Мы, христиане, стали хуже, чем были в те времена, когда боролись за свободу

В категориях: Движение все – но цель еще лучше


О Восточной Европе, войне и бойкотах – интервью с Кшиштофом Занусси

- После процессов, начало которых связывают обычно с падением Берлинской стены, у христиан Центральной и Восточной Европы возникло больше возможностей для проповеди веры в обществах, в которых они живут, и утверждения в них христианских ценностей. Насколько эта миссия, на ваш взгляд, была успешной?

— Это очень трудно оценить, потому что нам придется проводить сравнение с чем-то гипотетическим. Всегда можно сказать, что могло бы быть лучше, и всегда можно сказать, что могло бы быть хуже.

Я думаю, что в ряде случаев – по крайней мере, в моей стране, в Польше – нам это не удалось. Мы, христиане, стали хуже, чем были в те времена, когда боролись за свободу. Тогда было легче выбрать между добром и злом в ситуации полярного противостояния, а сегодня перед нами вместо "нуля" и "единицы" простирается длинная шкала компромиссов и полутонов. Оказалось, что часть наших братьев, наших единоверцев окопалась на позициях "малой веры", которые выглядят как фундаментализм, поскольку фундаментализм это как раз и есть "малая вера", которая придирается к мелочам, вещам внешним, формальным, и отравляет сущность любви, которая требует совсем других решений.

И я сейчас знаю христиан, которые излучают ненависть, хотя Евангелие призывает любить ближнего, причем не только друзей своих, но и врагов, и подставлять другую щеку, на что некоторые христиане уже просто не способны.

Социологи – вполне нейтральные, светские, – обнаружили в Польше следующую закономерность: там, где люди чаще ходят в храм, участвуют в литургии и общинной жизни, они также более активно участвуют в выборах и социальных процессах. Это можно записать со знаком "плюс", потому что в Польше демократия лучше развивается там, где крепче христианство. Кроме того, там более высокий моральный уровень, поскольку люди показывают ближнему пример того, как можно жить и не красть, смиренно трудиться, следовать призванию, посвящать время и силы другим людям. Публичная жизнь активнее там, где в ней участвует больше убежденных христиан.

- Однако убежденным христианам все труднее свидетельствовать о своей вере.

— Святой папа Иоанн Павел II говорил о "культуре смерти", подразумевая, прежде всего, угрозу всему человеческому роду через самоуничтожение. И христиане призваны с такой "культурой смерти" бороться – во времена, когда общество распадается, когда в условиях так называемой толерантности зло имеет преимущество над добром… Христиане в публичной сфере должны настаивать на том, чтобы она строилась в соответствии с их убеждениями, однако должны также понимать, что сегодня силой ничего навязывать нельзя.

Я много путешествую и вижу, что в ряде случаев христиане ведут себя малодушно. Летая самолетами компании British Airways, я с сожалением осознаю, что стюардессам-христианкам там запрещено ношение крестов, в то время как для мусульман или сикхов подобных запретов на ношение их религиозных символов нет. Видимо, мусульмане и сикхи в Великобритании тверже отстаивают свои права, чем христиане, у которых не получается ясно о них заявлять и защищать свою идентичность, на что они имеют право, как и любая другая религиозная община.

- В одном из интервью вы рассказывали, как в детстве попали под бомбежку. На востоке Украины сейчас свистят пули и падают бомбы. Почему это стало возможным в Европе в XXI веке?

— Вспомним, что до недавнего времени трагические военные конфликты возникали на Балканах. Похоже, что Центральная и Восточная Европа еще не дозрела до того, до чего уже дозрела Европа Западная, где уже невозможно себе представить, чтобы шотландцы воевали с англичанами, если захотят от них отделиться. От насильственных методов достижения своих целей отказались уже баски и ирландцы… Сознание недопустимости войны в развитых странах достигло такого уровня, когда в состоянии ее предотвратить.

То есть надо ясно осознавать, что насилие есть зло и никогда не остается безнаказанным. Поэтому способ разрешения конфликта на Украине был и остается для меня достойным порицания.

- Один из известных польских актеров отказался приехать в Россию в знак протеста против ее позиции по отношению к событиям на Украине. Поддерживаете ли вы такую форму протеста?

— Я бы не хотел оценивать своего коллегу, поскольку поступая по совести в своей ситуации он, возможно, был прав.

Но вместе с тем я, со своей стороны, глубоко убежден, что диалог — даже в самой тяжелой политической ситуации — должен продолжаться, особенно в сфере культуры. И простые люди, и мы – писатели, художники, артисты, режиссеры – должны общаться во имя умиротворения конфликта, каким бы жестоким он ни был. Бойкот здесь не имеет смысла.

Моя позиция не всегда встречает понимание и в России, и особенно в Польше, где меня критикуют и осуждают, но я готов пережить этот шквал критики и намерен часто приезжать в Россию.

Однако это не значит, что я принимаю и поддерживаю все, что происходит в России, это абсолютно фальшивая, тенденциозная интерпретация моих визитов. Я не хочу, чтобы меня использовали инструментально, и надеюсь, что этого не происходит. Пока у меня не было ощущения, что мои слова искажаются российскими журналистами или подвергаются цензуре, что они хотят мной манипулировать.

 

Известный польский кинорежиссер и драматург Кшиштоф Занусси 17 июня отметил свое 75-летие.

http://ria.ru/religion/20140710/1015158631.html#ixzz3CWgM5jfJ

 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: