е., фактически в условиях латентной теократии. Это предполагает постепенное сближение и пересечение политического и религиозного дискурса, и их интенсивное влияние и проникновение в рациональный научный дискурс.

ЛИТЕРАТУРА:

2.    Brecht A. Political Theory: The Foundations of TwentiethCentury Political Thought. Princeton: Princeton University Press, 1959.

10.    Jung, H. Y. God, Man and Politics: The Political Philosophy and Theology of Jacques Maritain. Dissertation. University of Florida. Social Sciences Monographs No. 7, Summer 1960, February, 1962.

21.    Philpott, D. Explaining the Political Ambivalence of Religion // American Political Science Review. Vol. 101, No. 3 August 2007.

 

Личность. Культура. Общество. Т. 13, вып. 1 (6162), 2011. С. 246252.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: