Как понимать: «вы не под законом…»

В категориях: Трудные места


Галатам 5, 18

И. П. Плетт

Почему Бог дал народу Израильскому закон, который впоследствии Им же был упразднен? Ведь Бог знал, что законом не оправдается никакая плоть (Рим. 3, 20).

Для того чтобы более полно уяснить эту истину, вспомним происшедшее в Едемском саду: "Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили" (Рим. 5, 12). Бог предупредил Адама, что он умрет, если вкусит от дерева познания добра и зла, а дьявол убеждал: "Нет, не умрете!" Человек усомнился в правоте Божьего предостережения и поверил дьяволу, — так совершилось первое зло. Человек сознательно сделал шаг в сторону от Бога и пошел на сближение с дьяволом. Духовно он умер и был изгнан из рая.

Но Господь не желает гибели Своего творения. В премудром плане Он положил спасти его. Но для этого нужно, чтобы человек поверил Богу, то есть исправил то, что послужило к падению. Только через веру Бог возрождает человека и он снова становится духовно живым.

Бог предложил Аврааму встать от родства своего и пойти в землю, которую Он укажет ему. Бог обещал благословить его в новой земле и отдать ее в наследство ему и всем многочисленным потомкам его. Бог исполнил обещанное: "В тебе благословятся все народы". Авраам стал отцом всех верующих. "Итак верующие благословляются с верным Авраамом..." (Гал. 3, 8—9). Как видим, обетование жизни вечной имеют только верующие, но чтобы обрести дарованное Богом спасение — нужна вера.

Бог наделил человека свободной волей. Никто не может лишить его права личного выбора. В Едемском саду первый человек прельстился предложением дьявола: быть подобным Богу. То есть избрал самостоятельность, оставил за собой право делать то или иное. А это как раз то, что мешает Богу действовать в человеке во благо ему. Необходимо, чтобы человек добровольно отрекся от избранной им самостоятельности и понял, что сам он неспособен достичь праведности, которая дает право жить с Богом и здесь и в вечности. Этой необходимой школой познания самого себя и послужил человеку закон, данный Богом через величайшего мужа веры — Моисея.

Духовно мертвый, разлученный с Богом и не осознающий своего истинного положения человек надеялся через исполнение предписаний закона восстановить потерянное в Едемском саду общение с Богом. Но не смог. Для этого нужен был Христос, Сын Божий, с Его умилостивительной жертвой за грех.

Итак, закон показывает человеку его неспособность жить свято и в прообразах открывает, что спасение возможно только во Христе.

С плотским человеком, который был порабощен вещественным началам мира (Гал. 4, 3), — Бог мог говорить не иначе, как через материальные знаки закона, которые предписывали: где, как и в какое время служить Богу.

Важно обратить внимание на то, как Бог давал человеку закон. Вокруг горы Синай, на которую сошел Господь, была проведена черта, переступить которую никто не смел. Ни человек, ни животное не имели права приблизиться к Богу. Вся обстановка подтверждала: человек разделен с Богом. Бог сошел в густом облаке, люди не видели Его. Гора горела, дымилась и сильно колебалась. При таких обстоятельствах Бог дал Моисею десять заповедей, которые составляют ядро закона.

Для неверующего человека — Бог подобен верховному полицейскому , следящему за порядком на земле. Закон не изменил это положение. Вход во святилище, где обитал Бог, был запрещен. Во святое, первое отделение скинии, входили только священники. (Они служат прообразом христиан Нового Завета, которые являются царственным священством — 1 Петр. 2, 9.) А во святое-святых однажды в год с жертвенной кровью входил только первосвященник. (Он служит прообразом Иисуса Христа — Евр. 3, 1; 9, 7.)

Когда Христос умер на Голгофе, завеса в храме, закрывающая доступ к Богу, разорвалась сверху донизу, потому что Христос — конец закона (Рим. 10, 4). Теперь мы имеем дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам чрез завесу, то есть, плоть Свою..." (Евр. 10, 19—20).

Через Христа открылась возможность общения всех людей с Богом. То есть отныне — один Господь и для Израильтян, которым был дан закон, и для язычников, прежде не знавших живого Бога.

Плотской человек не имеет общения с Богом. Но когда по благодати Божьей мы умертвим плотское начало, освободимся от него, тогда вступает в силу духовная жизнь. А где начинается жизнь по духу, там нет места для закона, потому что, повторяю, закон имеет дело с плотским человеком.

Уже несколько раз я повторял мысль, что закон дан плотскому человеку. Есть ли этому основание в Слове Божьем? — Конечно.

Во-первых, из приведенного выше места Писания — Гал. 5, 18— ясно, что закон существует для плотского человека.

Во-вторых, из послания Галатам узнаем, что верующие этой церкви, приняв однажды благодать Христову, возвратились к закону. Апостол Павел сожалеет об этом: "...Закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокорных, нечестивых и грешников..." (1 Тим. 1, 9).

Как видим, закон относился к плоти, поэтому и праведность от закона — самоправедность. Но нам, детям Нового Завета, необходимо "...найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая чрез веру во Христа, с праведностью от Бога по вере..." (Фил. 3, 9).

Итак, закон был бессилен довести человека до праведности, потому что его предписания касались плоти. Таким образом, закон убеждал человека, что он не способен обрести необходимую святость, но может быть спасен только Кем-то другим и нуждается в Спасителе, Который есть Христос Иисус. "Закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою..." (Гал. 3, 24).

Христос всегда подчеркивал, что хотя Он и Иудей по плоти, но составляет один народ с теми, кто от истины, кто слушает голоса Его. Иисус всегда утверждал превосходство духа над плотью, а дух национальности не имеет.

Очень важно, чтобы наше понимание вопросов веры освободилось от материального, плотского давления, которое не дает подняться к разумению духовных принципов. Пока наши мысли порабощены вещественным началам, нас интересуют несущественные вопросы: "Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме". Господь пришел на землю не для того, чтобы назначить место поклонения Богу. Это предписывал закон, согласно которому каждый Израильтянин обязан был три раза в год приходить на место, указанное Богом, чтобы только там, на единственном жертвеннике приносить жертвы Господу.

Есть такие рассуждения: поскольку делами закона достичь оправдания невозможно и человек неспособен исполнить своими силами закон — вместо нас его исполнить может Своей силой Христос. Мы получили оправдание даром, по благодати, и живем уже не своими силами: в нас действует Господь, а Он исполнил закон в Своей земной жизни. Он — пример для нас, и мы должны поступать, как Он.

Верно ли такое суждение?

Христос по плоти "...родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление" (Гал. 4, 4—5). Израильский народ был связан законом, и, чтобы искупить его, Христос должен был соединиться с ним и взять на Себя то, что они заслуживали: закон требовал смерти за совершенные грехи. И Христос умер за грехи и за все нарушения закона подзаконными. Если бы Христос не исполнил закона, то не смог искупить находящихся под законом. Со смертью Христа закон исчерпал свои права на Него, потому что Он удовлетворил требование закона — умер на кресте!

Спасение Христово заключается в том, что вместе с Ним и мы умираем для плотской жизни и воскресаем для духовной. "Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни" (Рим. 6, 4). Мы соединены с воскресшим Христом, Который уже не под законом, а, следовательно, с Ним не под законом уже и мы.

Важно заметить, что Христос пришел помочь людям не исполнить закон, а освободиться от него. Когда уверовавших во Христа язычников Иудеи принуждали исполнять закон, Апостол Петр обличал: "Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они" (Д. Ап. 15, 10—11).

Чтобы понять слова: "искушаете Бога", вспомним Господа нашего в пустыне. Дьявол хотел, чтобы Иисус бросился с крыла храма вниз в надежде, что Бог сохранит Ему жизнь — ангелы понесут Его на руках. Если бы Христос совершил это, то Бог должен был выполнить то, в чем нуждался Христос. То есть Христос искушал Бога участвовать в неугодном Ему деле. Христос ответил дьяволу: "Не искушай Господа Бога твоего".

Заставлял язычников соблюдать закон, Иудеи тем самым искушали Бога, то есть вовлекали в дело, которое не исходило от Него. Поэтому пресвитеры и Апостолы в Иерусалиме постановили, что обрезываться и исполнять закон Моисеев язычникам не надо.

Мы соединены с воскресшим Христом, а Ему закон не дан. Во-первых, сказано, что закон дан только до времени пришествия семени, то есть Иисуса Христа. Значит, с приходом Христа действие закона прекращается.

Во-вторых, закон преподан рукой посредника. А посредник бывает только между двумя личностями. При одном посредника не может быть. А Бог один! Бог Отец, Сын и Дух Святой — это Бог единый. Посредника между Богом и Сыном Его быть не может. Бог дал закон только людям, которые разделены с Ним. Став человеком, Иисус подчинился закону, но закон дан не Ему. Со смертью на кресте действие закона исчерпалось. Когда мы соединяемся со Христом в смерти и воскресении Его, то становимся едины с Ним, становимся причастниками Христу (Евр. 3, 14). Между нами и Христом посредника нет. Он глава, а мы члены тела Его. Поэтому закон, данный рукой посредника, не относится к нам. Он предназначен людям, разделенным с Богом. Что же касается исполнения закона Христом, то здесь нельзя оправдаться тем, что мы призваны идти по следам Его. Существуют определенные моменты в жизни Христа, которые никогда не станут нашим уделом. Например: Он страданиями и смертью искупил грех человечества. Это мы сделать не можем; Христос был обрезан (Лук. 2, 21), а нас Писание строго предупреждает: "...если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа" (Гал. 5, 2).

Обрезание — символ подзаконности, и тот, кто настаивал на этом, должен был исполнить весь закон (Гал. 5,3), а это не под силу никому.

Обрезание — это операция на плоти, но не умерщвление ее. Это характерно для закона. Христос умер в плоти человеческой, и мы через крещение соединяемся с Ним в смерти Его. Крещение заменило обрезание. Операция на плоти заменена погребением ее. Закон только укрощал плоть; благодать же упразднила ее и проявляется во всей силе только после ее смерти.

 

Вестник истины, 3 (107). 1989

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: