Церковь, проповедующая миру Евангелие Христа, идет по пути возрождения

В категориях: Общество, Церковь и власть

Чудеса природы следуют за плугом

Э. У. Тозер

...Распахивайте у себя новину, ибо время — взыскать Господа, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду. Осии 10, 12

Хорошо известны два вида почвы: целина и пашня, то есть непаханая земля и земля, где прошел плуг.

Мы знаем, что целинная почва тверда, необщительна, потому что избежала встряски плугом и перемешивания бороной. Такое поле, оставаясь год за годом невспаханным, становится любимым пристанищем ворон и соек. Если бы оно могло думать, то, наверно, было очень довольно своей репутацией: у него невозмутимое спокойствие, оно прекрасно вписывается в природу; ему можно смело рассчитывать на то, что останется таким, как есть, тогда как другие поля то и дело меняют коричневый цвет на зеленый, а потом обратно, и так — бесконечно. Безопасное и непотревоженное, праздно раскинулось оно на солнце, как иллюстрация сонного самодовольства. Но за свой покой поле платит жуткую цену: никогда не увидит оно чуда роста семени, никогда не ощутит движения поднимающейся жизни, не увидит прелести созревших зерен. Оно никогда не узнает, что такое обильный плод.

Прямо противоположно этому обрабатываемое поле. Оно отдает себя всем тревогам жизни. Оно открыто для плуга, который приходит на него, как всегда, практичный, безжалостный, деловитый и нетерпеливый. Покой его нарушен криками крестьян и грохотом техники. Поле претерпевает муки перемен: его опрокидывают, переворачивают, расшибают и крушат; но за все труды его ожидает верная награда. Семя прорастает и тянется к свету, проявляя чудеса жизни, пытливо исследуя окружающий его мир. Все, что рука Божья привела в действие с незапамятных времен, теперь обновляется на поле новым творением. Новая жизнь рождается, растет, зреет и раскрывает заложенные в посеянном зерне великие жизненные силы. Чудеса природы следуют за плугом.

Точно так есть два образа жизни: целинный и вспаханный. За примерами целинной жизни не надо далеко ходить: их среди нас — великое множество. Человек, живущий невспаханной жизнью, удовлетворен сам собой и тем плодом, который он когдато принес. Такой человек не желает быть потревоженным. Он смотрит свысока и снисходительно улыбается по поводу пробуждений, постов, самоисследования и всех остальных мучительных процессов, сопровождающих плодоношение и рост. Дух поиска и риска мертв в таком человеке. Он, как старое поле, тверд, уверен, всегда занимает свое обычное место, консервативен и даже чемто напоминает межевой знак. Но он бесплоден. Трагедия такой жизни в том, что она застыла как в размерах, так и в содержании. «Быть» поставлено в ней на место «становиться». Самое худшее, что можно сказать о таком человеке, что он есть то, чем сам захотел быть. Он отгородился от всего и тем самым отмежевался от Бога и от Его чудес.

Распаханная жизнь — это та, в которой через покаяние разрушена возведенная грехом изгородь и плуг исповедания глубоко врезался в душу. Обличения Духа, сознание своей несостоятельности и удрученность бесплодной жизнью произвели полное сокрушение сердца. В такой жизни снята самозащита и отвергнуто самосохранение от всех жизненных опасностей. Недовольство собой, жажда исполнить волю Божью, мужественное подчинение ей, — все это разбивает и переворачивает почву до тех пор, пока она не станет пригодной к посеву. И как всегда, за плугом следуют чудеса. Жизнь и рост приходят тогда, когда Бог «дождем прольет правду». Тот, кто это пережил, может засвидетельствовать: «...рука Господня была крепко на мне» (Иез. 3, 14).

Соответственно этим двум видам жизни в истории народа Божьего наблюдается две фазы: динамичная и статичная.

Динамичными периодами были те героические времена, когда народ Божий пробуждался на дело Господне и бесстрашно выходил благовествовать миру. Бездействие сменялось риском вдохновленного Богом продвижения вперед, и сила Божья неизменно сопровождала такие дерзновенные дела. Чудеса Божьи проявлялись там, где Его народ шел вперед, но исчезали, когда он останавливался.

Статичными периодами были те времена, когда Божий народ уставал от борьбы и искал жизни покойной и безопасной. А затем следовали попытки сохранить то, что было достигнуто в минувшие светлые времена, когда сила Божья еще действовала в их среде.

Библейская история изобилует такими примерами. Авраам вышел в свое великое путешествие веры, и вместе с ним шел Бог. Результатом этого были откровения Богоявления, дар Палестины, заветы и обетования богатых благословений. Затем Израиль перешел жить в Египет, и чудеса прекратились на четыре сотни лет. К концу этого времени Моисей откликнулся на призыв Божий и пошел, чтобы бросить вызов притеснителю. Вихрь силы сопровождал этот вызов, и вскоре Израиль начал свой Исход. До тех пор, пока у них было дерзновение идти, Бог посылал Свои чудеса, чтобы сделать ясным их путь. Но как только они успокаивались, подобно целинному полю, Он отнимал от них Свои благословения и ожидал, пока они снова пробудятся, чтобы иметь в своем распоряжении Его силу.

Этот краткий обзор истории Израиля справедлив также и для церкви. До тех пор, пока христиане «шли и проповедовали всюду», Господь им содействовал, «сопровождая слово последующими знамениями». Но когда они уходили в монастыри или увлекались строительством величественных храмов, помощь Божья удалялась, пока не появлялся Лютер или Веслей (Уэсли), чтобы снова бросить вызов аду. И тогда снова, как и прежде, Бог неизменно изливал Свою силу.

Этот духовный закон действует в каждом миссионерском обществе, в каждой поместной церкви и в отдельном верующем. Бог действует до тех пор, пока Его народ стремится жить свято и дерзновенно; Он удаляется, когда народ не имеет нужды в Его помощи. Как только мы начинаем искать покровительство в стороне от Бога, мы находим собственную гибель. Если мы станем возводить крепостные стены из материальных пожертвований, правил и постановлений, престижа разных органов по выполнению наших обязательств, — то в нашу среду неизбежно вползет паралич, тот самый, который заканчивается только смертью.

Сила Божья приходит только там, где прошел плуг, и проявляется в церкви лишь тогда, когда она делает то, что позволяет проявиться этой силе. Под словом «делает» я не подразумеваю просто активность. В церкви и так достаточно бесплодной сутолоки, беготни и такой активности, которая очень тщательно следит за тем, чтобы целинная почва осталась в ней, в основном, нетронутой. Церковь старается проявлять активность в строго очерченных рамках, обеспечивающих ей полную сохранность. В этом причина ее бесплодия; она сохраняется невредимой, но остается целиной.

Посмотрим сегодня вокруг себя, и мы увидим, где именно проявляются чудеса силы Божьей. Чудес не бывает в той семинарии, где каждая мысль заранее приготовлена для студента так, чтобы он воспринял ее безболезненно и из вторых рук. Чудес не бывает в религиозном институте, где традиция и обычай уже давно сделали веру ненужной. Чудес не бывает в старинном храме, где мемориальные таблички, висящие поверх украшений, молчаливо свидетельствуют о бывшей здесь славе. Но чудеса силы Божьей неизменно проявляются там, где дерзновенная вера борясь продвигается вперед, наперекор безнадежно неблагоприятным обстоятельствам; именно здесь Бог посылает «помощь из святилища».

Многолетнее сотрудничество с миссионерским обществом позволило мне заметить, что сила Божья всегда парила над нашими границами. Чудеса сопровождали наше продвижение вперед и исчезали, как только мы позволяли себе почувствовать удовлетворенность и прекращали движение. Понятие о силе не спасает духовное движение от бесплодия. Должно быть еще действие силы.

Эта истина особенно применима к поместной церкви и к личности христианина. Посмотрим на церковь, где обильный плод когда-то был постоянным и ожидаемым, но теперь его мало или вовсе нет и действие силы Божьей, кажется, приостановилось. В чем причина? Ни Бог, ни Его предопределение для церкви не изменились даже в малейшей мере. Очевидно, изменилась сама церковь.

Небольшая самопроверка показывает нам, как церковь и ее члены превращаются в праздную целину. Раньше они жили в тревогах и переживаниях, но теперь стали искать более легкий образ жизни. Они удовлетворены тем, что у них есть достаточно денег для оплаты всех расходов и достаточное число членов, чтобы быть уверенными за свое будущее. Члены такой церкви заботятся о своем спокойствии, а не о водительстве в духовной битве. Церковь из армии превратилась в школу. Ее члены теперь не воины, а студенты. Они изучают опыт других, вместо того, чтобы искать собственный новый опыт.

Единственный путь к силе для такой церкви — выйти из своего укрытия и снова стать на трудный, но благословенный путь послушания. Покой церкви — самый заклятый ее враг. Церковь, боящаяся плуга, подписывает собственную эпитафию; церковь, употребляющая плуг, идет по пути возрождения.

 

Вестник истины, 1, 1990

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: