Об автономии баптистских церквей

В категориях: Общество, Церковь и власть


Найджел Райт

Как часто бывает, ответом на этот вопрос может быть и «да» и «нет». Можно сразу же ответить: «Нет», думая о том, что желание человека быть независимым от Бога лежит в сердце человеческой греховности. Если под «автономией», самоуправлением, мы подразумеваем, что люди могут или должны управлять своей жизнью, не ссылаясь ни на какие авторитеты, кроме самих себя, тогда это слово следует отвергнуть. Верующие-баптисты, однако, всегда верили, до сих пор верят и, по милости Божьей, всегда будут верить, что они существуют под господством Христа, и это господство приводит их к свободе.

Иисус Христос является Главой церкви, существующей в подчинении, основанном на любви к Нему (Бф.1:22-23, 5:23; Кол.1:18). Именно здесь мы и можем произнести наше «да». Благодаря господству Христа и передаче Его мыслей и воли через Писания и благодаря общинам, которые собираются вокруг Него и встречаются во имя Его, мы способны сказать, что общины облечены силой различать и исполнять Его волю (1Кор.2:6-16). Декларация Принципа Баптистского Союза Великобритании начинается с утверждения, «что наш Господь Иисус Христос, воплощённый Бог, есть единственный и абсолютный авторитет во всех вопросах веры и практики как открывшийся в Святом Писании», и только затем продолжает, «что каждая церковь имеет свободу, под руководством Духа, интерпретировать и распределять Его законы».

Христос освобождает нас для божественного и ответственного самоуправления под Его приоритетным руководством.

На самом деле теологически мы можем понимать автономию поместной церкви как свободу разделения господства Христа. Если Христос, согласно традиционной формулировке, является нашим Пророком, Священником и Царем и если мы способны говорить о «священстве всех верующих», которое мы разделяем в Нём, тогда мы можем говорить и о «пророчествовании всех верующих» (Деян.2:16-18), и о «царствовании всех верующих» (1Пет.2:9-10). Фундаментальный текст здесь — Мф.18:18-20:

«Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе. Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

Стоит прояснить логику этого отрывка. Где двое или трое собраны во имя Иисуса, Он присутствует там. Разумеется, Христос всегда присутствует везде. Но там, где есть явное намерение собраться во имя Его, т.е. очевидное исповедание Его сущности, там есть дополнительное качество и глубина Его присутствия. Он обитает посреди нас. И необходимо наличие всего двух или трех, а не кворум десяти, как в еврейской синагоге, — всего двух-трех верующих, мужчин или женщин. Собираясь таким образом, мы получаем способность от присутствия Христа связывать и разрешать, интерпретировать и управлять местами Писания в контексте.

Там, где мы обладаем силой духовного соглашения в нашем прошении к Богу, Отец даст просимое. Но эти слова установлены, чтобы установить, что мы могли бы описать, как фундаментальную компетенцию церкви Иисуса Христа, ее свободу и способность различать и исполнять волю Бога для своей жизни.

Следует признать, что это — удивительные слова, утверждающие поместное собрание верующих, собрание людей, исповедующих Христа, собранной и собирающейся церкви как изначальной единицы в рамках выражения глобального христианства. Неудивительно, что это понимание церкви известно как «конгрегационализм» из-за высокой позиции, отдаваемой им поместной христианской конгрегации в целях Божьих. Здесь находится авторитет церкви. Конгрегационное видение является фундаментально важным для баптистской сущности. Благодаря тому, что верующие участвуют в жизни Отца через Сына посредством Духа, и благодаря тому, что, когда они собираются во имя Его, Христос присутствует посреди них, каждое поместное собрание компетентно управлять своими делами, различая ум Христов.

В этом смысле каждое собрание имеет власть делать то, что необходимо для его собственного существования. Этот способ мышления предполагает, что, совсем не сосредоточиваясь на иерархии священников, власть и сила разбрасываются по всему телу Христову, являясь общей собственностью всей церкви. В словах Лондонского Исповедания 1644 г., статья 36, некоторые из наших предшественников признавали, что, соединяясь таким образом, каждая церковь имеет власть, данную Христом, для своего лучшего существования самой выбирать людей на позиции пасторов, учителей, пресвитеров, дьяконов, соответствующих Слову Божьему, как поставленных Христом Своим Заветом для того, чтобы питать, управлять, служить и созидать Его Церковь, и никто другой не имеет права учреждать их или кого-либо еще.

Или, выражаясь заключительными словами современного богослова Мирослава Вульфа, я оспариваю тот факт, что присутствие Христа, которое составляет церковь, распространяется не только через рукоположенных служителей, но и через все собрание, что все собрание функционирует как материнская церковь по отношению к детям, рожденным от Духа Святого и что все собрание призвано к служению и к принятию решений о руководящих ролях... Традиционно экклесиология церкви верующих защищала как волюнтаризм, так и эгалитаризм — волюнтаризм в смысле, что некорпоративный поступок является «одинаково преднамеренным со стороны кандидата и общины», и эгалитаризм в смысле, что ответственность за жизнь внутри общины в конечном итоге лежит на широких плечах всей общины . Коротко говоря, это то, что мы подразумеваем под автономией поместной церкви, или конгрегационным порядком церквей. Чтобы понять этот порядок более точно, мы можем противопоставить его способам охвата церкви другими деноминациями.

 

АВТОНОМИЯ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ. Материалы первого Симпозиума «Взаимоотношения поместной церкви и Союза» 6-7 декабря 2007

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: