Сегодня контроль за коррупцией налажен гораздо лучше на верхнем уровне власти, чем на местах

В категориях: Падая и поднимаясь


Из интервью «Российской газеты» с Сергеем Ивановым

В планах борьбы с коррупцией мы планируем совершенствовать систему деклараций о доходах и расходах чиновников. Жизнь не стоит на месте, и мы сами по мере продвижения вперед видим определенные недостатки. Кардинальных перемен не будет, частичные корректировки будут.

На сегодняшний день почти полтора миллиона государственных и муниципальных служащих предоставляют сведения об имуществе, доходах, а теперь и о расходах, как вы знаете. Это огромный массив данных, которые, конечно, нужно проверять. Но администрация президента никогда не ставила цели проверить все. Это просто невозможно. Мы проверяем, как говорится, серьезных людей.

Сразу же скажу, что неприкасаемых у нас нет. И недавние увольнения двух губернаторов по утрате доверия - это, в частности, работа проверяющих органов администрации президента. То, что мы выявили явный, открытый конфликт интересов, когда служебное положение использовалось для решения своих проблем и проблем членов семей, это факт. Об этом было доложено президенту, последовали соответствующие решения. Уголовное преследование за этим последовать может, но хочу подчеркнуть, оно не обязательно должно быть, это уже дело правоохранительных органов.

В прошлом году из проверенных администрацией деклараций мы установили 17 тысяч случаев подачи недостоверных сведений. Это не значит, что во всех 17 тысячах было намеренное, сознательное искажение или попытка что-то спрятать. Большинство случаев по невнимательности или незнанию. Например: человек в течение отчетного года продал машину, купил новую. Дело житейское. Но он забыл указать сумму дохода от проданной машины. Решил, что это само собой: на новую истратил больше, чем получил за старую, дохода вроде и нет. В этом смысле надо учить людей, заставлять их привыкать к мысли, что если твоя должность предусматривает подачу декларации, ты и члены твоей семьи должны быть супервнимательны. Тем не менее из этих 17 тысяч 251 случай был признан серьезным. Соответствующие чиновники уволены. 2700 гражданам было отказано в замещении государственных должностей, поскольку перед замещением должности мы требуем декларацию и проверяем ее. Можете называть это профилактикой.

Теперь о том, что будет нового. В следующем году, отчитываясь за год текущий, чиновники впервые будут предоставлять информацию о движении денежных средств по счетам в кредитных организациях, если сумма поступлений на счет превышает доход чиновника и членов его семьи за последние три года. Раньше этого не было. Кроме того, сокращен до одного месяца срок уточнения сведений об имуществе. Практика показала, что существовавший ранее срок три месяца иногда использовался для злоупотреблений, для сокрытия имущества. Так что будет меньше времени и поводов жульничать. Еще одна корректировка: раньше надо было показывать только тот расход, сумма которого превышает трехлетний заработок чиновника и членов его семьи. Таких покупок в декларациях отражено было очень мало. Теперь надо будет показывать не одну покупку, а общую сумму сделок за год, если она превышает трехлетний доход. Раньше ведь дробили сделки, это тоже известно. В процессе обсуждения еще ряд вопросов.

Понятно, что борьба с коррупцией процесс, который не имеет однозначного финала и еще никому не удавалось ее победить. Но доживем ли мы когда-нибудь до жестких стандартов сродни североевропейским, где министры уходят в отставку из-за того, что оплачивают служебной кредитной картой личные расходы?

Сергей Иванов: Вы опять о чиновниках. Я не говорю, что они святые. Но как раз чиновников мы пытаемся контролировать целым набором мер, и в отдельных случаях это уже приносит результаты. Понимаю, что рискую вызвать гнев, но тем не менее основная коррупция сейчас не в среде чиновников. И даже если говорить о них, не на верхнем уровне. Она ниже - в муниципалитетах, в регионах. Самое главное: у нас огромный объем бытовой коррупции и коррупции в сфере предпринимательства. Но эта сфера не контролируется и не регулируется администрацией президента. Усилиями только законов, увещеваний, какими-то директивными методами коррупцию вообще невозможно победить. Это должно, как говорили классики, овладеть сознанием масс. Любой человек должен понимать, что подношение врачу или учителю - это тоже коррупционное деяние. И со Швецией нас нельзя сравнивать в том числе и поэтому. На все нужно время.

 

"Российская газета", 22.09.2014 - Федеральный выпуск №6487 (215)


 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: